Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Пленные

Кол-во голосов: 0

Рядом с холмом Сахарная Голова, над самой Баксендалой, стояла дюжина палаток. В одной из них обитал старинный друг Браги граф Визигодред из Мендалаяса, в другой — приятель Га-руна, ужасный Зиндаджира. Остальных жителей палаточного лагеря он знал лишь по их славным делам. Там были: Кейрл Древнейший; Барко Крицелиус из Хэлин-Деймиеля; Стоян Дузан из Прост-Каменца; Громачи Божественное Яйцо; Ормреботнский Отшельник; Бершиг Абреш из Зонгера в Рингерике; Клейджес Данивин; Серкес Холдгрейвер из Твердыни Замороженного Пламени и даже Оно с Тысячью Глаз из темных глубин храма Янкоплоса, что в Самбаллавейне.

Все палатки стояли группой, и лишь одна разместилась чуть в стороне. Перед ней развевался видавший виды штандарт империи. Внутри можно было увидеть человека, чьи усилия двинули столько армий в Баксендалу, чьим именем пугали детей, а взрослые мужчины, услыхав это имя, пугливо оглядывались через плечо.

Вартлоккур.

Его появление говорило о тяжести предстоящей битвы. Все великие и могущественные чародеи от Самбаллавейна до Ива Сколовды затаили дыхание, узнав, что происходит.

Рагнарсон слышал, что даже сторонники Грейфеллза присоединились к всеобщему перемирию.

Присутствие Вартлоккура вызывало у Браги смешанные чувства. С одной стороны, он, вне всякого сомнения, мог принести пользу, но с другой стороны — старое недовольство самим собой и Насмешником может напомнить о себе.

Однако Насмешника, которому более всего следовало опасаться, чаще других видели у шатра чародея. Он крутился около Вартлоккура постоянно, если не считать того времени, когда толстяк скрывался от гнева солдат, жульнически обыгранных им в кости.

При мысли о Насмешнике Рагнарсон улыбнулся. Толстяк неисправим. Так и остался подростком.

В стороне прохода Савернейк он заметил сигнальный дымок и вернулся в штабное помещение, оборудованное в самом большом зале замка.

Ожидая доклада, он спросил у Драконоборца:

— Как там Рольф?

Прешка настоял на своем походе на Восток.

— Как всегда. Он никогда не поправится, если не успокоится на некоторое время.

— Как идет эвакуация? — Браги хотел вывезти как можно больше мирных граждан из зоны предстоящих боев.

— Отправили всех, кто пожелал. Остальные ни при каких обстоятельствах не хотят сниматься с места.

— Мы, похоже, сделали все, что могли. Не можем никого принуждать… Полковник Кирьякос?

Он уже следил с башни за действиями этого человека. Полковникам Кирьякосу и Фиамболосу было поручено сделать все, чтобы затруднить наступление шинсанцев.

— Все идет страшно медленно. Я не успею закончить, если вы не выделите мне еще людей.

Его планы и без того уже отвлекли слишком много сил. Траншеи, укрепления, ловушки, рогатки, понтонный мост через болото, заготовка материалов требовали ежедневно сотен тысяч человеко-часов. Но Кирьякос был прирожденным перфекционистом. Не было ни одного проекта, который он не мог бы усовершенствовать, получив дополнительные людские и финансовые ресурсы…

«Неужели я старею? — подумал Рагнарсон. — Что случилось с моей тягой к движению?» (Этот же вопрос задавали командиры кавалерийских частей.) Армия Шинсана состояла в основном из пехоты с ограниченной поддержкой лучников и арбалетчиков. Нотам был сэр Андвбур… Ответ себе и кавалеристам был один: он всем существом чувствовал, что надо продолжать позиционные действия.

С башни спустился сержант и, отозвав Браги в сторону, прошептал:

— Капитан Альтенкирк говорит, что захватил пленных. Двух мужчин по имени Турран и Вальтер и одну женщину. Капитан считает, что эта та, которую вы видели в Майсаке.

Рагнарсон задумался. Дымовой сигнал в ветреную погоду мог быть ошибкой. Но если это правда, то он вполне своевременен. Неужели они захватили Мглу? Но как?

— Благодарю. Пошли сигнал «Отлично сделано» и держи все в тайне, — сказал Браги и отошел в угол, чтобы спокойно подумать.

Открывается столько возможностей… Все станет ясно, когда появится Альтенкирк.

Однако в любом случае следует принять меры предосторожности, подумал он и направился в городок чародеев.

Пленные

Альтенкирк решил не испытывать судьбу и принес пленников в больших плетеных корзинах для зерна, которые крестьяне, спасаясь от крыс и мышей, подвешивают в амбарах под потолок. На глазах пленных были повязки, во рту торчали кляпы, и они были связаны так, что не могли пошевелиться.

Корзины несли военнопленные из числа сторонников сэра Андвбура, которых в свою очередь окружали Марена Димура, готовые мгновенно уничтожить как корзины с их содержимым, так и самих носильщиков. К каждой корзине была привязана пропитанная маслом вязанка хвороста, а Марена Димура держали в руках пылающие факелы.

В других обстоятельствах Рагнарсон изрядно бы повеселился, но сейчас он только сказал:

— Благодарю за меры предосторожности.

— Вообще-то я мог их прикончить, — ответил Альтенкирк. — Упаковать их был тот еще фокус…

— Представляю. Пусть ими займутся наши маги. Корзины были доставлены в расположение чародеев. Солдаты, поставив груз на землю, поспешили сбежать, а Зиндаджира, Божественное Яйцо и Оно с Тысячью Глаз изобрели нечто такое, что превосходило нормальное человеческое воображение.

— Что это за вонь? — поинтересовался Рагнарсон, заняв на всякий случай место рядом с Вартлоккуром.

— Все придумал Оно. Сейчас увидишь. «Хм-м, они все стремятся окружить тайной», — подумал Браги и, кивнув Альтенкирку, скомандовал:

— Турран — первым.

Альтенкирк осторожно приподнял крышку. Колдуны топтались рядом, как лисы у заячьей норы.

Но Турран так долго пробыл в заключении, что без посторонней помощи выбраться не мог. Рагнарсон подошел к нему, вытащил кляп и, пальцем поманив к себе Визигодреда, сказал Туррану:

— Прости. Альтенкирк — весьма осторожный человек.

— Понимаю.

— Вода, — сказал Визигодред, протягивая чашку. Браги и один из солдат поддерживали Туррана, а Визигодред массировал ему ноги. Закончив массаж, маг сказал Альтенкирку:

— Можешь выпускать остальных. Они безопасны. Прежде чем на свет появилась Мгла, позади Браги послышался какой-то шорох, он обернулся и встретился взглядом с королевой. Итак, презрев его совет, она прибыла, чтобы принять участие в последней битве, выбрав при этом самый подходящий момент. Королева смотрела на Мглу твердо, но в то же время с долей ревнивой зависти.

— Не хватает только, чтобы здесь появилась Элана, — пробормотал Рагнарсон под нос.

, Большой глоток вина немного вернул Туррана к жизни. Он попросил лекарей осмотреть брата и тут же заявил:

— Полагаю, что мы все на одной стороне. — И после некоторой паузы добавил:

— Она — с нами.

Шум и шепот. Все чародеи одновременно радостно закивали, а Визигодред, который чуть ли не по-отечески относился ко Мгле, захлопотал около нее наподобие клушки.

— Тебе доводилось когда-нибудь видеть такой капкан для нашего брата? — спросил Браги у Рольфа, явившегося, несмотря на болезнь, узнать, из-за чего весь этот шум.

— Это просто непристойно. Ни одна женщина не имеет права выглядеть так, как она.

— Скоро они будут здесь, — произнес совсем оживший Тур-ран. — Переброска войск началась неделю назад.

— Вот как? — бросил Рагнарсон, еще не до конца избавившийся от подозрений. — Что ж, послушаем, что там у вас произошло.

— Мы не смогли воспользоваться лестницей черного хода, — сказал Турран, закончив рассказ о событиях в библиотеке, — поэтому, прихватив Брэда Красную Руку, мы попытались проскочить коридором…

— Следовательно, вы объединились?

— Иного выбора просто не было. Ты понимаешь, что люди О Шинга перебили бы нас всех. Итак, прихватив Брэда, мы прошли через коридор к лестнице, по которой Дерран ранее добрался до старика. Однако ее уже прикрывали люди О Шинга, и нам пришлось прорываться с боем. Вальтера ранили, Дерран погиб, Керт, Каптал и маленькая девочка попали в плен. Брэд порвал мышцу на левой руке. Мы пробились, но не смогли никого спасти, кроме самих себя.

61

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru