Пользовательский поиск

Книга Красная змея. Переводчик: Корконосенко Кирилл С.. Страница 52

Кол-во голосов: 0

Годунов приблизился к постели, чтобы рассмотреть лицо мужчины, вмятое в подушку, когда услышал голос Дюкена:

— Комиссар, взгляните на трюмо!

— Что там?

Годунов бросился к инспектору, на время позабыв о трупах. В щель между зеркалом и рамой был засунут клочок пергамента с изображением красной змейки.

Комиссар осмотрел листок, не прикасаясь к нему. Визитная карточка, оставленная убийцами, вывела его из себя. Он тяжело вздохнул, словно пытаясь выпустить пар после неприятного открытия.

Годунов вернулся к постели, и тут его ожидал новый сюрприз.

— Твою мать! Этот мужик!.. Это же Вожирар!

Дюкен, осматривавший спальню, переспросил:

— Что вы сказали, комиссар?

— Это Вожирар!

— Тот библиотекарь, с которым мы общались по поводу убийства его коллеги?

— Вот именно! Именно он снабдил нас копиями документов.

— Вы уверены?

Годунов, не заботясь о соблюдении правил, слегка приподнял голову покойника, чтобы лучше разглядеть его лицо. Без всякого сомнения, это был Антуан Вожирар.

Затем комиссар посмотрел на девушку. Простыня прикрывала ее тело от талии и ниже. Волосы рыжие, возраст — около тридцати, очень бледная, кожа, усыпанная веснушками, грудь большого размера. Может быть, убитая являлась уроженкой Восточной Европы.

— Да что вообще здесь происходит? — пробормотал Годунов, почесывая колючую щеку.

Он не успел побриться с утра.

— Такими темпами эти ребята оставят город без библиотекарей, — сквозь зубы процедил инспектор.

Красноречивый взгляд комиссара заставил Дюкена пожалеть о своем замечании, оказавшемся на редкость несвоевременным.

Годунов спросил жандарма, который присутствовал при осмотре места преступления, были ли вызваны судья и медицинский эксперт.

— Да, месье.

Полицейский сверился с часами и пробормотал извиняющимся тоном:

— Пора бы им уже появиться.

Комиссар вспомнил о пробке на дороге и направился в гостиную, где дожидалась свидетельница.

Эта женщина обладала врожденной элегантностью. Она вовсе не пренебрегала макияжем, однако в целом выглядела вполне естественно. Женщина сидела в кресле, закинув ногу на ногу. Сигарету эта дама держала самыми кончиками пальцев. Вид у нее был растерянный.

Годунов еще раз представился, подчеркнув, что является сотрудником отдела убийств. Дюкена он представил как своего помощника.

— Будьте любезны сообщить ваше имя.

— Симона Бертье.

— Вы, вероятно, живете в этом доме?

— Да, второй этаж налево, через лестничную клетку отсюда.

— Как я понял, вас удивила открытая дверь. Вы вошли и увидели, что совершено преступление.

— Именно так.

— В котором часу?

— Сразу после пяти.

— Замечательно. Не могли бы вы описать мне ваши действия? Пожалуйста, чем больше подробностей, тем лучше.

— Я негромко постучалась в дверь, но никто не отозвался. Тогда я позвала: «Эй, есть кто-нибудь в доме?» — и снова не получила ответа.

— Что же было потом?

Симона вдохнула дым и с величайшей осторожностью, точно боясь повредить важную улику, затушила сигарету в пепельнице.

— В первый момент я заколебалась, не знала, что делать и подумала, не лучше ли вернуться к себе в квартиру и обо всем позабыть.

— Но вы поступили по-другому, — подсказал комиссар.

— Да, иначе я не могла бы успокоиться. Я приоткрыла дверь и снова позвала.

— Очевидно, вам никто не ответил?

— Конечно. Тогда я прошла вперед по коридору и увидела свет в спальне, где…

Симона вытащила пачку сигарет и предложила полицейским.

Оба отказались, но Годунов достал зажигалку и дал даме прикурить. При этом он отметил, что у Симоны дрожали руки, очень ухоженные, явно прошедшие через маникюрный салон, с длинными пальцами пианистки.

— Где лежали трупы, — снова помог ей комиссар.

— Я обратила внимание на луч света, пошла туда и…

Женщина прикрыла рот ладонью. Ей стоило большого труда удержаться от слез, которые уже скопились в красивых зеленых глазах.

Годунов выдержал паузу в несколько секунд, позволяя свидетельнице прийти в себя, а потом задал следующий вопрос:

— Вы были знакомы с людьми, которых увидели в спальне?

— Совсем немного. — Симона достала из сумочки ажурный платок и аккуратно, чтобы не потекла тушь, промокнула глаза. — Вообще-то они здесь не жили. Так, заходили от случая к случаю.

— Что вы имеете в виду, мадам Бертье?

— В этой квартире они не проживали постоянно. Заходили примерно два раза в неделю.

— Вы хотите сказать, что это было нечто вроде любовного гнездышка?

Женщина снова затянулась и потушила сигарету, не докурив и до половины.

— Можно выразиться и так.

— Скажите, а давно они встречались?

Свидетельница почувствовала себя неловко. Она оправила юбку на коленях и подняла глаза на Годунова.

— Видите ли, месье комиссар, я не слежу за своими соседями.

Полицейский слишком поздно осознал, что позволил себе бестактность. Он мог бы иначе сформулировать свой вопрос.

— Приношу свои извинения, мадам Бертье. Этот вопрос вызван тем, что любая информация, полученная нами, может оказаться полезной. Я только хотел узнать, быть может, вы сталкивались с ними в подъезде или в лифте?

— Этот месье появлялся здесь на протяжении многих лет.

— А девушка?

— Я видела этого мужчину в сопровождении разных девушек. О той, которая сейчас находится в спальне, ничего определенного сказать не могу.

— Я вас понял.

Симона зажгла новую сигарету. Годунов терпеливо дожидался возможности задать очередной вопрос.

— Что вы предприняли, когда обнаружили трупы?

— Я страшно занервничала, быстро вернулась к себе и позвонила в полицию.

— Чего-нибудь особенного не припомните?

— Разве два обнаженных тела на кровати — это мало?

Годунов кивнул в знак согласия, но добавил:

— Я имею в виду какие-нибудь детали, которые могли бы привлечь ваше внимание.

Симона Бертье попыталась что-нибудь припомнить, однако только покачала головой. Ничего такого она не заметила.

— Не хочу вас расстраивать, комиссар, но когда я увидела мертвые тела, впала в панику и спешно убралась из квартиры.

— А шума вы не слышали? Ничего не указывало на то, что здесь творится нечто странное?

— Нет. Я возвращалась с работы, когда увидела приоткрытую дверь.

— Когда вы ушли из дома?

— В восемь часов утра.

— Вы знаете, как звали вашего соседа?

— По правде говоря, нет. На его почтовом ящике не указано имя, только проставлено: «Второй этаж, направо».

— Вы видели его на собраниях соседей?

— Бытовыми делами занимается администрация. Собрания бывают крайне редко. Последний раз нас созывали два, может быть, три года назад.

— Когда вы в последний раз видели вашего соседа?

Симона напрягла память.

— Точно сказать не могу. Около недели назад или даже больше. Мы встретились в подъезде.

— Он был один?

— Нет, по-моему, с девушкой, которая сейчас лежит там.

— Вы уверены в этом?

— Не поклянусь, но, кажется, так оно и было.

На лестнице послышался шум шагов. Жандарм сообщил о прибытии судьи и медицинского эксперта. Они подоспели одновременно.

Годунов поблагодарил мадам Бертье за сотрудничество и предупредил, что может побеспокоить ее еще раз, чтобы задать несколько вопросов.

Пока эксперт занимался своей работой, судья выписал постановление о выносе тел и на этом посчитал свое вмешательство законченным. Годунов же размышлял о странности этих смертей. Почти все укладывалось в привычные рамки, за исключением двух весьма значительных деталей.

Итак, Вожирар использовал эту квартиру для более или менее постоянных свиданий с любовницами. По крайней мере, так выходило по словам мадам Бертье. Комиссару предстояло подробнейшим образом переговорить с консьержем. Он отложил эту беседу до ухода судебного врача.

В поведении библиотекаря как будто не отмечалось ничего необычного. Мужчина на грани пенсионного возраста пытался использовать последние возможности на поле боя, которое ему скоро предстояло покинуть. Комиссар предположил, что финансовое положение Вожирара вполне позволяло ему тратить деньги на отношения подобного рода.

52

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru