Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Враг появляется

Кол-во голосов: 0

— А как же Мгла? Разве она не могла воспользоваться парочкой заклинаний?

— Полковник, там было шесть человек, и трое из них — тервола. Ты понимаешь, что это значит. Мы старались изо всех сил и убили трех солдат. Она же делала все, чтобы нейтрализовать колдунов. Когда схватка кончилась, мы не могли вынести раненых. Мне с трудом удалось вытащить Вальтера. Кроме того, ребенок отказывался уходить от старика. Все, что можно было сделать, мы…

— Я вас не осуждаю.

Браги тоже приходилось оставлять своих людей, и ему было знакомо болезненное как удар копья чувство вины после этого.

— Мы надеялись добраться до главных ворот или по крайней мере до друзей Каптала, но схватка наверху дала возможность людям О Шинга выиграть время и отрезать все пути отступления. Оставался единственный путь через пещеры. Не знаю, что явилось причиной — моя память или их колдовство, — но мы очень скоро заблудились. Каждый коридор приводил нас обратно в Майсак. Каждый раз, возвращаясь, мы сталкивались со все большим ужасом. Они пытали Керта до тех пор, пока тот не выложил все, что знал о Гаруне. Они заколдовали Каптала и девочку, и те стали на их сторону. То же самое они сделали и с командирами мятежников. Мы воровали пищу и снова пытались отыскать выход. Когда они стали перебрасывать войска, я понял, что не имею права далее оставаться в своем теле. Доставить Мглу к вам было делом наипервейшей важности.

— А Брэд?

— Они уловили присутствие магии. Началась охота. Больное плечо его подвело. Брэда схватили, прежде чем Мгла сумела их отогнать.

— На что рассчитывает Мгла? Она теперь беглянка? Надеется, что я помогу вернуть ей трон? Помогать ей в этом я никоим образом не намерен. Я не сделаю ничего, что могло бы пойти на пользу Империи Ужаса. Напротив — пожалуйста. Империя Ужаса похожа на ядовитую змею: каждое оказанное ей благо делает яд этой гадины все более смертоносным.

— Думаю, — тихо произнес Турран, — что она исчерпала свое честолюбие. Успехи О Шинга ее сломили. — Кивнув в ее сторону (Мгла хлопотала вокруг Вальтера), он добавил:

— Все ее порывы теперь обращены на это.

— А?..

— Не знаю, сколь долго это продлится. Но полагаю, достаточно долго для того, чтобы мы смогли извлечь пользу.

— Большею я и просить не могу, — сказал Рагнарсон, неохотно оторвав взор от Мглы и посмотрев в сторону толпящихся неподалеку магов. Все указывало на то, что они поверили Туррану. Только на лице Вартлоккура можно было увидеть скептицизм, но скептицизм этот, как оказалось, совершенно не был связан с переходом Мглы на их сторону.

— Степень контроля над Силой не скажется на исходе битвы, — заявил он. — Предсказания довольно туманны, но из них можно заключить, что успех будет зависеть от отваги и выносливости солдат, а не от усилий — моих и мне подобных.

Создавалось впечатление, что чародей и сам удивлен этому. Вартлоккур свое дело знал и скорее всего был прав. Но Рагнарсон был тоже изумлен. Он не представлял, как можно будет избежать катастрофических последствий от столь мощного вмешательства магических сил в боевые действия.

— Посмотри, что еще можно здесь сделать, — сказал Браги, обращаясь к Рольфу Прешке, и ушел, чтобы приветствовать прибывшую в Баксендалу королеву.

Враг появляется

Мятежники под командованием сэра Андвбура влетели в каньон без всякого порядка, как сухие листья, влекомые осенним ветром. Отдельные отряды перемешались, передвигаясь то в одну, то в другую сторону. Перед этой толпой и внутри ее двигались кавалерийские группы Рагнарсона и Марена Димура. В небо взвились сигнальные дымы, смешиваясь с восходящим от Майсака темным облаком, похожим на нависающую над войсками руку судьбы. Беспорядок, с которым отряд сэра Андвбура посыпался на укрепления Рагнарсона, заразил и его людей. Браги потребовалось некоторое время, чтобы восстановить дисциплину.

Ночью враг не проявлял большой активности. Но количество лагерных костров на противоположной стороне не могло не вызывать беспокойства. Рагнарсон почти не спал, проведя всю ночь за анализом противоречивых донесений.

К утру он все же сумел разобраться в диспозиции. Каптал со своими кавелинцами встал за болотом напротив правого фланга Рагнарсона, там, где теснину обороняли Черный Клык и Драконоборец. Сэр Андвбур со своими тысячами занял позицию на другом фланге у Зайдентопа, а противостояли ему полки наемников Высокого Крэга. Шинсан держал центр лицом к лицу с ветеранами принца Рейтеля Алтейского.

В четверти мили от первой линии обороны, которую удерживали шестнадцать тысяч человек, Рагнарсон соорудил вторую линию. Людей там было больше, но линия в целом казалась слабее первой. Волстокинцев он поставил у склона Зайдентопа рядом с укреплениями и тяжелыми метательными орудиями полковника Фиамболоса. В центре расположились кавелинцы, усиленные специально отобранными ветеранами — лучшими из лучших. Справа, у стен Баксендалы, стояла армия Анстокина. Они образовывали стык с траншеями и укреплениями, сооруженными полковником Тучолом Кирьякосом по склону от дна долины до стен Карак Штрабгера. Рагнарсон полагал, что основная схватка произойдет между пехотными подразделениями, в то время как метательные орудия на флангах и лучники, расставленные за линией обороны, будут наносить существенный урон врагу. Браги разрешил оставить лошадей только двум тысячам самых лучших кавалеристов, расположив их к западу от Баксендалы, вне поля зрения врага под прикрытием склона, ведущего к Зайдентопу.

Рассвет, казалось, никогда не наступит. Он наползал с востока как раненая черепаха. Но постепенно становилось все светлее и светлее.

Рагнарсон, королева, Турран, Мгла, Вартлоккур, полковники Фиамболос и Кирьякос вместе с посыльными и сигнальщиками толпились на вершине единственной башни Карак Штрабгера. Когда взору Браги открылся лагерь О Шинга, сердце его упало, и он подозвал к себе Мглу.

Войско Шинсана уже успело занять боевой порядок. Мгла, вглядевшись в легкий утренний туман и коротко вздохнув, произнесла хрипловато:

— Он привел четыре легиона. Восьмой — по нашу правую руку — слева от него. Третий. Шестой. И… — Последний легион оставался в резерве по центру противостояния армий. — И… Первый. Имперский штандарт. Лучший из лучших.

Она с такой силой вцепилась в парапет башни, что ее пальцы побелели от напряжения.

— Лучшие, — повторила она. — И все четыре — в полном составе. Он меня одурачил.

Однако Браги не удивился. Ничего хорошего он и не ждал, однако в глубине души надеялся, что О Шинг закатит не столь грандиозный спектакль.

— А где он сам?

Мгла кивнула и, указав направление, добавила:

— Там. В тылу Первого. Видите ту башню? Он пожелал наблюдать за нашей гибелью с высоты.

— Полковник Фиамболос, сообщите об этом Альтенкирку, — бросил Браги и, обратившись к Вартлоккуру, спросил:

— Ну что, ты видел достаточно?

— Начинаем, — утвердительно кивнув, произнес чародей. — Хотя сильно сомневаюсь, что нам удастся многого добиться. С этими словами Вартлоккур удалился.

— Полковник Кирьякос!

Полковник щелкнул каблуками, отвесил полупоклон и отбыл принять командование гарнизоном замка и обороной Сахарной Головы, не забыв сказать:

— Да пребудет с вами милость богов, сэр.

— Турран! Что ты думаешь?

— Ты сделал все, что мог. Теперь все в руках Судьбы.

— Все готово, ваше величество, — обратился к королеве Рагнарсон.

Она величественно и холодно кивнула. Между ними возникло некоторое напряжение, так как он после ее прибытия из Форгреберга провел всю ночь, готовясь к битве.

— Теперь надо ждать, — сказал Браги, поглядывая на башню О Шинга и желая, чтобы все началось как можно скорее.

Он сомневался (впрочем, умело скрывая свои сомнения), что у него есть какие-либо шансы выиграть сражение. Четыре легиона… Почти двадцать пять тысяч солдат… С такими силами О Шингу не надо будет пускать в дело вспомогательные части…

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru