Пользовательский поиск

Книга Красная змея. Переводчик Корконосенко Кирилл С.. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Они прошли с полсотни метров и оказались на площади, перед главным фасадом. Ночная подсветка придавала древним камням мягкий желтоватый оттенок.

Пьер поднял голову и почувствовал себя совсем крошечным под взглядом фигур, взиравших на него с фриза, расположенного над архивольтами. Он непроизвольно вздрогнул и поднял воротник плаща.

— Я провожу тебя домой.

— Не беспокойся, час уже поздний. Поймаю такси на улице Сен-Жак.

— Ты уверена?

— Да, спасибо.

— Как хочешь. — Пьер на прощание чмокнул подругу в щеку. — Тогда увидимся завтра в половине девятого.

Бланшар посмотрел вслед Мадлен, в очередной раз закурил «Голуаз» и подумал, что он почти ничего не знает о женщине, с которой знаком так давно. Стук ее каблуков постепенно затих, растворился в тишине ночи.

Пьер направился в противоположную сторону и почувствовал на лице свежий ветерок, предвестник дождя. Но он все равно решил пройтись, тем более что до дома было совсем недалеко. У Пьера вдруг возникло странное ощущение, что-то внутри напряглось. Какой-то голосок нашептывал ему, что он только что ступил на опасный путь.

4

Пьер Бланшар вернулся домой, открыл и распечатал данные с диска. Затем он приготовил себе кофе и решил для начала сопоставить две версии документов, чтобы понять, чем они различаются. Проблема состояла в том, что у журналиста не было возможности выяснить, когда и в каком порядке производились изменения.

Бланшар погрузился в чтение, которое время от времени прерывал, чтобы проверить данные, имеющиеся на диске. Профессиональное чутье подсказывало журналисту, что история, которая оказалась в его руках, придется по вкусу любому смышленому издателю. Она интересна не столько из-за содержимого документов, хотя и здесь, между прочим, кое-что было весьма любопытным, сколько из-за событий, связанных с обнаружением папки. После двух часов работы с бумагами Бланшар уже знал, что Мадлен одарила его по-царски.

Пьер отмечал все, имевшее отношение к «Братству змеи». В документах говорилось, что оно было образовано во времена Крестовых походов.

В четыре утра он решил лечь и хоть несколько часов поспать перед встречей с Мадлен. Несмотря на усталость, заснуть Пьеру удалось не сразу.

В голове его роились те же вопросы, которыми Мадлен задавалась за ужином. Кто поместил бумаги в «отдел игрек»? С какой целью? Почему содержимое папки было изменено? Насколько достоверно было это содержимое? Существовало ли на самом деле «Братство змеи»? Если да, то связано ли оно с тамплиерами? Есть ли во всем этом хоть крупица истины, или же бумаги, содержащиеся в папке, — всего лишь плод помутившегося воображения? Что за всем этим может скрываться?

Пьер понимал, что смог бы значительно продвинуться вперед, если бы ему удалось добраться до человека, который взял на себя труд составить этот набор документов, до некоего Гастона де Мариньяка. Он вспомнил, что, по словам Мадлен, этот человек воспользовался псевдонимом, назвал себя Луи Шардоне. Быть может, Гастон де Мариньяк — это тоже псевдоним?

Как бы то ни было, Мадлен сделала ему великолепный подарок. Это была замечательная история о загадочном тайном обществе, связанном с орденом тамплиеров. В тот момент журналисту было еще неведомо, что тайна и загадка способны превратиться в серьезную опасность.

Когда в семь тридцать прозвонил его старый, еще школьный будильник, Пьер с большим трудом выбрался из-под одеяла. Ему казалось, что он только-только успел закрыть глаза и вдруг раздался грохот. Это была поступь лошади, которая каждые пять секунд разражалась мерзостным ржанием.

Душ быстро привел его в сознание. Вообще-то Пьеру хотелось бы простоять под ним подольше, однако он спешно оделся и вскоре после восьми уже выскочил на улицу.

Ему повезло. У дверей подъезда стояло такси, из которого выходил пассажир.

— Будьте добры, к Национальной библиотеке!

Таксист изумленно заметил:

— До нее всего двести метров.

— Простите, я имел в виду филиал Тольбиак.

— Тот, что на набережной де-ла-Гар, в тринадцатом округе? — переспросил таксист.

— Да, по ту сторону моста Берси, напротив Дворца спорта.

Через пятнадцать минут Пьер уже шагал по широкой площади, направляясь к величественному зданию с четырьмя высокими башнями по углам, походившими на открытые книги. Это был новый корпус библиотеки. Основная часть рукописей оставалась в старом здании, расположенном на улице Ришелье, напротив Биржи ценных бумаг. В честь президента республики, который много сделал для ее основания, новая библиотека носила имя Франсуа Миттерана.

Журналист пересек просторный вестибюль, окна которого выходили на гигантский внутренний сад, и вошел в кафе, расположенное на Книжной башне, за пять минут до условленного срока. После вчерашнего опоздания ему было особенно приятно появиться первым.

Он решил расположиться у стойки. Ждать ему предстояло недолго, каких-то несколько минут, ведь Мадлен жила точно по часам. Еще в студенческие годы она возвела пунктуальность в жизненный принцип.

Обнаружив, что минуты утекают, а Мадлен все нет и нет, Бланшар подумал: не случилось ли чего-то непредвиденного. Он был настолько удивлен ее опозданием, что даже засомневался — вдруг он перепутал место или время встречи. В восемь сорок пять мадемуазель Тибо по-прежнему не подавала признаков жизни.

Пьер позвонил на ее мобильник и услышал механический голос: «Сейчас я не могу снять трубку. Если вам угодно, оставьте сообщение после сигнала».

— Мадлен, это Пьер. Я уже в библиотеке. Сейчас без четверти девять. Ты где?

Журналист подождал еще десять минут. Его беспокойство все возрастало. Он позвонил еще раз и снова услышал автоответчик. На сей раз Пьер не оставил никакого сообщения и решил обратиться в справочную службу библиотеки.

— Вам нужна Мадлен Тибо?

— Да, заведующая «отделом игрек», в котором хранятся редкие книги.

— Пожалуйста, не вешайте трубку. Кто ее спрашивает?

— Пьер Бланшар.

Девушка набрала номер и терпеливо слушала гудки. Трубку никто не снял.

— К сожалению, мадемуазель Тибо сейчас нет в ее кабинете.

Пьер озадаченно посмотрел на часы. Было уже девять. Мадлен просто не могла опоздать на полчаса.

— Прошу прощения, а могу я связаться с каким-нибудь сотрудником «отдела игрек»?

— Секундочку.

Эта самая секундочка растянулась на несколько минут.

— Месье Бланшар, вы можете подняться на четвертый этаж Книжной башни. Там спросите месье Вожирара.

Антуан Вожирар принял Пьера без отлагательств, однако держался холодно, подчеркнуто выдерживая дистанцию. Этот худощавый субъект с вытянутым лицом и кустистыми серыми бровями был старейшим сотрудником отдела. До пенсии ему оставалось меньше года. Конечно, повышение Мадлен нанесло серьезный удар по его профессиональному самолюбию. Антуан Вожирар был уверен в том, что имеет куда больше заслуг, чем эта барышня, чтобы претендовать на должность заведующего. Он ничем не проявил своего недовольства этим решением, по его мнению, совершенно несправедливым, однако считал, что руководить «отделом игрек» все же надлежало именно ему.

— Вы хотели меня видеть? — спросил Вожирар, не поднимаясь со стула и не предлагая посетителю сесть.

Такое отношение журналисту сразу не понравилось.

— Моя фамилия Бланшар. Мне нужно узнать, где сейчас находится Мадлен Тибо. Она назначила мне встречу на половину девятого, но так и не появилась.

Вожирар изобразил на лице полное недоумение. Он-то, мол, здесь совершенно ни при чем. То же самое он продемонстрировал и словесно:

— Неужели я похож на охранника мадемуазель Тибо?

Библиотекарь говорил презрительным тоном. Кроме того, его голос и сам по себе звучал противно. Пьер смерил его неприязненным взглядом.

— Если я здесь нахожусь, так это оттого, что мне посоветовали обратиться именно к вам. Еще я хочу сказать, что любому человеку, знакомому с привычками Мадлен, столь долгое опоздание покажется в высшей степени удивительным.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru