Пользовательский поиск

Книга Фракс и Эльфийские острова. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 10

Кол-во голосов: 0

- Ты все делал правильно, - сказала Макри. - Не понимаю, за что тебя сняли с соревнований. Драться - так драться.

После этого Макри поделилась со мной своим боевым опытом, который главным образом состоял в истреблении противников из числа орков. При этом все противники были значительно старше и тяжелее, нежели она. Эти приятные воспоминания её немного развеселили. Всякий разговор о разного рода драках всегда приводит мою подругу в прекрасное расположение духа. Думаю, что в ней говорит кровь орков. Она остается дикаркой, хотя и изучает ботанику.

ГЛАВА 10

Я рассчитывал начать день как можно раньше. Поскольку эльфы встают поздно, у меня появлялась возможность не торопясь и без помех осмотреть место преступления. Однако, к сожалению, усидев вместе с Каритом ещё одну бутылочку, мы принялись обмениваться рассказами о своих военных подвигах. За этим приятным занятием мы засиделись допоздна, и к тому времени, когда я проснулся, солнце уже стояло довольно высоко. Одним словом, утро для меня пропало.

- Я не хотел тебя беспокоить, - сказал Карит, когда я, давясь, глотал поздний завтрак. - Мне известно, какое значение граждане Турая придают утренней молитве.

- Да, религиозные обязанности меня частенько задерживают по утрам, - сообщил я, проглотив пару здоровенных кусков хлеба и запив их соком местного фрукта, название которого было мне неизвестно.

Затем я спросил Карита, знаком ли он с Горит-ар-Делом.

- Да, знаком, - ответил наш хозяин. - Но знакомство шапочное. Горит - лучник и живет в западной части острова, где растут деревья, пригодные для его ремесла.

- Ты не знаешь, с какой целью он мог слоняться рядом с Древом Хесуни и при этом проявлять враждебность?

Карит понятия не имел. Ничего плохого он о Горите не слышал, хотя до него доходили слухи о тех неприятностях, которые имели его родичи во время пребывания в Турае. Слово “неприятности” показалось мне слишком мягким, поскольку, как известно, оба родича Горита были убиты.

- Меня, Карит, интересует Древо Хесуни, - сказал я. - Предположим, что повредила его не Элит, и допустим, что это вовсе не было случайным актом вандализма. Если принять подобное допущение и согласиться, что для преступления имелся более серьезный мотив, то возникает вопрос - кто из эльфов мог от этого получить пользу.

- Никто.

- Ты в этом уверен? Макри сказала мне, что все жители Авулы имеют духовную связь с Древом, а жрецы с ним даже общаются.

- В некотором роде это так, - подтвердил слова Макри Карит. - Но общение совсем не такое, как между эльфами. Речь скорее должна идти об ауре жизни, которая существует вокруг Древа.

- А что, если на Авуле сейчас происходит нечто странное? Могло бы Древо сообщить об этом жрецу?

Мой вопрос заставил Карита улыбнуться.

- Не думаю, - сказал он. - Это совсем иной тип общения. - Став вдруг серьезным, он добавил: - Но какие-то взаимоотношения между ними существуют, и нельзя исключать, что жрец Древа узнал от него некоторые вещи, неизвестные другим эльфам.

- И это могло послужить мотивом для нанесения повреждения Древа и убийства его жреца, - заключил я. - Устранение нежелательных свидетелей, так сказать.

- Невозможно получить свидетельские показания от растения, - не скрывая скептицизма, заявила Макри. - Пусть это даже будет Древо Хесуни. Ты хватаешься за соломинку.

- Хорошо, пусть я хватаюсь за соломинку. Однако прошлым летом в Турае я беседовал с дельфинами и, будучи человеком без предрассудков, не могу исключать существования говорящих деревьев. А как насчет другой ветви этого семейства? Той, члены которой претендуют на пост Верховного жреца Древа?

- Да, действительно, есть ещё один претендент, - демонстрируя явное смущение, произнес Карит. - Зовут его Хит-ар-Ки. Спор о наследии ведется уже несколько веков. Мне кажется, что претензии Хита не очень обоснованны, но эта тема практически не обсуждается за пределами Совета старейшин.

- Почему?

- Любой разговор простых эльфов на тему жречества есть каланиф, и обсуждать это дозволяется лишь в узком кругу старейшин и среди членов семьи самих жрецов. Лишь они имеют право решать, кому быть жрецом Древа, и ни один эльф не смеет об этом даже высказываться.

Я уже успел прийти к выводу, что на Авуле слишком много вещей считается каланиф. Это создавало мне дополнительные трудности, особенно в связи с тем, что заместитель Консула запретил вашему покорному слуге нарушать табу эльфов. Я решил оставить эту скользкую тему.

Макри уже была готова отправиться в путь.

- Я ещё не видела Древесного дворца, - сказала она и тут же добавила: - Посмотри, как я выкрасила ногти на ногах.

- Леди Йестар будет просто потрясена. Ты намерена появиться перед ней в этой тунике?

- А что в ней особенного?

- Ничего особенного в ней нет. Она ничем не отличается от твоих других нарядов и прикрывает лишь небольшую часть твоих телес. Разве ты не обратила внимание на то, что здешние дамы прикрывают ноги? Может быть, ты позаимствуешь у наших хозяев какой-нибудь приличный местный наряд?

- Ни за что, - ответила она. - Знаменитый философ Саманатий учит: “Никогда не прикидывайся тем, кем ты не являешься на самом деле”.

- Саманатию я не доверяю.

- Но почему? Ты же его никогда не слышал.

- Насколько я понимаю, он учит бесплатно. Неужто он настолько плох, что не смеет содрать с вас пару-тройку гуранов?

- Твое невежество, Фракс, достигло новых высот, а ты пал в моих глазах так низко, как никогда. Кроме того, Йестар будет разочарована, если я предстану перед ней одетой как эльф. Исуас наверняка рассказала мамаше, с каким варваром она имеет дело.

Как бы подчеркивая последние слова, Макри прикрепила к спине ножны с парой мечей. Я приказал ей ни при каких обстоятельствах не обнажать меча орков. Темный металл, из которого выковано их оружие, сразу бросается в глаза, и нас запросто могут выкинуть с острова.

Карит проводил нас до дверей.

- Ты заметила, как он зевал во время завтрака? - спросил я у Макри, когда мы остались одни.

- Ты так вогнал его в сон россказнями о своих военных подвигах, что бедняга до утра не смог оправиться, - съязвила она.

- Карита не могли утомить мои рассказы! - возмутился я. - Совсем напротив, пребывание под крышей его дома столь выдающегося воина, как я, - большая для него честь. Если бы мы не стояли насмерть на стенах Турая, орков остановить не удалось бы. После нас настал бы черед Островов эльфов. И если говорить серьезно, то эльфы в долгу передо мной за то, что я спас их от орков.

- А я-то думала, что это эльфы явились вас спасать…

- Да, они оказали нам некоторую помощь, но мы справились бы и без них. Но я хотел сказать - до того, как ты со свойственной тебе грубостью меня прервала, - что утренняя зевота Карита, видимо, явилась следствием плохого сна ночью. Его мучили кошмары, как я полагаю. Поэтому, как только мы приблизимся к Древу Хесуни, смотри в оба. Попытаемся обнаружить, что могло вынудить благородное растение насылать на своих духовных детей дурные сновидения.

- Что это может быть?

- Откуда мне знать. Смотри внимательно. Ты здорово разбираешься в эльфах и можешь заметить то, что ускользнет от моего внимания.

Мы шагали по мосткам в направлении дворца. Даже на такой высоте растительность оставалась очень густой, а с вершин деревьев свисали лианы. Лишь изредка мы могли видеть внизу землю и пышно цветущие кусты. Между ветвей порхали яркие бабочки, а разнокалиберные птицы производили страшный гвалт. Время от времени мы замечали обезьян, которые, бросив на нас любопытствующий взгляд, тут же исчезали в зарослях. Макри следила за макаками с интересом, но я почему-то всегда недолюбливал этих созданий.

Над нашими головами был огромный синий купол неба. На Авуле уже стояла зима, но и зима в этих благословенных краях была теплой и приятной. Холодный сезон эльфов ничем не напоминал леденящий холод зимнего Турая. Мой родной город располагался гораздо севернее.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru