Пользовательский поиск

Книга Красная змея. Переводчик Корконосенко Кирилл С.. Содержание - 26

Кол-во голосов: 0

— Тогда действуем, не теряя ни секунды.

Они вышли на поляну, раскинувшуюся перед замком, и подбежали к дверям.

Маргарет уже на пороге посмотрела по сторонам и воскликнула, нарочно усилив свой иностранный акцент:

— Эй! Есть тут кто-нибудь?

В здании ничто не указывало на спешную подготовку к приему гостей. Из прихожей брал начало темный коридор со спущенными шторами и мебелью, затянутой в чехлы.

— Есть кто-нибудь?

— Что вам угодно?

На шум появилась девушка с корзиной белья.

— Простите, но мы заметили, что дверь открыта, и вот… — промямлил Пьер.

— Это частное владение, — отрезала девушка. Вблизи она выглядела еще моложе. Судя по всему, вторжение пришлось ей не по душе.

— Какой миленький замок. Можно нам осмотреть его?

— Извините, но посещения не разрешены.

Маргарет показалось, что сейчас эта барышня без всяких объяснений выставит их за порог.

— Здесь, наверное, никто не живет, хотя внутри такая чистота и порядок, — заметила шотландка, усиленно корежа французские слова.

Ей хотелось, чтобы их с Пьером приняли за туристов.

Девушка заметно успокоилась. Вышло так, что Маргарет добилась своей цели. Она хорошо знала, что для многих людей, особенно для тех, кто занимается уборкой, нет ничего более приятного, чем похвала за чистоту.

— Хозяин приезжает сюда, только редко. Мы как раз и явились, чтобы застелить постели свежим бельем, расчехлить мебель, проветрить комнаты и пополнить запасы в кладовке.

— А сами вы из Лиму? — спросил Пьер.

— Да, у нас там фирма. Мы убираемся, поддерживаем порядок.

— «L'Eponge d'Or»?

— Вы про нас слышали?

Глаза девушки заблестели.

— Слышал. О вас рассказывали в Каркассоне и, кстати говоря, отзывались весьма лестно.

— Так вы из Каркассона?

— Да, — без колебаний соврал журналист. — Я показываю эти края моей подруге. Она шотландка, и ей все здесь нравится. Мы случайно набрели на этот чудесный замок, а когда вы приехали, подумали, что нам можно будет посмотреть. Ну что ж… Не станем вас больше задерживать. Спасибо вам за беседу.

Маргарет с изумлением смотрела на журналиста. Пьер так явно обхаживал эту провинциалку, наврал с три короба, а теперь без зазрения совести играл на ее самолюбии. Шотландке сделалось настолько неловко, что она чуть было не выскочила из замка, осталась только потому, что, в конце концов, Пьер был журналистом, а людям этой профессии частенько приходилось пользоваться недозволенными приемами. Далеко ходить за примерами было ни к чему. Она сама явилась жертвой его журналистских плутней. Маргарет прекрасно понимала, почему ее товарищи по университету называли всю эту братию нехорошим словом «журналюги».

— Что ж, пойдемте со мной, я проведу для вас коротенькую экскурсию.

Замок и вправду оказался чудесным памятником семнадцатого века. Его залы и коридоры повторяли версальский первоисточник и были перегружены украшениями. Именно так когда-то проявил себя во Франции стиль рококо. Потолки были расписаны аллегорическими сценами, на стенах в изобилии блестели зеркала в причудливых золоченых рамах. Повсюду царил порядок, и все-таки ничто не указывало на предстоящую большую встречу.

Прежде чем распрощаться и поблагодарить своего неожиданного проводника, Пьер, который во время экскурсии без устали ахал и восхищался, решил задать вопрос:

— Так кто же владелец этого замка?

— Один господин из Парижа.

По тону девушки могло показаться, что речь идет о каком-нибудь небожителе.

— По-видимому, он из знатного рода.

— О да! Вы наверняка слышали об этом семействе — Виллербан де Сен-Морис.

Пьер пытался вспомнить, о ком идет речь, а девушка не спускала с него глаз, дожидаясь ответа.

— Так вы говорите о той самой семье, из которой родом один из президентов республики?

— Конечно же. Вы просто не могли о них не слышать! Месье Валери — это подлинный рыцарь, очень строгих правил, зато такой элегантный, настоящий аристократ. — Она в восторге закатила глаза.

— Вероятно, вся эта подготовка вызвана тем, что месье Валери скоро приедет? — Пьер изо всех сил старался раздобыть информацию.

— Точно сказать не могу. Может быть, он появится завтра или послезавтра.

Маргарет и Пьер еще раз поблагодарили уборщицу за любезность и потраченное время. На прощание они пожали ей руку, спокойно дошли до края леса и услышали, как дверной замок за ними защелкнулся. Девушка из «L'Eponge d'Or» больше не желала, чтобы ее отрывали от работы по дому.

— Что ты об этом думаешь, Марго? — Пьер заметил, что она о чем-то размышляет.

— Я убеждена в том, что те двое говорили именно о замке Ла-Серпан.

— Все-таки тут какая-то неувязка.

— Какая же?

— Ничто не указывает на то, что какие-то люди намереваются устроить здесь большое собрание. Ты уверена, что похитители имели в виду это место и этот день?

Маргарет только вздохнула.

— Они говорили про замок. «Chateau» — это ведь замок, верно?

— Да.

— Мои похитители говорили про Ла-Серпан, упомянули, что это место находится рядом с Каркассоном. Они упоминал и про собрание и про сегодняшний день. Вот что я слышала, но теперь как-то запуталась. — На самом деле Маргарет не только запуталась, но и ощутимо расстроилась. — Не знаю, может быть, какая-то деталь, какая-то мелочь от меня и ускользнула.

Бланшар тоже впал в задумчивость. По пути к машине он пытался привести в порядок мысли, блуждавшие в голове. Пьер не сразу заметил, что они дошли до его «рено».

— Что будем делать? — спросила Маргарет.

Пьер только пожал плечами:

— У тебя есть идеи?

Шотландка подобрала с земли булыжник и швырнула его в безмятежные воды реки.

— Не знаю, что и сказать. Может, нам лучше обо всем позабыть, позвонить комиссару, как-нибудь объяснить ему наше поведение и вернуться в Париж, не теряя больше ни минуты?

Пьер подхватил другой камень и тоже метнул в воду, хотя не так ловко, как Маргарет.

В этот самый момент спокойствие природы нарушилось шумом мотора. Это был микроавтобус фирмы «L'Eponge d'Or», выезжавший на дорогу к Лиму.

26

На этой встрече присутствовали девятнадцать человек. Два пустых кресла свидетельствовали о том, что те люди, для которых они предназначались, не явились на совещание.

Так выглядело ядро «Братства змеи». В него входил двадцать один человек, причем членство в правлении было пожизненным.

Только к магистру и сенешалю присутствующие обращались по имени. Прочих же, следуя многовековой традиции и соблюдая меры предосторожности, они называли по номерам, проставленным на их креслах.

Вот уже много столетий подряд такие собрания проводились дважды в год, совпадая с днями зимнего и летнего солнцестояния. Исключения делались лишь в редких случаях. Только магистр братства, наделенный самыми широкими полномочиями, мог решить, что чрезвычайные обстоятельства требуют проведения внеочередного собрания.

Встречи всегда проходили в разных местах. Обыкновенно для этого выбирались уединенные поселения, расположенные вдалеке от больших городов. К этой мере предосторожности в братстве начали прибегать еще во время правления Людовика Четырнадцатого.

О причинах такого решения знающие люди рассказывали весьма загадочную историю. Все началось с мести могущественного банкира Николя Фуке. Он хотел стать членом братства, получил отказ и жутко разозлился.

Фуке донес Людовику о существовании тайного союза. «Король-солнце» попытался подчинить братство своей власти, однако «Змееносец» умело ускользнул в тень. При этом магистру удалось переключить внимание монарха на так называемое «Братство Святого причастия», члены которого по ночам собирались в одной из прославленных парижских церквей. Гнев государя обрушился на этих людей.

Зато возмездие «Змееносца» было неотвратимым. Вскоре после этих событий члены братства обратили подозрительность короля против самого Фуке. Летом 1661 года Людовик Четырнадцатый побывал на роскошном приеме, устроенном банкиром, был поражен богатством Фуке и подумал, что тот присваивает вверенные ему финансы. По приговору суда банкир был заключен в тюрьму Пиньероль, затерянную среди альпийских отрогов.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru