Пользовательский поиск

Книга С первой леди так не поступают. Переводчик Коган Виктор. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Мисс Ван Анка, вы сообщили агентам ФБР, что легли спать в двенадцать тридцать. Это показание соответствует действительности? Да, так я и сказала. Я немного посмотрела телевизор и заснула, потом проснулась, президент умер, и вот теперь судят меня.Это что, фильм «Газовый свет»?

Мисс Ван Анка, были ли вы в близких отношениях с президентом?

В близких отношениях? То есть доверял ли он мне? Доверяла ли я ему? Полагался ли он на мою информацию о проблеме Ближнего…

Мисс Ван Анка, были ли вы в близких отношениях с президентом физически? Вступали ли вы с ним в половую связь?

Что это за вопрос?

Прямой вопрос, мисс Ван Анка.

Кем вы себя возомнили, корреспондентом «Нэшнл перспайер»? Это возмутительно бестактный вопрос. И вы, женщина, его задаете. Нас с президентом связывали теплые отношения, и поэтому вы допускаете, что его интересовало мое тело. Это же оскорбление. Разговаривайте с моими адвокатами. Выбирайте, у меня их трое. Могу и еще привести. У нас в Лос-Анджелесе одни адвокаты живут. В следующий раз найму «Боинг-747» и битком набью его адвокатами. И не надейтесь, что мне это не удастся. Перед расходами мы не остановимся.

Мисс Ван Анка, мы вынуждены задавать эти вопросы. Если вы будете давать показания в суде, вас подвергнут перекрестному допросу. Вас подвергнут перекрестному допросу по поводу показаний, которые вы дали в то утро агентам ФБР. Более того, вас подвергнет перекрестному допросу Бойс Бейлор, защитник миссис Макманн. Слышали о нем? Он задаст вам не только эти вопросы, но и многие другие. Ваши адвокаты, присутствующие здесь, знают об этом.

А с какой стати я вообще должна давать показания в суде? Я же не видела, как она шарахнула его плевательницей по голове. Я не свидетель. Зачем вам вообще понадобилось впутывать меня в это дело?

Вы ведь гостили в Белом доме в ту ночь, когда умер президент, мисс Ван Анка. И вы одна из последних, кто видел его живым. Если мы не вызовем вас в суд, это будет равносильно заявлению о том, что мы не верим показаниям, которые вы дали агентам. А мистер Бейлор вызовет вас в качестве свидетеля. И если в ваших первоначальных показаниях обнаружатся противоречия, любые, даже незначительные, слабые места, он проедется по ним грузовиками, мисс Ван Анка. Восемнадцатиколесными.

Ничего не понимаю. У вас есть орудие убийства, агент Секретной службы слышал крики, у вас есть ее отпечатки пальцев и вмятина от плевательницы у него в голове. Зачем вам я? Вы хоть представляете себе, во что превратилась моя жизнь? Сомневаюсь. Знаете, к какому стрессу все это привело? Все это может плохо отразиться на моей карьере. Мало того, уверяю вас, все это может плохо отразиться на процессе достижения мира на Ближнем Востоке.

После возвращения из Вашингтона, города, в котором она когда-то властвовала и который теперь ненавидела, Бабетта сыграла роль, написанную ею для себя, и залегла в постель. Из Министерства юстиции она выбежала, так и не поняв, чем ей все это грозит. Еще минута, и она бы не выдержала. Моррис, Говард, Бен, мы уходим, немедленно.Вот что приносит утешение суперзвезде — умение красиво уйти со сцены.

Все время полета до Лос-Анджелеса на Моррисовом самолете адвокаты совещались, а Бабетта смотрела свои старые фильмы на видеодисках, убавив громкость, чтобы слушать дискуссию. Ни один из них прямо не сказал о том, что она ублажала президента, но по тону разговора было ясно, что это почти не вызывает сомнений. Все это так унизительно. Однако это лишь малая толика того, что ей предстоит пережить, если придется давать показания в суде.

На другой день позвонил Моррис, который только что поговорил по телефону с каким-то заместителем прокурора, — господи, сколько же у них заместителей? — и сообщил, что ее действительно хотят вызвать в суд для дачи показаний. Иначе, мол, положение покажется чересчур неловким. Не уезжайте из страны. Сообщите, где вас можно найти. Не волнуйтесь, все будет отлично, просто говорите правду.

Правду! За следующий час Бабетта съела три пинты мороженого «Силебрити риппл» фирмы «Бен и Джерри». Целая неделя в постели, просмотр старых фильмов, игнорирование телефонных звонков, пинты, кварты, галлоны мороженого. Даже шелковые пижамные штаны стали тесноваты в поясе.

Она смотрела первое заседание суда. Немногие из миллионов людей, вперивших взоры в телеэкраны, смотрели так внимательно, как Бабетта Ван Анка. Даже умирая от желания сходить в уборную, она терпела, чуть не лопаясь, до тех пор, пока судья Голландец не объявлял пятнадцатиминутный перерыв. Эта Клинтик, слава богу, упомянула о ней только мимоходом. А Бойс Бейлор — о-о, вот это ловкач, ничего не скажешь, к тому же недурен собой, неудивительно, что леди Бетмак запала на него на юридическом факультете, — и вовсе не упомянул о ней в своей тираде против американского правительства. Оно-то тут при чем? Ну что ж, всё к лучшему. Может, в конце концов они обойдутся без нее. На мгновение Бабетта почти почувствовала себя уязвленной. Потом решила отметить это событие всего лишь еще одной ложечкой «Силебрити риппл». Ну хорошо, двумя ложечками.

Глава 13

Установив более чем достаточное количество фактов, касающихся личности агента ФБР Джерри Уэпсона, ЗГП Клинтик попросила его рассказать суду о том, что он видел утром двадцать девятого сентября.

— Когда мы с агентом Фитчем и выездной бригадой криминалистов из ФБР прибыли в сад, там уже была в разгаре бурная деятельность, — начал агент Уэпсон. — Особенно энергично действовали агенты Секретной службы. Они были повсюду. В воздух поднялся вертолет. Появились кинологи с собаками и принялись обшаривать участок. Там толпились агенты в форме — их специальные команды быстрого реагирования в полном составе.

— На какие мысли вас навела такая степень активности?

— Я подумал, что они ищут кого-то — или группу лиц. На тот момент нам было известно только то, что сообщила Секретная служба — что президент убит.

— Возражаю, — сказал Бойс. — Ваша честь, вряд ли тогда — как, впрочем и в данный момент, — было установлено, что президент «убит».

Бойсово возражение, в какой-то степени предвосхитившее суть всех дальнейших прений, послужило поводом для первого «совещания у барьера» — эдакого дружеского междусобойчика возле судейского места, с участием судьи, защитника и обвинителя, — на процессе тысячелетия. Пятнадцатиминутного ожесточенного спора из-за одного-единственного слова. По крайней мере, за это время телекомментаторы успели позубоскалить. Один заметил, что, если бы судебные разбирательства, изображенные в старой телепостановке «Перри Мейсон» были поданы в реалистической манере, то сериал демонстрировался бы до сих пор, поскольку в суде все еще рассматривалось бы первое дело Перри. Другой предположил, что на попытках изъять из протокола ссылки на убийство президента Бойс Бейлор не остановится. Он будет настаивать на том, что даже факт смерти президента еще не доказан. Процесс тысячелетия набирал ход, подобно садовой улитке, во всю прыть ползущей через широкий мощеный двор в жаркий июльский день.

— Продолжайте, мисс Клинтик.

— Агент Уэпсон, расскажите, пожалуйста, какая обстановка была на втором этаже, в жилых помещениях Белого дома, когда вы туда поднялись.

— Опять бурная деятельность. Секретная служба. Я узнал кое-кого из высокопоставленных сотрудников президента. Вид у всех был, я бы сказал, суровый. Там были военные — судя по мундирам, довольно высокого звания. Обстановка наверху была очень напряженная.

— Было ли это как-то связано с действиями, которые следует предпринимать после убийства президента?

— Воз-ражаю.

Еще одно пятнадцатиминутное совещание у барьера. По всей стране американцы начали разделяться на два лагеря — одни лишний раз убедились в надежности своей системы правосудия, а другие сочли это доводом в пользу перуанской модели: стоишь десять минут перед военным судьей в капюшоне, а во дворе упражняется в стрельбе команда, наряженная для расстрела.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru