Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 9

Кол-во голосов: 0

Друг возвращается в дом

Весь остаток утра Элана провела в уединении, чтобы без помех поплакать. Несколько раз ей пришлось побеседовать через дверь с Беволдом, причем последний разговор, когда она устанавливала полевой обеденный рацион, прошел на повышенных тонах. В споре она победила, но при этом не сомневалась, что Беволд пожалуется Браги по поводу бессмысленно потраченного рабочего дня.

Рубин с каждым часом затуманивался все сильнее. А войско ее тем временем все больше утрачивало дисциплину.

Решая, как поступить — объяснить ли все людям или просто положиться на авторитет хозяйки, она остановилась на последнем. Может быть, это проявление магической силы камня? Или результат того, что ей не хочется рассказывать Браги о поползновениях Туррана?

Во второй половине дня молочное облако полностью затянуло камень. В сердце рубина пылала яркая огненная точка. Элана еще раз проверила небо. Там плыли лишь отдельные облачка. Положив ларец в комод, она сошла вниз. Беволд расхаживал по двору, с ворчанием проверяя в двадцатый раз вооружение своего войска.

— Беволд. Скоро все начнется. Будь готов.

— Хорошо, мадам.

Тон его голоса, выражение лица и вся поза просто кричали о недоверии ее словам.

— Они явятся с юга. — Сияние камня усилилось, когда она обратила его заостренный конец к югу. — Направь большую часть людей туда, к кургану.

— Но…

То, что хотел сказать Лиф, осталось неизвестным. С южной стороны леса послышался предупреждающий волчий вой. Беволд широко открыл и тут же захлопнул рот. Он развернулся, вскочил в седло и прокричал:

— Двинулись!

— Дал Хаас! — Элана ткнула пальцем в пятнадцатилетнего мальчишку, затесавшегося в ряды воинов. — Немедленно слезай с лошади! Если тебе не терпится поиграть в солдатики, возьми лук, прихвати с собой Рагнара и отправляйся с ним на сторожевую башню.

— Но…

— Может быть, ты хочешь, чтобы я пригласила твою матушку?

— Хорошо, хорошо…

Герда Хаас слыла настоящим драконом.

Элана провела Дала в дом и подождала рядом с оружейной полкой, пока он выбирал лук. Самым большим из тех, что он смог натянуть, оказалось ее личное оружие.

— Бери, не смущайся, — сказала Элана.

Сама же она вооружилась рапирой и кинжалом, которые в свое время сослужили ей прекрасную службу. Да, когда-то и она была удачливой искательницей приключений и надежной наемной шпагой. Добавив к своему арсеналу легкий арбалет, Элана вернулась к лошади, оставленной Далом.

Она догнала отряд у подножия кургана рядом с лесной опушкой, неподалеку от начала дороги, ведущей к Северному тракту.

В военных делах Беволд явно был не силен. Он и его войско топтались на открытом пространстве, совершенно не готовые к бою.

— Беволд! — крикнула она. — Ты будешь, в конце концов, серьезно относиться к делу или нет? Что произойдет, если вдруг из леса выступит полсотни людей?

— А?

— Вас просто сомнут — вот что! Размести полдюжины лучников на холме. Где Ут Хаас? Ут, назначаю тебя их командиром. Остальным немедленно укрыться за курганом. С глаз долой!

— Но…

— Заткнись, Беволд! — Она прислушалась. Вдали послышался стук копыт. — Слышите? Теперь быстро. Ут, ты, ты и ты. Наверх! Без моей команды не стрелять. Мы не знаем, кто на подходе. — Она поднялась на холм вслед за Хаасом.

Стук копыт приближался. Почему она здесь, а не в доме? Ведь она уже давно не глупая девчонка. Пусть дерутся те, кто считает, что право убивать и умирать принадлежит им по рождению.

Слишком поздно менять планы. Перекатившись на спину, Элана подготовила арбалет к бою. Над ней в синем небе плыли облака. Прошло столько лет с той поры, когда она отыскивала среди них белых драконов и замки. Воспоминания детства вернулись к ней только для того, чтобы их тут же оборвал выскочивший из леса всадник.

Элана перевернулась на живот и посмотрела на него через прицел арбалета. Всадник был ранен. Из его спины торчал обломок стрелы. Мужчина почти лежал на холке взмыленного коня. Похоже, что ни человек, ни животное не протянут до конца дня. Обоих покрывал толстый слой дорожной пыли. Видимо, им пришлось долго скакать, выбиваясь из сил. Ножны всадника были пусты — он был безоружен.

Она вгляделась в его лицо, и прошлое громовым ударом ворвалось в настоящее.

— Рольф! — прошептала она. — Рольф Прешка! — И тут же скомандовала:

— Всем приготовиться!

Пока лучники втыкали стрелы рядом с собой в землю, чтобы было сподручнее их выхватывать, она взмахом руки привлекла внимание Беволда. Из леса доносился стук множества копыт. Она не знала, кто эти всадники. Но враги Прешки — ее враги.

Рольф был ее мужчиной до появления Браги, хотя Рагнарсон не догадывался о глубине их отношений. Она до сих пор чувствовала себя виноватой за боль, причиненную Рольфу при расставании. Но любовь Прешки к ней не омрачалась ревностью, что было почти невероятно, учитывая, что он происходил из Ива Сколовды. Любовь Рольфа была настолько беззаветна, что, когда Элана окончательно решила с ним расстаться, он помог ей расставить силки на Рагнарсона. Как и Браги, Прешка был наемником. После замужества Эланы он стал вторым лицом в их отряде. Когда же Браги отошел от дел, Рольф тоже был среди тех, кто получил свой удел. Но он не принадлежал к числу людей, способных пустить корни. Два года спустя в их местах оказался молочный брат Браги Хаакен Черный Клык со своим дружком Рескирдом Драконоборцем, и Рольф уехал с ними, оставив в недоумении жену и ребенка.

В каком-то смысле Элана испытывала к Рольфу те же чувства, что и к мужу. Она скучала без него, хотя их отношения после ее замужества не выходили за рамки дозволенного. Рольф столько времени был рядом с ней, что превратился в один из столпов, на которых зиждилась ее вселенная.

И вот он возвращается домой, а кто-то пытается убить его.

Сыновья Ученика

Лавина всадников в развевающихся бурнусах вырвалась из леса. Элана была изумлена их видом. Бурнусы в таком отдалении от Хаммад-аль-Накира? Ее поразило и число всадников. Их было не менее четырех-пяти десятков. Но на удивление времени не оставалось — надо было драться.

— Давай! — крикнула она.

Ее лучники вскочили на ноги и дали залп, заставивший передовых поднять своих лошадей на дыбы, вызвав тем самым крики, падения и замешательство скакавших в задних рядах. Люди Беволда выскочили из-за холма, выстрелили и затем, побросав луки, схватились за мечи. Они врубились в строй еще не полностью оправившихся от замешательства врагов. В первую минуту показалось, что супостат уже повержен.

— Всадников! — ревел Ут Хаас. — Цельтесь во всадников!

— Рано считать цыплят, Ут! — крикнула, лежа в траве, Элана — ее арбалет оказался практически бесполезным. — Бейте туда, куда можете попасть!

Она понимала, что Хаас, ощущая победу (еще, увы, очень далекую), хотел сохранить лошадей как трофей.

На первый взгляд они почти победили. Половина седел опустела, прежде чем враг сумел оправиться от неожиданности.

Дикие всадники из Хаммад-аль-Накира так и не научились спасаться от ливня стрел итаскийцев. Во всех прошлых войнах вступление в бой отрядов лучников Итаскии обеспечивало поражение людей пустыни. В десятках сражений в Либианнине, Хэлин-Деймиеле, Кардине и в Малых Королевствах несметное число фанатиков тонуло в потоках стрел, и мало кому из них удавалось проскакать под выстрелами шестьсот ярдов, чтобы добраться до прикрывающих пехоту щитоносцев.

Но тот, кто командовал этим отрядом, не струсил. Он сумел отсечь людей Лифа от холма, ликвидировав таким образом заслон, создаваемый стрелами группы Хааса. Всем оставшимся безлошадными бойцам командир приказал взяться за луки.

— Это не бандиты, а солдаты, — пробормотала Элана. — Люди Эль Мюрида.

Беженцы-роялисты из Хаммад-аль-Накира были разбросаны по всем западным королевствам, но все они — сторонники Гаруна и не стали бы охотиться за Прешкой. Конечно, если допустить, что Рольф по-прежнему друг бин Юсифа.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru