Пользовательский поиск

Книга Красная змея. Переводчик: Корконосенко Кирилл С.. Страница 57

Кол-во голосов: 0

На протяжении последних тяжких лет орден был многим обязан брату Жерару, однако его неуступчивый, вспыльчивый характер превращал рыцаря в проблему во времена, когда надлежало передвигаться осторожно, не оставлять следов и держаться в тени. Наступала эпоха других людей.

Лармениус сожалел лишь о том, что многие братья, разделяющие помышления Сен-Гобена, теперь почитали его предателем, который нанес ордену последний удар. Все они мечтали о том же, о чем и последний магистр, то есть об организации нового Крестового похода для отвоевания святых мест. Эти люди хотели бы, чтобы Папа и монархи христианского мира собрали бы великое воинство, в котором тамплиерам была бы отведена ведущая роль.

Люди, подобные Жерару, не понимали, что старые времена остались позади. Нынешние христианские государи предпочитали идти другими путями. Именно этот разрыв с реальностью помешал ордену должным образом себя защитить, когда враги набросились на него, точно волки на ничего не подозревающую добычу.

Все-таки руководители тамплиеров успели принять надлежащие меры, позволившие спасти сокровище, которое теперь находилось в руках членов братства. Именно им предстояло отыскать наилучший способ, чтобы его сохранить.

— Прежде чем мы расстанемся, узнайте, что братство вновь соберется через три месяца, двадцать первого декабря, в Лионе, на берегах Роны, в подземелье церкви Святого Петра, — сообщил товарищам Лармениус.

— О чем именно пойдет речь?

— Проклятие Жака де Моле продолжает действовать.

22

Пьеру удалось поспать всего-навсего два часа. Он лег после полуночи, а перед этим потратил два часа на приведение квартиры в порядок. Ущерб оказался минимальным. Даже телефонный провод был всего лишь заботливо выдернут из розетки. Очевидно, нежданные гости не желали ничего ломать. Скорее всего, они таким способом побуждали журналиста согласиться с их требованиями. Кроме того, весь этот кавардак оказался следствием направленных поисков.

Пропал диск, который передала ему Мадлен, бумажные распечатки и все выписки, имевшие отношение к содержимому папки. Если Маргарет тоже делала какие-то записи, то от них не осталось и воспоминания. «Красная змея» исчезла бесследно. Бланшар также обнаружил, что похитители начисто стерли жесткий диск на его компьютере. Этот факт был особенно прискорбным.

Усталый, не выспавшийся, подавленный Пьер наблюдал за кофейником, потягивая апельсиновый сок. Телефонный звонок застал его врасплох. Он не ожидал, что кто-то будет его искать в столь ранний час, без четверти восемь.

Бланшар снял трубку:

— Алло, Пьер?

Журналист удивился, что к нему обратились по имени.

— Слушаю, — осторожно отозвался он.

— Это Габриэль д'Онненкур.

Бланшару не понравился этот звонок.

— Немного рановато, не правда ли? — не удержался он от колкого замечания.

— Вовсе нет, особенно с учетом того, что я хотел бы вам сообщить. — Голос д'Онненкура звучал по-прежнему ровно. — Мне только что звонил какой-то незнакомец. Правда ли, что ваша знакомая похищена?

— Откуда вы знаете?

— Ее зовут Маргарет Тауэрс?

Пьер пришел в крайнее волнение.

— Что вам сообщили?

— Мне назвали место, где она находится.

Журналиста обдало жаром.

— Правда?

— Я не осведомлен, почему позвонили именно мне. Однако меня очень кратко проинформировали, что профессор Маргарет Тауэрс похищена и находится сейчас в месте, которое мне указали с предельной точностью. Я несколько обескуражен, однако именно мне, как уже было сказано, позвонил какой-то человек, не назвавший своего имени. Он попросил меня сообщить вам об этом.

— Ради бога, говорите!

— Лучше уж зачитать. Я все записал, чтобы ни на йоту не ошибиться: «Сообщите месье Бланшару, что он найдет Маргарет Тауэрс в доме на перекрестке восемьдесят шестой и тридцать четвертой трасс, справа от дороги на Фонтене-су-Буа, приблизительно в семистах метрах. Дом с шиферной крышей».

Пьеру никак не удавалось прийти в себя.

— Пожалуйста, повторите!

Габриэль прочитал текст еще раз. Пьер дрожащей рукой записывал все слово в слово.

— Полагаю, вам нужно позвонить в полицию.

Журналист молчал, поэтому д'Онненкур догадался, что он в этом вовсе не убежден.

— Пьер, вам знакомо это место?

— Нет, но по таким указаниям разыскать его не составит труда.

— Если хотите, я могу отправиться с вами, — предложил д'Онненкур.

Бланшар снова заколебался.

— Я знаю, где это, — добавил Габриэль.

— Вы там бывали?

— Нет, но у моего семейства была усадьба в Фонтене. Я еще ребенком не раз проводил там лето. Могу заехать за вами через полчаса.

Журналист уже отказался от мысли позвонить Годунову и подумал, что компания ему не помешает.

— Этот человек не предупреждал о том, что я должен приехать один?

— Он сказал только то, что вы уже слышали, — ни словом больше, ни словом меньше.

— Когда, говорите, вы сможете приехать?

— Через полчаса.

— Я вас жду.

Принимая бодрящий душ, Пьер раздумывал о том, что же может ожидать его в этом доме по дороге на Фонтене-су-Буа. Никогда за всю свою лихую жизнь журналист не оказывался в ситуации, подобной той, что сложилась за последние дни. Хуже того, он не имел никакого представления о том, чем все это закончится.

Бланшар уже одевался и вдруг вспомнил о кофейнике. Он метнулся на кухню и не ошибся. Кофе убежал, посудина почернела.

На дороге было тесно, но без пробок. За двадцать минут они проехали бульвары Осман, Сен-Мартин и выбрались на проспект Республики, оставив слева кладбище Пер-Лашез и Венсенские ворота. Машина Габриэля двигалась к Сен-Манде по шоссе, соединяющему этот городок с Монтрё, и наконец повернула на юг.

— Что вы думаете о тех людях, которые вам звонили?

— Я поражен не меньше вашего.

— Да, все это очень странно.

Спутники помолчали, затем д'Онненкур изрек:

— Мне приходит в голову лишь то, что это послание адресовано и мне.

— Как это?

— Таким образом люди, скрывающиеся за именем «Красная змея», убеждаются в том, что информация дошла до вас. Мне же они дают понять, что угрозы их серьезны. Маргарет Тауэрс было что-нибудь известно об этой истории?

— Да, она ознакомилась с содержимым диска, который передала мне Мадлен Тибо. Я уже рассказывал, что она историк, специалист по Средневековью. Эта женщина помогала мне вести расследование.

— Ее похитили из вашего дома?

— Да. Должен признаться, что, когда эти люди вчера угрожали мне по телефону, они упомянули также и Маргарет.

— Теперь понятно, почему вы так занервничали и заторопились.

Габриэль вел машину очень осторожно, но уверенно. Он плавно свернул с шоссе налево, когда увидел указатель на Фонтене-су-Буа.

— Теперь надо проявить внимательность. Тот человек говорил, что дом стоит справа, в семистах метрах.

Пейзаж здесь был по-настоящему сельский. Кругом зеленели луга, на которых паслись коровы и стояли домики.

— Вот! — завопил Пьер.

Справа показался дом с шиферной кровлей. Он не был похож на жилище крестьянина, скорее уж напоминал загородную виллу. У Пьера заныло в груди. Сам не зная отчего, он представлял себе, что дом будет заброшенным, а перед этой виллой был разбит садик, рядом виднелась ровная площадка, на которой стоял автомобиль. Жалюзи были опущены, все выглядело спокойно, даже как-то слишком. В Пьере крепли дурные предчувствия.

Дверь была заперта. Они несколько раз позвонили, но ответа не было.

— Все это очень странно, — заметил Пьер.

— Мне тоже так кажется. К тому же у меня появилось ощущение, что за нами наблюдают.

Пьер надавил на дверь, но она не поддалась.

— Давайте обойдем дом, — предложил Габриэль. — Возможно, сзади есть вход.

Внешне вилла смотрелась просто великолепно — ухоженный сад, свежевыкрашенные стены, прямо-таки исключительная чистота. Здесь явно кто-то жил.

57
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru