Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Переводчик Коган Виктор. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Номер четвертый преподавала в воскресной церковной школе и, судя по ее анкете, просто любила детей. Восьмая, вероятно, почувствовала себя обманутой, узнав, что обвиняемая, которая уверяла суд, будто ей отчаянно хочется родить ребенка, уже двадцать лет глотает противозачаточные пилюли, как мятные таблетки от запаха изо рта. По выходным она безвозмездно работала в агентстве по усыновлению детей.

— Нельзя сказать, Бойс, что всё заебись, — ответил Влонко. — Губы весь день крепко сжаты. Сидят почти не шевелясь. Руки на коленях. Это агрессивная поза.

В профессии судебного адвоката есть один недостаток: после неудачного рабочего дня нельзя налить себе чего-нибудь покрепче и напиться до бесчувствия. Приятно позвякивает лед в стакане, алкоголь неслышно подбирается к коре головного мозга и начинает тереться о нее, как пушистый маленький котенок о любимый столб.

Нет, только не сегодня. Сегодня ночью много работы: надо внимательно прочесть статьи — из медицинских журналов и журналов по психиатрии — о противозачаточных пилюлях как инструменте управления гормонами и о долговременных посттравматических последствиях выкидыша.

Глава 23

Во время перекрестного допроса Клаца Бойс добился от доктора, страстно желавшего помочь, почти непрерывного ряда утвердительных ответов, но это было все равно что вычерпывать воду из дырявой лодки слишком маленьким ведерком. Будь у него такая возможность, он не отпускал бы доктора Клаца подольше — только ради того, чтобы присяжные прониклись его столь не характерной для суда аурой благожелательности по отношению к Бет.

Обвинение хорошенько отмыло Лонетту Сью Скатт и одело ее в платье, под которым ухитрилось скрыть большую часть татуировок. Волосы ей выкрасили в такой темный цвет, что они стали жесткими и редкими, как парик из лески и гуталина. Для женщины, живущей в пустыне, у нее была подозрительно бледная кожа, а от двух пачек в день за десятки лет ее голосовые связки высохли, превратившись в наждачную бумагу. На вопрос о роде занятий она ответила: «хозяйка дома» и «исполнительница эротических танцев».

Сознавая, что ее свидетельница не во всем похожа на мать Терезу, Клинтик постаралась не затягивать допрос.

Состояла ли она на службе у губернатора и миссис Макманн? Ну да. Замечала ли она напряжение в их супружеских отношениях? Ну-у да. Слышала ли она, как миссис Макманн высказывала намерение… приводится цитата из показаний, данных свидетельницей агентам ФБР… отрезать губернатору пенис? Угу. Это значит «да», мисс Скатт? Ну да. А была ли она уволена вскоре после того, как нечаянно услышала эти слова? Угу, и еще она велела мне помалкивать, а не то, мол, мной займется полиция штата.

— Спасибо. Свидетельница ваша.

Бойс был очень вежлив. Он обращался к Лонетте Сью Скатт с таким почтением, словно она была по меньшей мере королевой Англии. «Мисс Скатт, в настоящее время вы принимаете какие-нибудь лекарства? Угу, кое-какие пилюли. Вам прописали оксиконтин? Это сильное болеутоляющее, не правда ли? Ага, у меня же сильная боль. Какова же природа этой боли, мисс Скатт? Произошел несчастный случай. Что за несчастный случай? Немного порошкообразной аккумуляторной кислоты попало мне… в пазухи, да? Неужели? Каким же образом аккумуляторная кислота попала вам в пазухи, мисс Скатт? Ну, в общем, это был несчастный случай».

Бойс представил в качестве доказательства запись, сделанную в отделении неотложной помощи больницы «Моронго бейсн». Эту аккумуляторную кислоту Лонетта втянула носом. Порошок ей подсунул постоянный поставщик кокаина. За предыдущую дозу она расплатилась с ним сексом. К сексу прилагалась опасная болезнь, передающаяся половым путем. Торговец отплатил ей, подменив очередную дозу кокаина измельченной в порошок сухой аккумуляторной кислотой. Лонетта чудом выжила.

— Это не имеет отношения к делу! — вскричала ЗГП Клинтик.

В ответ Бойс заявил, что ей вообще должно быть стыдно вызывать подобных свидетелей. Фото судьи Голландца в запотевших очках, гневно направившего на них указующий перст, украсило обложку журнала «Тайм».

— Думаю, — сказал зрителям корреспондент телесети, слушавший суфлера — специалиста по чтению с губ, пока судья грозил пальцем Бойсу и Сэнди, обещая оштрафовать обоих, — судье Юмину всё это уже так надоело, что он готов наказать и защиту, и обвинение.

— Мисс Скатт, — продолжал Бойс, — правда ли, что вы звонили в редакцию газеты «Нэшнл перспайер» и пытались продать эту историю за миллион долларов?

— А что тут такого? Все, кто в ней замешан, сколачивают состояние.

Лонетта была подкупающе откровенна.

— Еще два вопроса, мисс Скатт. Вы сообщили в «Перспайер», что, подавая обед миссис Макманн и ее подруге миссис Хакерсмит, услышали, как миссис Макманн говорит о своем намерении отрезать губернатору пенис?

— Она так и сказала.

— То есть речь шла о том самом губернаторском органе, который вы… в физическое владение которым вы вступили перед тем, как подать обед миссис Макманн и ее подруге?

— Возражаю!

Совещание у барьера.

— Я перефразирую вопрос, мисс Скатт. Вы были знакомы с губернатором орально?

— Я не обязана отвечать. Правда, судья?

Не успел судья Голландец ответить, как Бойс негромко сказал:

— Я больше не задерживаю мисс Скатт, ваша честь. Вопросов больше нет. Мне бы хотелось повторно вызвать миссис Макманн.

Бет заняла место для дачи показаний.

— Миссис Макманн, вы угрожали в присутствии мисс Скатт отрезать губернатору пенис?

— Нет, это не совсем так. Я сказала мисс Хакерсмит, что собираюсь отрезать ему яйца.

Чтобы успокоить публику, судье потребовался молоток.

— Ваша честь, — сказала Бет, — я извиняюсь за непристойное слово. Я могла бы употребить общепринятый анатомический термин, но мне хотелось повторить сказанное мною дословно.

Судья Голландец, чьи очки запотели уже до полной непрозрачности, только хмыкнул. Бойс продолжал:

— Вы уволили мисс Скатт за то, что она подслушала ваш разговор о… воображаемом хирургическом лечении губернатора?

— Нет, — сказала Бет, посмотрев прямо на свою обвинительницу. — Мисс Скатт отлично знает, за что ее уволили.

— Возражаю.

— Снимается, ваша честь. Вопросов больше нет.

В тот вечер общее настроение на Бойсовом командном пункте было немного получше. До тех пор, пока Бет не шепнула Бойсу:

— Знаешь, что может рассказать Деймон? Как-то раз я кое о чем заговорила с Кеном.

* * *

Деймон Джубал Эрли Блоуэлл по-прежнему был похож на военного, а не на политического консультанта из сериала «Кей-стрит». Этот человек лет пятидесяти пяти носил короткую, не длиннее сантиметра, стрижку и имел обыкновение выдвигать вперед подбородок. У него были настороженные карие глаза, губы, стиснутые, словно в предчувствии чьей-нибудь дерзости, и комплекция, которой недоставало солидности. Когда он улыбался, вся его физиономия, казалось, собиралась посередине в глубокую складку, почти теряя сходство с человеческим лицом. В нормальном же состоянии лицо его было угрюмым.

На вопросы он отвечал «так точно» и «никак нет», а концы фраз откусывал, как кусочки прессованного жевательного табака. Когда секретарь привел его к присяге, Блоуэлл встал навытяжку и закончил свой ответ словами: «И да поможет мне Бог». Позже Влонко сообщил Бойсу, что, когда Блоуэлл начал давать показания, все девять присяжных-мужчин выпрямились на своих местах.

Бойс внимательно изучил все публичные заявления Блоуэлла, сделанные после смерти президента. Ни в одном из высказываний Блоуэлл не обвинял Бет в убийстве впрямую, но для человека, так преданно служившего президентской чете, его холодность по отношению к Бет казалась попросту леденящей.

Блоуэлл начал работать у Кена Макманна сразу, как только Кен объявил, что баллотируется в президенты. Живя в Алабаме, он сочинял речи для тамошних политиков и беспробудно пил. Когда он добивался избрания своего соратника, ветерана войны во Вьетнаме, на пост президента, жизнь снова обрела для него смысл. Он бросил пить и стал новообращенным христианином. Если бывший «зеленый берет», награжденный двумя «Бронзовыми звездами», вновь вступает на праведный путь, становиться ему поперек дороги неблагоразумно. Приказ о его награждении был засекречен. Бойсовы агенты в Пентагоне выяснили, что медали были вручены за убийство восьмерых высокопоставленных вьетконговцев.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru