Пользовательский поиск

Книга Красная змея. Переводчик: Корконосенко Кирилл С.. Страница 79

Кол-во голосов: 0

— Именно на это ты и делал ставку.

Густые брови магистра опять взлетели.

— О чем это ты?

— Пусть и поздно, но я убедился в том, что лучший способ причинить нам непоправимый ущерб — это навязать подобное соглашение в самый критический момент. Так уж сложилось исторически, что когда понтифик нашей церкви теряет здоровье, то прочие ее члены тоже чувствуют себя хуже.

Магистр был явно раздражен.

— Ты повел себя так, что мы потеряли драгоценное время.

— Ты должен меня понять, Арман.

— Что ж, хуже придется именно вам.

— О чем ты?

— Не думай, что мы станем сидеть сложа руки. Освободившись от всяческих обязательств, братство будет действовать на свой страх и риск.

Кардинал и магистр молча сверлили друг друга глазами. Их разделял всего лишь метр. Напряжение нарастало.

— Мы готовы принять вызов.

— Думаю, ты понимаешь, что предал нас.

— Если ты хочешь знать всю правду, то я скажу, что наши переговоры, которые начались три года назад после предварительных встреч в Женеве, являются частью детально разработанного плана, запущенного в ход еще двести лет назад.

При этом известии глаза Армана д'Амбуаза странно засверкали.

— Ты торопишься? — спросил монсеньор.

— К чему этот вопрос?

— Мне хотелось бы поведать тебе одну историю. В сложившихся обстоятельствах нет большого смысла хранить ее в тайне.

На самом деле Минарди вовсе не был в этом уверен, однако он не мог отказать себе в удовольствии. Ему действительно хотелось рассказать магистру «Змееносца» историю, от которой волосы у того встанут дыбом.

Вместо ответа д'Амбуаз уселся на прежнее место.

— Вообрази себя в своем любимом Париже, в тысяча семьсот девяносто третьем году, на площади Согласия, которая тогда именовалась площадью Революции. Людовик Шестнадцатый отправлен на гильотину, палач свершает свою работу. Как только голова короля упала в корзину, барабаны смолкли. В них уже не было необходимости. Именно в этот момент от толпы, собравшейся на площади, отделился какой-то мужчина. Он проскочил сквозь ряды солдат, взобрался на эшафот и закричал, обращаясь к толпе, все еще немой после увиденного: «Жак де Моле, возмездие не окончено!»

— Эту историю я знаю.

— Но ты не можешь ничего знать о тех вполне логичных выводах, которые кое-кто сделал из случившегося. Времена тогда стояли неспокойные, неразберихи хватало, но без целой организации осуществить подобный поступок было бы невозможно. Человек, выскочивший на эшафот тем холодным январским утром, не мог быть одиночкой. Его слова о том, что возмездие не окончено, как будто возвещали о начале нового этапа в реализации достославного проклятия, оглашенного последним магистром ордена храма. Смерть Папы и короля когда-то породила легенду о проклятии тамплиеров. Как бы то ни было, но кое-кто посчитал, что возмездие не окончено, и тогда в одном из дворцов Ватикана принялись детально анализировать факты.

— Что ты имеешь в виду?

— Было решено точно выяснить, какой же смысл имели слова, прозвучавшие на площади. Если месть за Жака де Моле продолжается, то в чем же выражается это продолжение? Тебе, верховному руководителю «Братства змеи», все прекрасно известно. Самое важное в истории, которую я тебе излагаю, состоит в следующем. Священнослужители, которые собрались в одном из ватиканских дворцов, правильно поняли смысл послания. Возмездие не окончилось со смертью Климента Пятого и Филиппа Четвертого. Люди, стоявшие у истоков заговора, решили, что месть затронет не только отдельных лиц, но и самые институции, представленные ими, то есть французскую монархию и папство. Вот какой смысл имели слова, произнесенные с эшафота, на котором казнили Людовика Шестнадцатого. Король олицетворял собой монархию, сметенную ураганом революции. При этом объявлялось, что возмездие будет продолжаться. На что же оно будет направлено теперь? На какую другую институцию? Долго гадать об этом не приходилось.

Магистр побледнел. Сжатые челюсти свидетельствовали о том, что он сдерживался из последних сил. Арман д'Амбуаз хорошо представлял себе продолжение этой истории, однако предпочел услышать его из уст Минарди, хотя в голове его уже зарождалось тревожное предчувствие.

— С тех самых пор Ватикан запустил собственные механизмы защиты, пытаясь проникнуть в «Братство змеи», — продолжал кардинал. — Это средство было бы самым надежным. Спешу тебя порадовать. Отыскать надежную тропинку, ведущую к братству, и уж тем более войти в тесный круг его руководства оказалось весьма сложно. Каждый член этого круга уже в момент вступления в него называет имя своего возможного преемника. При этом запасная кандидатура должна получить одобрение всех прочих членов руководства. Разумный способ!.. Таким образом можно держать будущего кандидата под наблюдением и в случае каких-либо подозрений пересмотреть решение. На то, чтобы добраться до «Змееносца», Ватикану потребовалось более столетия. — Минарди вытащил из пачки новую сигарету, не торопясь прикурил, наслаждаясь моментом своего торжества, и снова заговорил: — Справедливо сказано, что терпение — одна из добродетелей церкви. Вплоть до тысяча девятьсот шестого года нам не удавалось напасть на надежный след. Потом еще на протяжении семидесяти шести лет мы не могли проникнуть во внутренний круг. Впрочем, это нормальный срок, если учитывать структуру братства. Требовалась величайшая осторожность, чтобы не возбудить ни малейших подозрений. С того самого момента, когда угроза была обнаружена, наши механизмы защиты действовали безотказно. В самые трудные моменты — такие, например, как приход большевиков к власти в России или осложнение отношений с тоталитарными режимами, — мы добивались того, что «Змееносец» не мог вмешиваться в наши дела. Должен тебе признаться, что Святой престол заплатил за это очень высокую цену. Нам вовсе не хотелось, чтобы возникали ситуации, компрометирующие церковь. Одна из них сложилась перед тысяча восемьсот семидесятым годом, когда войска пьемонтцев и гарибальдийцев атаковали Рим. Тогда мы не могли ничего доказать, однако в Ватикане возникло подозрение, что за событиями, которые в итоге привели к объединению Италии, стояли посланники «Змееносца». Именно «Братство змеи» поддерживало ложи карбонариев. Оно тайно руководило движением под названием «Молодая Италия», которое создал Мадзини. Мы даже начали думать, что герцог Кавур, скрытый вдохновитель этой операции, является магистром братства. У нас не было сомнений в том, что сам Гарибальди — лишь марионетка в его руках. Мы решили, может быть и ошибочно, что красный цвет рубашек его «Mille» [18] — это отсылка к так называемой «Красной змее».

Магистр, конечно, слушал Минарди, однако его разум был занят иными мыслями, которые в тот момент беспокоили этого человека гораздо сильнее. Д'Амбуаз был убежден в том, что может существовать лишь одна причина, по которой кардинал все это ему излагает. Его собираются убить!

— Затем для Ватикана наступили очень тяжелые времена. Несколько Пап подряд были заперты внутри наших стен. Они оказались пленниками итальянского правительства. Священнослужителям было запрещено принимать участие в государственной политике. Выход бы найден после подписания Латеранских соглашений в тысяча девятьсот двадцать девятом году. Папская область сократилась до пределов нынешнего Ватикана, нескольких романских церквей да виллы Кастельгандольфо.

— Когда же вы проникли в тайный круг «Змееносца»? — не выдержал д'Амбуаз.

— А как ты думаешь? — улыбнулся не без издевки Минарди.

— Гастон де Мариньяк! — неожиданно выпалил магистр.

— Великолепно, Арман! — театрально похлопал в ладоши кардинал. — Ты угадал с первого раза!

— Так, значит, вот отчего этот изменник возился с растреклятой папкой.

Голос магистра звучал сейчас не громче шепота. Он словно говорил сам с собой, вслух выстраивая мысли, которые сейчас крутились вокруг одного человека — преемника, предложенного Гастоном де Мариньяком. С тех пор прошло много времени. Этот преемник уже успел войти в круг и назначить преемника себе. Минарди не догадывался, что своими словами он вывел магистра на след ныне здравствующего ватиканского шпиона, внедрившегося в тайный круг «Братства змееносца».

вернуться

18

Тысяча (лат). Отряд Гарибльди назывался «Тысяча краснорубашечников».

79

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru