Пользовательский поиск

Книга Фракс и гонки колесниц. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

Первым делом я сказал им, что нам следует мобилизовать Макри. Мне вовсе не улыбалось в одиночку тащить по городу эту троицу. Кто знает, что может произойти. Кроме того, мне страшно хотелось поглядеть на физиономию Макри, когда та увидит, что ведет на буксире орка. После того, как она прикончит его на месте, мы успеем смыться из города. По крайней мере тогда мы сбежим и от дождя.

- Это ты во всем виноват, - заявил я орку, когда мы вышли на улицу.

- А в чем ты видишь мою вину?

- В дожде. Это вы, орки, наслали на нас проклятие.

- Орков дожди не беспокоят.

- Только потому, что все вы - тупицы, - сказал я.

Оскорбление получилось довольно убогим. Если бы я перед тем как высказаться принял пару-тройку кружек пива, то наверняка родил бы что-нибудь похлеще.

ГЛАВА 16

Дождь лил, не переставая. На улицах города глубина потока была больше фута, а в некоторых местах нашего благословенного округа Двенадцати морей можно было передвигаться только на плотах. Часть жителей пришлось эвакуировать, и множество обывателей - больных, несчастных и голодных - уныло ежились в помещениях складов и пакгаузов. Смертность от случайного утопления достигла пика за всю историю Турая, а в некоторых особенно неблагополучных районах города люди начинали умирать от недостатка пищи.

Словом, страдали все. Даже совершенная дренажная система округа Тамлин перестала справляться с потоками воды, и сады богачей превратились в болота. Все молились об окончании потопа, и на сей раз даже я присоединил свой голос к голосу Церкви. Если дожди не прекратятся, Мемориал Тураса отменят. Гонки должны были начаться через два дня, но ни одна квадрига не сможет выступить на размытой водой дорожке.

Мы являли собой довольно странное зрелище: один пузатый детектив и три таинственные фигуры со скрытыми капюшонами лицами. Мелия шла между Лотланом и Азгизом, дабы предотвратить свару, которые те вполне могли затеять, забыв о своей высокой миссии. Лотлан уже успел заметить, что ему тошно ходить по одной улице с орком, на что Азгиз заметил, что лично он готов корчиться в пламени своего оркского ада, лишь бы не иметь дела с паршивым эльфом. Что касается меня, то я старался вести себя прилично, поскольку Мелия сказала, что не пустит меня на стадион, если я посмею затеять склоку.

Когда мы вошли в мою контору, Макри снова рылась под кушеткой.

- Я искала… - начала она.

- Забудь об этом. Ты мне нужна.

- Для чего?

- Мы отправляемся на поиски молитвенного коврика. Насколько я знаю, с Мелией Неподкупной ты знакома. Позволь мне представить тебе эльфа Лотлана и орка Азгиза. Не надо поднимать шум. На это у нас нет времени.

Орк и эльф откинули капюшоны, и моя подруга потеряла дар речи.

- Ты, наверное, шутишь, - сказала она, немного придя в себя.

Эльф с подозрением взирал на Макри, а Азгиз, напротив, приветствовал её почти дружески.

- Я видел вас на арене, - сказал личный телохранитель лорда Резаза Мясника и, обращаясь ко мне, пояснил: - Эта женщина считается лучшим гладиатором за всю историю нашей страны. Она ушла с арены непобежденной. - Произнеся эти слова, орк отвесил Макри глубокий поклон.

Макри не знала, как ответить на этот комплимент, и поэтому, обратившись к более знакомой ей материи, побежала в свою комнату за оружием.

Тонкие чувства эльфа позволили Лотлану точно определить родословную Макри.

- Эльф, орк и человек одновременно, - довольно кисло произнес он. - Наука считает подобное сочетание невозможным.

- Да, - сказал я, - наша Макри - одно из чудес природы.

Макри вскоре вернулась, и вид её мог кому угодно внушить почтение. На её бедрах висели два меча, на особой перевязи болталась боевая секира, из-за пояса и голенищ сапог торчали рукояти кинжалов, а с шеи свисал мешок с метательными звездочками.

- Что ты делала под моей кушеткой? - спросил я, когда мы вышли на залитую грязью улицу.

- Мне нужны деньги.

- Неужели в вашем курсе этики ничего не говорят об обыкновенной морали?

- Ладно, забудем. Как тебе пришло в голову тащить орка в “Секиру мщения”?

Я подробно рассказал ей об исторической встрече на вилле у Мелии.

- Возмутительно! Теперь я уж точно заставлю Цицерия устроить меня в Имперский университет. Ты не знаешь, почему этот глупый эльф на меня так странно пялился?

- Потому, что он глупый. Но орк по крайней мере проявил вежливость. Сказал, что ты непревзойденный боец.

На физиономии Макри появилась недовольная гримаса: моей подруге не доставила никакой радости встреча с существом, видевшим её подвиги на арене. Он возвращал её память к трудным дням рабства.

Вскоре мы добрались до храма Святого Волиния.

- Мне удалось проследить коврик до жилища понтифекса, - пояснил я.

- Ну и что же будем делать теперь? - поинтересовалась Мелия Неподкупная.

Пришлось признаться, что на её вопрос у меня нет ответа.

- Так зачем же ты притащил нас сюда?

- А куда ещё мне вас тащить? - возмутился я. - Разве я утверждал когда-нибудь, что знаю местонахождение коврика? Это Цицерий да ты предложили, чтобы мы выступили объединенным отрядом на его поиски. Дом понтифекса - последнее место, где обретался проклятый коврик. Вот и приступайте.

Мелия бросила на эльфа вопросительный взгляд.

- Боюсь, я не совсем понимаю, в чем состоят функции детектива, - сухо произнес Лотлан и принялся втягивать носом воздух, вынюхивая принадлежавший оркам артефакт. - Бесполезно… - сказал он, покачивая головой. - Ничего не могу уловить. Здесь слишком сильно пахнет орками. - С этими словами он многозначительно посмотрел на Азгиза.

- Вонь от этого эльфа забивает мне ноздри, - не остался в долгу Азгиз.

- Помолчите! - приказала Мелия Неподкупная и надолго замолчала. Откуда-то издали до нас докатился раскат грома. На город надвигалась очередная гроза. - Сюда, - сказала она наконец и двинулась в направлении порта.

Я зашагал следом за ней, а рядом со мной тащилась Макри.

- Знаешь, Фракс, это самое гнусное дело из всех, в которые ты ухитрялся меня втянуть.

Я предложил спутникам приложиться к моей фляге с кли. Согласилась выпить лишь Макри. Мелия с эльфом с одного бока и орком с другого решительно двигалась через грязь, а мы с Макри волочились за ними. Я строго-настрого приказал ей выкинуть все мысли о нападении на Азгиза. Оставалось лишь надеяться, что девица сможет удержаться от соблазна.

- Мелия пригрозила не пустить меня на стадион, если я буду недостойно себя вести. Боюсь, что волшебница меня не пугает, а говорит вполне серьезно. Скажи, Макри, разве может человек, влипший в подобную переделку, полностью сосредоточиться на предстоящих бегах? - Я отпил немного кли и продолжил, развивая тему: - Мало того, что у меня нет возможности думать о бегах, половина города занята тем, чтобы сфальсифицировать их результаты. Какой стыд! Некоторые вещи или события должны быть для нас священны, и вмешиваться в них аморально. К таким событиям я отношу и Мемориал Тураса. В годы моей молодости никому и в голову не могла прийти грязная мыслишка повлиять на результаты заезда. Знаешь, что я тебе скажу, Макри, - все идет вразнос. Если я учую обман, я немедленно отправлюсь к консулу, расскажу ему, что происходит, и потребую, чтобы он без проволочек созвал чрезвычайную сессию сената.

Макри обратила на меня почтительный взгляд и сказала:

- Никогда раньше, Фракс, я не слышала от тебя столь прекрасных речей.

- Да, в нашей жизни есть святыни, на защиту которых должен подняться каждый уважающий себя гражданин.

- Пиво, например. Или состязания квадриг.

- Перестань язвить. Пиво и бега создали меня таким, какой я есть, и я этим горжусь!

Мелия к тому времени вывела нас почти к самому порту или, вернее, к пакгаузам, расположенным к западу от пирса. Волшебница поинтересовалась у Лотлана, не чувствует ли тот что-нибудь. В ответ эльф покачал головой и неуверенно произнес:

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru