Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Переводчик Коган Виктор. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

— Да, верно.

— Кого вы пытаетесь защищать, миссис Макманн? Покойного мужа или себя?

— Возражаю.

Отклоняется.

— Я пытаюсь, мисс Клинтик, опровергнуть предъявленное мне обвинение в убийстве. Но при этом отказываюсь порочить имя человека, который двадцать пять лет был моим мужем и… — Бет едва заметно вздохнула, — …которого вся страна считала героем.

— Муж вам изменял?

— Это не ваше дело, мисс Клинтик.

— Ваша честь!

После совещания у барьера судья Голландец велел Бет отвечать на вопрос.

— Вам, наверно, придется уточнить, что значит «изменял».

— Спал ли он с другими женщинами, когда был женат на вас?

— Я сильно сомневаюсь в этом.

Взрыв смеха.

— Миссис Макманн, вы знали, что ваш муж занимается сексом с другими женщинами?

Федеральные судебные исполнители были готовы вручить повестки в суд пяти или шести подругам Бет, которым она все эти годы поверяла свои проблемы. Начни они отрицать, что Бет им обо всем рассказывала, их вполне могли бы обвинить в лжесвидетельстве. Бет это знала. У нее не было выхода.

— О некоторых вещах я предпочитаю не знать, — сказала Бет.

— Вам знакомо имя Эмбер Свенсон, миссис Макманн?

— Да.

— А Рита Феррейра?

— Да.

— Вайолет Бронсон?

— Да.

— Джо Энн Касардо?

— Да!

— Тэмми Ройко?

— Угу.

— Это значит «да», миссис Макманн?

— Да.

— Кэсс Маклхоз?

— Да.

— Серина Уитмор?

— Да.

— Возражаю. Ваша честь, неужели обвинение собирается прочесть всю телефонную книгу?

— С позволения суда, в списке осталось всего двенадцать имен.

По всей стране начали трезвонить телефоны. На другой день в трех сотнях газет появился заголовок «ВСЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ЖЕНСКАЯ РАТЬ». ЗГП Клинтик оказалась под градом резких нападок со стороны женских организаций. Многие угрожали судебными исками, но в суд никто не подал. Команда мисс Клинтик подготовилась отлично.

Пока ЗГП оглашала этот список жертв, Бойс изо всех сил старался сохранять непроницаемое выражение лица. Клинтик приготовилась нанести последний удар.

— Вам знакомо имя Бабетта Ван Анка?

— Конечно, знакомо, — раздраженно ответила Бет.

— В настоящий момент больше вопросов нет, ваша часть. Сохраняю за собой право в ближайшее время вызвать обвиняемую повторно.

— Насколько плохо? — спросил Бойс у Влонко, когда они глазели на цифры на экране.

— Очень хуёво.

* * *

— Бет, детка! — Они лежали рядом на кровати в Бойсовом номере, взявшись за руки и уставившись в потолок. — Я должен тебе кое-что сказать.

— Неужели нельзя ни о чем не думать хотя бы сейчас?

— Как раз сейчас не самое подходящее время, чтобы ни о чем не думать.

— Как это по-вашингтонски! — сказала Бет. — «Сейчас не время поддерживать партию». «Сейчас не время для обычного политиканства». Прошу тебя, перестань.

— Мне придется на минутку стать твоим адвокатом.

Бет вздохнула.

— Дело, как ты, наверно, догадываешься, не… ну, в общем, оно не…

Он настолько не привык сообщать клиентам плохие новости, что не мог подобрать нужных слов.

— Мы терпим поражение, — сказала Бет. — Сокрушительное.

— Мы не выигрываем. Ничья нам тоже не светит. Если исключить эти варианты, остается только поражение.

— Прости, Бойс. Я всё испортила. Прости.

— Сейчас не время заниматься самобичеванием.

— А когда будет время — после того как меня признают виновной?

— Давай посмотрим на всё это с чисто тактической точки зрения. Если станет известно, что ты беременна — а «когда» тут более уместно, чем «если», — присяжные наверняка решат, что им просто пудрят мозги. В своих показаниях ты утверждаешь, что больше всего на свете хотела родить ребенка. Потом твой акушер-гинеколог утверждает, что ты принимала противозачаточные пилюли. А потом, как раз когда тебя судят по делу об убийстве, ты беременеешь. Ситуация не вполне идеальная.

— Откуда берутся все эти гормоны? Только и остается, что разреветься.

— Сейчас не время реветь. Как раз сейчас мне нужны твои ловкость и стойкость. Ты нужна мне такая, как до беременности. До всех этих извинений. Мне нужна леди Бетмак.

Бет демонстративно вытерла слезы.

— Ладно. К черту извинения.

— Узнаю мою девочку. Готова?

— Готова.

— Отлично. Что бы ни случилось, веди себя как ни в чем не бывало.

— То есть?

— Ты ни о чем не знала. Понятно?

— Бойс, мне нужно, чтобы ты защищал меня, а не попадал в беду.

— Доверься мне, детка. Конечно, я тебя защищаю.

Они помолчали.

— Я не знаю, что у тебя на уме. Но когда придет пора растить этого ребенка, хотя бы один из нас не должен сидеть в тюрьме.

Бойс не сказал ни слова.

— Что бы ты ни задумал, не попади в тюрьму. Я тебя очень прошу.

Глава 26

Старые знакомые.

Чтобы связаться со старыми знакомыми, нужно время. Бойс выпросил однодневный перерыв под тем предлогом, что ему требуется время на поиски одного «очень важного» свидетеля защиты — некой горничной, когда-то приходившей к Макманнам делать уборку и не имевшей никакого отношения к этому делу.

Бойс воспользовался сотовым телефоном, зарегистрированным на фирму «Морепродукты Б и Б». Это был его конспиративный телефон, предназначенный для совершенно секретных разговоров.

Он дозвонился Фелисио, набрав номер егосотового, зарегистрированного бог знает на чье имя, возможно — на имя какого-нибудь покойника, впрочем, об этом лучше было не знать. Никогда нельзя было понять, где находится Фелисио в данный момент. Бойс услышал, как где-то на заднем плане по-перуански звучит мелодия флейты. Во время предыдущего разговора он слышал взрывы.

— Вы мне нужны, — сказал Бойс. — Ahora.

Хорошо иметь старых знакомых, которые вам благодарны. Клиенты из Латинской Америки выражают свою благодарность так, что порой неловко становится. Они называют в вашу честь детей, предлагают убить ваших врагов. Всех, даже не заслуживающих упоминания.

Двенадцатью годами ранее Бойс спас Фелисио от пожизненного заключения в американской федеральной тюрьме за попытку похитить тысячу фунтов взрывчатки «С-4» с военной базы. По утверждению правительства, Фелисио намеревался взорвать тамошнее американское посольство — в отместку за прекращение поддержки его повстанческой группировки. Защита Фелисио строилась на том — по общему признанию, смелом — предположении, что он собирался взорвать инфраструктуру продажного диктаторского режима.

Бойс взялся за это дело исключительно ради того, чтобы выразить свое презрительное отношение к объявленной американским правительством «войне» с наркотиками, в результате которой за двадцать лет треть черного населения отсидела в тюрьме, а сокращение количества доступных наркотиков оказалось приблизительно равным нулю. Когда он закончил свою речь, присяжные уже были готовы вступить в ряды повстанческой армии Фелисио и не только свергнуть продажного диктатора, но и штурмовать американское посольство. С тех пор Бойс на каждое Рождество получал поздравительную открытку от Фелисио, который стал начальником охраны в сети гостиниц, расположенных в Центральной и Латинской Америке.

Когда его бывший спаситель попросил у него помощи, Фелисио захлестнули эмоции. i Como no patrón! Он вылетит в Вашингтон ближайшим рейсом. Нет — он полетит на частном самолете! Он будет на месте еще до рассвета! Бойс сказал, что рассвет наступает довольно рано. Он дал Фелисио общее представление о сфере, в которой требуется его содействие, чтобы тот смог привезти с собой всех необходимых специалистов.

Они договорились позавтракать в гостинице городка Тайсонс-Корнер, штат Вирджиния, в получасе езды от Вашингтона. Номер Бойс забронировал сам. Когда он вошел, Фелисио уже ждал его.

* * *

Потом Бойс позвонил Сэнди Клинтик. Та удивилась. И даже не потрудилась скрыть свои чувства. Бойс сказал, что хочет с ней встретиться. С глазу на глаз.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru