Пользовательский поиск

Книга Фракс и чародеи. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 17

Кол-во голосов: 0

Вся эта затея мне крайне не нравилась, хотя все проблемы этического характера я, как правило, отдавал на откуп Макри. Я не мог не понимать, что принимаю участие в шантаже, для того чтобы избежать ареста по обвинению в убийстве.

- Если даже Ласату и заткнуть рот, то ничто и никто не может заставить Рамия Солнечный ураган вечно держать язык за зубами. Если Лисутарида победит в финале, то он тут же завизжит на весь мир, что его соперница - убийца. Может быть, у вас есть возможность и его шантажировать?

- К нашему великому сожалению Рамий Солнечный не скрывает грязных тайн. Неужели ты считаешь, что я их не искала. Ты прав, мы получаем лишь очень небольшой выигрыш во времени. Если Рамий проиграет, то каждый маг запада получит доступ к изображению убийства. А это означает, что в твоем распоряжении остался один день.

- Сделаю все, что в моих силах.

- Этого сейчас недостаточно. Надо сделать больше. До сих пор вы развивали версию уничтожения реалий прошлого и заменой их новыми. Теперь же тебе следует в течение суток установить истинную картину.

Мне крайне не понравилось, что мне читают лекцию, как надо действовать. Мне с избытком хватало и лекций Цицерия.

- Если тебе не нравятся мои методы расследования, то почему ты не нашла другого детектива?

- Мы это сделали, и ты не единственный, кто пытается разгрести весь этот навоз. Но ни у одного из вас ничего не выходит. Настало время получить результат, - с улыбкой сказал Тилюпас.

Да, эта баба действительно отлично воспитана.

- Ну и какой же трюк ты приберегла для финала? - спросил я, увидев, что она собирается уходить.

- Прости, но я не совсем тебя поняла.

- Только не говори мне, что соревнование нашего кандидата с Рамием пройдет в честной борьбе. Ты этого не допустишь.

- Лисутарида без всякого вмешательства способна победить Рамия.

- Возможно. Но ее шансы на выигрыш значительно повысятся, если Турай пойдет ради нее на очередное жульничество.

- Содержание состязания держится в тайне. Соперники узнают его от Чария Мудрого. Этот чудак, к нашему огромному сожалению, оказался абсолютно неподкупным. Но мы не теряем надежды и продолжаем работу, - сказала Тилюпас и отправилась шантажировать мага, исполняющего обязанности главы Гильдии чародеев. Оставалось надеяться, что он никогда не узнает о моем участие в этом деле. Ласат Золотая секира способен, не моргнув глазом, отправить меня в преисподнюю. Для этого ему совершенно не обязательно находиться со мной в одном городе. Стоит Ласату пробормотать несколько слов, и меня уже нет.

В этот момент я почувствовал, что совершенно трезв, и это мне не понравилось. Мне вообще ничего не нравилось. Я, наконец, до конца осознал, почему меня привлекли к этой работе. Они знали, что я не откажусь от темных делишек, если мне за них предложат приличные бабки. Настоящий маг, преданный идеям своей Гильдии, для этого не годился. Нужный им человек должен был обладать некоторыми познаниями в магическом искусстве, но не настолько, чтобы быть принятым в Гильдию. Он должен любить деньги и не чураться самых экзотических способов их получения. Этот человек должен иметь слабости, которые можно использовать, и сам он тоже должен уметь пользоваться в своих целях слабостями других. Да, Фракс, действительно идеальный кандидат для этой грязной работы, печально подумал я.

Я брел домой, борясь с метелью и морозом. Оказавшись в “Секире мщения”, я печально уселся в своей комнате перед очагом и принялся следить за тем, как, постоянно меняя форму, танцуют языки пламени. Через некоторое время я извлек доску для игры в ниарит и сгонял несколько тренировочных партий. Когда это занятие мне надоело, я выпил пива и стал глазеть в окно. Настроение было хуже некуда.

Послышался стук в дверь и я пошел ее открывать. Если это парни из Братства или головорезы претора Капатия - тем лучше. Если они ищут неприятностей на свою голову, они получат их в полной мере. Но подраться мне не удалось. На пороге моего жилища стоял Саманатий - любимый философ моей подруги Макри.

Профессор вежливо поинтересовался, будет ли ему позволено войти в дом. Получив разрешение, он прошел в комнату, и я смог рассмотреть его получше. Саманатию шестьдесят лет, но для своего возраста он прекрасно сохранился. На ученом был дешевенький плащ, а его туника явно знавала лучшие дни. Его одеяние явно не подходило для такой ужасной погоды, но, судя по его виду, нельзя было сказать, что он сильно от этого страдал.

- Умоляю простить меня за вторжение, - произнес он, вежливо отказавшись от предложенного мной пива. - Я всего лишь хотел поблагодарить вас за помощь. Многим хорошим людям пришлось бы худо, если бы выселение состоялось.

Я был не в настроении купаться в лучах незаслуженной славы, и в понятных терминах объяснил Саманатию, что сделать это меня вынудил сенатор Лодий, и что сам бы я ни при каких обстоятельствах на подобный подвиг не пошел.

- Ему нужны голоса бедняков, - пояснил я.

- Мне это известно. Я с самого начала не сомневался в том, что будь ваша воля, вы никогда не пришли бы к нам на помощь. Однако мы в любом случае перед вами в долгу, и если вам когда-нибудь потребуется моя поддержка, обращайтесь без всяких колебаний.

Философ отвесил поклон и удалился так же неожиданно, как и появился. Я так не понял, как следует отнестись к этому посещению. Да и самого старца я не очень понимал. Острого желания прослушать курс его лекций у меня не появилось, однако профессор мне понравился. Во всяком случае, я теперь был о нем лучшего мнения, чем раньше.

Дарий По-облакам-ходящий был убит в этой комнате, и на ковре все еще оставались пятна крови. В расследовании продвинуться мне так и не удалось. Видимо, я недостаточно старался. Надо был меньше пить, и больше работать. Я обязан докопаться до истины. Меня, в конце концов, для этого и наняли. Отогнав все посторонние мысли я сел и принялся размышлять. На это занятие у меня ушло довольно много времени.

ГЛАВА 17

Проснувшись, я обнаружил, что все еще сижу в кресле, на моих коленях лежит бутылка, а шея разламывается от боли. Было уже утро, очаг давно погас, и в комнате стоял лютый мороз. На кушетке сидела принцесса Дайрива и читала мою книгу заклинаний.

- Безнадежно устарела, - сказала она, захлопывая фолиант. - С того времени, когда ее напечатали, искусство магии успело уйти далеко вперед.

- Зато я остался на месте.

- Ты так и не стал магом. Почему?

- Не хватило прилежания. А ты здесь с какой целью?

Я наложил на двери заклинание замыкания, но для такой могущественной волшебницы, как Дайрива снять столь слабое заклятие ничего не стоит.

- Ты замерз? - спросила она, заметив, как я пытаюсь унять дрожь.

- Да, я очень замерз.

Дайрива сделала ручкой, и пламя в очаге запылало с новой силой.

- Здорово, - восхитился я. - Нет ли в твоем репертуаре заклинания, способного навести порядок в моем жилье?

- Есть, - ответила Дайрива. - Но оно тебе не понравится.

- Насколько я понимаю, ты явилась в округ Двенадцати морей не только для того, чтобы демонстрировать свое магическое могущество?

- Для того, чтобы разжечь огонь, никакого могущества не требуется. Я все же не могу понять, почему ты так и не закончил курса.

- Давай сменим тему. Терпеть не могу начинать день с обсуждения своих провалов.

- Как тебе угодно.

Принцесса никогда не проявляла ко мне особой симпатии. Вот и сейчас она сидела с таким видом, словно ей хотелось быть где-нибудь от меня подальше. Это выводило меня из себя. Ведь я, в конце концов, не приглашал ее в гости.

Подавив законное недовольство, я поинтересовался, достигла ли ушей делегатов весть о том, что в убийстве Дария виновна Лисутарида. Оказалось, что на Ассамблее об этом ничего не известно. Тилюпас, видимо, сумела убедить Ласата Золотая секира хранить молчание. Нет, этой женщиной нельзя не восхищаться! Надо иметь настоящее мужество и силу воли для того, чтобы шантажировать чародея, способного остановить ваше сердце с помощью простенького заклинания.

43

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru