Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Переводчик Коган Виктор. Содержание - Глава 35

Кол-во голосов: 0

— Что именно происходило в этот момент, мисс Ван Анка?

— Ему… понадобилось… он… захотел пить. И выпил воды.

— Судя по звуку, не похоже, что кто-то пьет. Звук такой, словно что-то погружают в воду.

Бабетта молчала.

— Мисс Ван Анка!

— Что?

— Он пил?

— Я это уже сказала.

— Мы можем пригласить судебных экспертов по акустике, и они порекомендуют суду воссоздать картину, о которой свидетельствует этот звук.

— Стоял у него, ясно? У него стоял, а ему нужно было возвращаться в вашу комнату — и он боялся, как бы вы его там не убили, что вы и сделали. Он окунул свое хозяйство в ледяную воду, чтобы оно расслабилось. Ясно?

Судье Голландцу пришлось воспользоваться молотком, чтобы восстановить некое подобие порядка в зале суда. Представители окружения Бабетты были предупреждены, что если они не перестанут издавать эти звуки, их выведут из зала.

— Ну и что, расслабилось его… хозяйство, мисс Ван Анка?

— Чего вы от меня добиваетесь?

— Правды. Только и всего.

— Нет, не расслабилось. Ему пришлось, ну, в общем… запихивать его в брюки.

— Президенту было далеко за пятьдесят. К тому моменту вечеринка уже явно затянулась — он принимал главу иностранного государства, множество гостей, после чего, полагаю, принимал вас, что наверняка потребовало от него напряжения всех сил. Был уже третий час ночи. И тем не менее вы уверяете суд, что даже после изнурительных занятий любовью, если это и вправду можно так назвать, — добавила она, — у него все еще держалась эрекция?

— Чудовищная.

— Странно.

— Вам-то откуда знать?

— Мисс Ван Анка, — сказал судья Голландец, — мое терпение скоро лопнет. Еще одно подобное замечание, и вы проведете выходные под арестом. Это ясно?

— Да. Да-а, — простонала Бабетта.

— Мисс Ван Анка, — продолжала Бет, — не прибегал ли президент той ночью — насколько вам известно, — к помощи каких-либо медикаментов, которые позволили бы ему сохранять такую… героическую эрекцию, даже после секса?

— Я…

— Да?

— Он принял немного виагры.

Шум в зале.

— Виагра — это средство, которое выдается по рецепту врача и позволяет мужчинам достигать продолжительной эрекции. Вы именно его имеете в виду?

— Ну конечно.

— Президент принял виагру?

— В общем, да. В некотором смысле.

— Что вы имеете в виду? Уточните.

— О, господи! Это же… — Бабетта умоляюще посмотрела на судью. — Это интимное дело.

— Идет процесс по делу об убийстве, мисс Ван Анка, — сказал судья. — Закон и нормы морали обязывают вас рассказать суду все, что вам известно. Это вы должны были сделать еще тогда, когда давали показания в первый раз.

— Хорошо, хорошо. Мы с президентом и раньше были… в близких отношениях. И в нескольких предыдущих случаях он не сумел ничего добиться. В смысле, как мужчина. — Она тяжело вздохнула. — Вы знаете, какой это удар по мужскому самолюбию. А мне хотелось, чтобы он был счастлив и удовлетворен. Он же был президентом Соединенных Штатов. А если президент не получает удовлетворения, весь мир в опасности. Я не хотела, чтобы он… не хотела говорить ему: «Вот, прими это». Поэтому я измельчила несколько пилюль, смешала порошок с каким-то увлажняющим кремом и смазала им свою… себя. Чтобы средство подействовало как лекарство… местного применения, понимаете? Как мазь.

— Вы приготовили из виагры мазь и смазали ею свои интимные места?

— Разве осталось еще хоть что-нибудь интимное?

— И эта мазь местного применения попала в организм президента?

— Да, и стоял у него, как скала Гибралтар.

Бет сказала:

— В данный момент вопросов к свидетельнице больше нет.

Глава 35

— Ну что, — спросила Бет по возвращении в «Долину роз», — надеюсь, ты тоже доволен?

— Неплохо, — сказал Бойс. — Очень даже неплохо. Возможно, лет через пять-шесть из тебя выйдет хороший судебный адвокат.

— Но обвинение еще не снято. Ну, ошалел он от виагры. Странно только, что об этом ничего не сказано в отчете о вскрытии.

— Наверно, медики боялись оскорбить достоинство известного органа.

— И поэтому все по-прежнему выглядит так, словно я поджидала его, притаившись за дверью с плевательницей в руках.

— Твой перекрестный допрос произвел впечатление еще на одного человека. Даже глубоко взволновал его.

— Кого, Алана Крадмана? О-Джея Симпсона? Сдаюсь.

— Капитана Кэри Грейсона.

— Откуда ты знаешь?

— Я провел с ним всё утро.

— Ты виделся с Грейсоном?

— Еще как виделся. Мы с капитаном Грейсоном сегодня подружились.

— Как ты к нему проник?

— Не важно. Но он готов дать показания под присягой. А поскольку выглядит он так, словно с минуты на минуту умрет, советую тебе сейчас же позвонить судье Голландцу и обо всем договориться. Немедленно.

* * *

Судья Голландец отдал необходимые распоряжения. Меньше чем через полтора часа он, Бет, Сэнди Клинтик, два секретаря, стенографистка, судебные специалисты по видеосъемке и звукозаписи, а также нотариус уже мчались по Висконсин-авеню в кортеже автомобилей, принадлежащих Федеральной службе судебных исполнителей, по направлению к Военно-морскому госпиталю в Бетесде. Разумеется, это привлекло внимание журналистов, и те образовали собственные кортежи, один за другим присоединившиеся к судейскому. К тому времени как процессия добралась до госпиталя, кортеж состоял из пятидесяти четырех машин и был длиннее обычного президентского кортежа. Он занесен в «Гиннессову книгу мировых рекордов», в раздел «Самый длинный кортеж автомобилей».

В спешке никто не догадался уведомить охрану у главных ворот госпиталя в Бетесде, что в скором времени мимо нее со свистом промчится «отец всех кортежей». Когда морские пехотинцы увидели, как приближается эта величественная многоножка, сверкающая огнями ярче большинства аэропортов, они решили, что едет не кто иной, как президент Соединенных Штатов, причем тяжело раненный. Эту информацию они и передали по телефону в госпиталь, вызвав такой переполох, что все хирурги-травматологи, находившиеся в здании — и испытывавшие естественное желание прийти на выручку своему главнокомандующему, — бросились к входу в отделение неотложной помощи. Когда открылась дверца головного лимузина и из него вышли главные участники процесса, врачи разочарованно и недоуменно уставились друг на друга.

Адмирал, возглавлявший госпиталь в Бетесде, принялся раздумывать о том, кому бы позвонить. На минуту ему в голову пришла мысль вызвать значительные силы морской пехоты. Но судья Голландец был лицом, облеченным властью, и пользовался огромным авторитетом во всей стране, и когда он сообщил адмиралу, что приехал исполнять должностные обязанности, тому не оставалось ничего, кроме как сказать: прошу сюда, сэр.

Капитана Грейсона пришлось перевезти на каталке в более просторное помещение, куда и набилась толпа участников выездного заседания суда.

Они приехали как раз вовремя, ибо наутро, в половине пятого, капитан скончался от телесных повреждений, успев дать показания — по причинам, которые пока не в силах установить медицина, — всего за несколько часов до смерти.

* * *

Запись была воспроизведена на другой день, в суде.

Бет: Капитан Грейсон, утром двадцать девятого сентября вы производили вскрытие тела президента Макманна. Согласно вашим прежним показаниям суду, он умер от эпидуральной гематомы, вызванной сильным ударом тупым предметом по голове. Не желаете ли вы сейчас, под присягой, отказаться от тех показаний?

Кап. Грейсон: Желаю.

Расскажите, пожалуйста, суду, что привело к смерти президента.

Эпидуральной гематомы не было. Хотя я и заметил признаки травмы. Легко различимый ушиб с небольшим кровоподтеком, но без разрыва ткани. Однако причиной смерти было не это.

От чего же умер президент, капитан?

Он умер от летальной сердечной аритмии.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru