Пользовательский поиск

Книга Фракс и чародеи. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 21

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 21

Я прискакал назад на Ассамблею на почти загнанной лошади и в сопровождении неохотно согласившейся составить мне компанию дамы. Едва войдя в кабинет Цицерия, я понял, что Лисутарида категорически отказывается уезжать из города.

- С какой стати? Я никого не убивала.

- Даже если ты этого не совершила, Чарий докажет, что убийца - ты. Если не уедешь, то у властей не останется никакого выбора, кроме как привлечь тебя к суду.

- Кого ты имеешь в виду, говоря о “властях”? - ядовито глядя на консула, произнесла Лисутарида. - Ведь ты и есть власть. А я - глава Гильдии чародеев. Никто не посмеет изгнать меня из Турая!

Я вернулся на Ассамблею в сопровождении Хабали, жены Риксада. Именно из-за этой дамы мне пришлось проторчать столько неприятных часов на ужасающем морозе. Хотя я привез с собой сногсшибательные новости, влезть в разговор мне никак не удавалось. Из-за угрозы высылки Лисутарида вела себя покруче взбесившегося дракона.

- Неужели вы думаете, что я соглашусь уехать в разгар зимы? Вы можете лопнуть от злости, но другого места для жизни я искать не стану!

- Мы обеспечим тебе безбедное существование, - ласково произнес Цицерий.

- И начнем добиваться твоего возвращения, - добавил Калий.

- Ради блага нашего города ты должна на время удалиться, - вступила в дискуссию Тилюпас. - Это пойдет и тебе на пользу. Никто из нас не выиграет, когда все увидят, как ты вонзаешь кинжал в Дария. Гильдия потребует немедленного суда над тобой.

- Меня уже тошнит от этой картинки, - заявила Лисутарида, почти переходя на крик. - Я спалю любого, кто попробует ее еще раз показать! А если вы не прекратите свои потуги выставить меня из Турая, я обрушусь на вас, как скверное заклятие.

Поведение Лисутариды едва ли можно было назвать рациональным, и такой злющей мне видеть ее еще не доводилось. Чтобы успокоить нервы, ей, видимо, следовало выкурить палочку фазиса.

- Позвольте мне сказать! - не выдержал я и начал прокладывать путь через толпу заполонивших комнату разнообразных помощников, секретарей и охранников.

С тех пор, как я стал Народным трибуном, жизнь моя в некотором роде стала легче. Я получил возможность проникать в такие места, куда мне раньше не было доступа. Если бы я несколько недель тому назад попробовал появиться в обществе консула, заместителя консула и начальника дворцовой стражи, то меня бы встретили так, как встречают орка на свадьбе эльфа. Теперь же они все чуть ли не обрадовались моему появлению, даже несмотря на то, что от меня разило пивом. Вообще-то в обычной обстановке я не почувствовал бы этого прекрасного аромата, но сейчас он уж больно сильно контрастировал с запахом духов Лисутариды.

Следом за собой я волочил Хабаи. Женщина ужасно нервничала. Когда я убедил ее (или если хотите - заставил угрозами) составить мне компанию, она не предполагала, что окажется в комнате, набитой спорящими политиканами. Я начал было продолжить объяснения, но дверь распахнулась, и в кабинет полился поток чародеев.

- Я же просил, чтобы нам не мешали! - рявкнул Калий.

- А я настаиваю на немедленной встрече, - заявил возглавлявший эту депутацию Хасий Мудрый.

Хасий приволок с собой всех Главных магов всех стран, участвующих в Ассамблее. Среди них оказалась даже Дайрива. На ее плече белела плотная повязка.

- Пора… - резко бросил Хасий.

Цицерий растеряно посмотрел на Калия, а тот в свою очередь беспомощно взглянул на Тилюпас.

- Нам надо еще немного времени, - сказала достойная дама, сохраняя присутствие духа.

Но на сей раз обстановка была для нас совершенно безнадежной. Стоящий рядом с Хасием Ласат Золотая секира взирал на наш лагерь с мрачным удовлетворением. Мы при помощи шантажа сумели заставить его молчать, и теперь крах Тилюпас доставлял ему удовольствие.

- Настало время… - продолжил Хасий.

- …выслушать кое-какие объяснения, - подхватил, выступая вперед, я.

- Объяснения? Какие объяснения?

- Насчет изменения реальности.

Услыхав эти слова, маги одновременно издали тихий стон, поскольку я всех их уже успел достать своими вопросами о таинственном заклинании, способном менять реалии.

- Полагаю, что к этому времени вы все видели, как Лисутарида Властительница небес убивает Дария По-облакам-ходящего, и вероятно все вы знакомы с моей гипотезой о том, что кто-то сумел изменить реальность. Практически все те, к кому я обращался, твердо заявили, что ни один маг не может сфальсифицировать картину и заменить ею…

Но мою речь оборвал Чарий Мудрый.

- Неужели мы станем выслушивать типа, который успел проявить себя одним из главных возмутителей спокойствия на нашей Ассамблее?! Я настаиваю на немедленном аресте присутствующей здесь Лисутариды Властительницы небес.

По помещению прокатился одобрительный гул. Создавалось впечатление, что я потерял свою аудиторию.

- Ты можешь настаивать на чем угодно, Чарий Мудрый! - гаркнул я, поднимая руку в лучшем стиле древних Народных трибунов. - Но ни один гражданин Турая не может быть подвергнут аресту по предусматривающее серьезное наказание обвинению без согласия на то Народного трибуна. А я - Народный трибун Фракс не дам указанного согласия до тех пор, пока вы все меня не выслушаете.

Мои слова произвели впечатление, хотя все, что я сказал, было неправдой. Наступила гробовая тишина. Я вытолкнул вперед Хабали и продолжил:

- Вы все видели, как Лисутарида вонзает кинжал в Дария, и утверждаете, что нет такого заклинания, которое могло бы создать подобную иллюзию. И вы совершенно правы. Такого заклинания не существует. Сцены, которые продемонстрировал вам старый Хасий, точно воспроизводят действительность. В таверну “Секира мщения” или вернее в мое жилье вошла женщина и заколола Дария По-облакам-ходящего. Но это была не Лисутарида. Это была дама по имени Хабали, загримированная так, чтобы быть похожей на нашего достойного кандидата. А сейчас позвольте вам представить Хабали, которая когда-то считалась одной из самых талантливых актрис Турая.

Мое заявление было встречено молчанием и недоуменными взглядами.

- Актриса? Но это же невозможно… - наконец произнес кто-то.

- Нет, это вполне возможно. В комнате было полутемно, ее освещало лишь неяркое пламя очага. Надев соответствующий парик и платье, Хабаи могла выдать себя за кого угодно. Она выдала себя за Лисутариду и обманула вас всех. Более того, эта женщина обманула и меня - человека, который зарабатывает себе на хлеб тем, что не позволяет себя облапошить. Одним словом, все посчитали, что Дария убила Лисутарида. Однако она этого не делала. Во время преступления ее не было в комнате. Это Копро проник в мое жилье, заколол вашего коллегу и стер все следы своего преступления. После этого он послал в мою комнату загримированную под Лисутариду Хабаи, и та нанесла удар театральным кинжалом с прячущимся в рукоятке тупым клинком. Разве не так? - спросил я, обращаясь к Хабаи.

На какой-то миг мне показалась, что дама меня кинет. Что, впрочем, было бы не удивительно, поскольку ей приходилось признаваться в противозаконных действиях в присутствии большого числа весьма важных лиц. Но поскольку она уже имела письменное помилование, подписанное Цицерием, и устное обещание получить много золота, чтобы начать новую жизнь в другой стране без опостылевшего супруга, Хабаи решилась сказать правду.

- Да, Фракс говорит правду. Это сделала я, а Копро мне хорошо заплатил. Я приняла облик Лисутариды, чтобы создать нужную ему картину. Кроме того, я оказала Копро помощь и на начальной стадии его плана. Необходимую для заклинания чешую дракона он получил от меня.

Спор, который последовал за этим признанием, был долгим и очень шумным. Поняв, что моя роль на этом заканчивается, я отошел в сторону и, используя высокое положение Народного трибуна, послал одного из чьих-то помощников за пивом.

Чародеи тем временем продолжали пережевывать обстоятельства убийства.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru