Пользовательский поиск

Книга Фракс и чародеи. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 18

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 18

Я двинулся по лабиринту, оставив Макри охранять Лисутариду. Я не сомневался в том, что Макри, несмотря на все обещания хранить трезвость, очень скоро тоже присосется к кальяну. Обладание остроконечными ушами, вне сомнения, отрицательно сказывалось на ее характере. Ну и ладно. Я нисколечко не стану жалеть, если Ковиний, разделавшись с Дайривой, снесет головы наркоманке-чародейке и ее телохранительнице. Та еще телохранительница! С того момента, как она стала бормотать об этом эльфе Си-ате, толку от нее даже меньше, чем от одноногого гладиатора.

Был ли это действительно Ковиний? Принцесса Дайрива, похоже, не сомневалась. Но что из этого? Я ей не доверял. Я вообще никому не доверял. Лисутарида - наше несчастье. Макри ненадежна. Цицерий - болтун, а Тилюпас - вообще издевательство над здравым смыслом. Что касается претора Самилия, то он не способен расследовать даже кражу детской погремушки. Все обитатели Турая - безнадежные идиоты. Если бы не я, то город уже давно бы перестал существовать, как независимое государство. Размышляя о ничтожности своих сограждан, я на всякий случай обнажил меч. Не нравятся мне эти лабиринты. Как магические, так и самые обыкновенные. Они раздражают своей бессмысленностью. Не случайно Чарий Мудрый заманил нас именно сюда.

Я свернул за угол и едва не налетел на невысокое существо, которое, впрочем, сразу узнал. Это была Ханама. Убийца, как всегда, была облачена в черное, а в ее руке поблескивал кинжал.

- Тебе здесь быть не положено, - заметил я.

- Так же как и тебе, - ответила она.

- У меня на это больше прав, чем у тебя.

- Нет у тебя никаких прав.

- Я - Народный трибун, а ты всего-навсего убийца.

- И с каких это пор Народные трибуны - пост временный и в лучшем случае почетный - вмешиваются в избрание главы Гильдии чародеев?

- С тех пор, как я решил, что это мой долг.

- Долг? Очень забавно. Отойди-ка, детектив, в сторону.

- Как ты сюда попала? И что делаешь?

- Охраняю Лисутариду. У меня нет времени на болтовню, - бросила Ханама и быстро удалилась. Мне не оставалось ничего, кроме как смотреть ей в спину.

- У меня больше прав, чем у тебя! - проревел я ей вслед. - Я - Народный трибун!

Ханама скрылась за поворотом. Будь они прокляты, эти убийцы. Всегда возникают в тот момент, когда вы их не желаете видеть.

Я двинулся дальше. Ханама по сравнению со своим обычным поведением была очень разговорчивой. Может быть, она начинает относиться ко мне лучше? Теплее, если можно так выразиться? Появился еще один единорог и зарысил ко мне. Может быть, он мне поможет? В магическом пространстве возможно все. Солнце только что стало зеленым, а маргаритки выросли и стали мне едва ли не по пояс.

- Приветствую тебя, единорог, - сказал я. - Не видел ли ты волшебника из Симнии по имени Рамий Солнечный ураган.

Единорог ответил молчанием.

- Примерно такого роста, - я отмерил рукой рост Рамия. - А вид у него, скорее всего, недовольный.

За моей спиной кто-то громко расхохотался.

- Это надо же! Он задает вопросы единорогу.

Я обернулся. Оказывается надо мной потешалась белка довольно внушительных размеров.

- Разве вам не известно, что единороги не умеют говорить?

- Известно. Но я решил, что попытаться стоит. Возможно, вы видели Рамия?

- Колдуна из Симнии? Смахивающего на отставного солдата? Конечно, я его видела, - ответила белка и, бросив на меня хитрющий взгляд, поинтересовалась: - А фазиса у вас случайно не сыщется?

- Случайно сыщется, - ответил я, достал одну палочку и вручил ее белке.

- Сверните направо, а затем все время держитесь левой стороны, - сказала белка и, держа фазис в коготках лапки, прыгнула на изгородь.

Я продолжил путь довольный тем, что мне удалось подкупить большую белку всего одной палочкой фазиса. Ветер усиливался, а маргаритки все продолжали расти. Воздух становился прохладнее. Мне показалось, что я слышу голоса, и я начал красться вперед, стараясь производить как можно меньше шума. Когда голоса стали громче, я замер на месте. Рамий Солнечный ураган находился за следующим поворотом.

- Ты получил вопрос? - послышался незнакомый голос.

- Да.

Послышался шелест передаваемого из рук в руки листка пергамента. Я набрался духу и осторожно выглянул из-за угла. Рамий беседовал с высоким человеком в тоге. Я узнал в нем одного из членов делегации Симнии. Макри утверждала, что он известный математик. Какая гнусность!! Ведь всем известно, что финальные испытания - священны и неприкосновенны! Я не ошибался, когда утверждал, что Симнии доверять нельзя.

Ученый, держа в руке гусиное перо, принялся изучать полученный от Рамия листок. Немного поразмыслив, он приступил к письменным расчетам.

- Поторапливайся, - шипел Рамий. - Лисутарида уже решает эту задачу.

Ученый одарил волшебника ледяным взглядом.

- Я лучший математик западного мира, - надменно произнес он. - Никто не найдет ответа быстрее, чем я.

Математик продолжил что-то царапать на листке, и у меня возникло сильное искушение выйти к ним и наказать за нарушение правил честной игры. Теперь я не сомневался в том, что делегаты Симнии хорошей взяткой убедили Чария придать соревнованию вид математической задачи, а сами тем временем подготовили подставного игрока, сильного в цифири. Если Рамий победит, я разоблачу его, как жулика, которым он, собственно, всегда и являлся.

- Ответ готов, - сказал, наконец, математик, самодовольно улыбнувшись. - Это…

- Только не произноси вслух, - остановил его Рамий. - Лисутарида может нас подслушать. Этим турайским собакам доверять нельзя. Напиши на листке и покажи мне.

Ученый поступил, как ему было сказано. Рамий бросил взгляд на ответ и велел спрятать бумагу. Затем он извлек из кармана мантии небольшой глобус, махнул над ним рукой, и вокруг глобуса начала возникать уже знакомая мне зеленоватая аура. Когда светящийся пузырь достиг подходящих размеров, ученый шагнул в него и исчез, чтобы вернуться в реальный мир. Когда Рамий обернулся, я нырнул за изгородь. Еще через миг он свернул за угол и буквально наткнулся на меня. Я стукнул его эфесом меча по голове, и обманщик тяжело опустился на землю.

- Не могу не выразить своего возмущения, - сказал я, глядя на распростертое у моих ног тело. - Вы симнианцы - завзятые обманщики, а на войне от вас не было никакого толка.

Сделав это обличающее заявление, я со всех ног бросился искать своих спутниц. Неожиданно похолодало и еще более неожиданно повалил снег. В магическое пространство прибыла зима. Только этого мне здесь и не хватало! Ледяной ветер швырял снег мне в глаза. Я выругался. Рамий не долго пробудет в отпаде. Если бы математик записал ответ на бумаге, я мог бы его похитить. Неужели в Турае не найдется никого, кто мог бы решить головоломку? Однако это требовало возвращения в обычное измерение. Дайрива была мне просто необходима.

Ледяной ветер ураганной силы мешал моему продвижению. Не ожидая встретить здесь зиму, я не удосужился прихватить с собой плащ магического подогрева, и, промерзнув как склеп снежной королевы, я принялся проклинать все те места, где погода меняется каждые две минуты.

Живая изгородь начала дрожать и светиться, видимо, готовясь исчезнуть. Но, очевидно, передумав, она все же осталась на месте, ужавшись, однако, до высоты двух футов. Углубившись в мысли о Лисутариде и о математической загадке, я это не сразу заметил. Вернувшись к действительности и осмотревшись по сторонам, я увидел, что параллельно со мной по соседней дорожке движется какая-то фигура. Снег лепил прямо в глаза, видимость была отвратительной, и я не сразу узнал этого человека. Лишь приглядевшись внимательнее, я сообразил, что это Копро - прославленный стилист нашей аристократии. В его руках был арбалет. Я вознамерился перепрыгнуть через изгородь, но та, к сожалению, избрала именно этот момент, чтобы вернуться к прежней высоте. В результате я всего лишь тукнулся физиономией в колючие листья.

47

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru