Пользовательский поиск

Книга Арабский кошмар. Переводчик: Коган Виктор. Страница 57

Кол-во голосов: 0

Пока же, однако, и с вашим сном, и с моим саморазоблачением придется повременить. Порой во сне человек всячески старается заняться чем-то серьезным – продекламировать, к примеру, отрывок из Святого Писания или подвести итоги. Цели он никогда не добьется. Его погубят обитатели Алям алъ-Миталя. Читайте и мотайте на ус…

В основе операции лежали христианская и мусульманская теории. Объясняя Бэльяну суть процесса, Вейн пользовался концепциями обеих. По утверждению Нико Кельнского и приверженцев Рейнской школы духовной медицины, в коже человека есть пять отверстий, пять ран, которые текут, – пенис, анус, уши, рот и нос, и из ран этих сочится желчь – черная, желтая и белая, являющаяся в соответствии с получаемой смесью признаком того, что в terra incognita тела не все благополучно. Признавая эту теорию в целом, арабские медики в то же время отвергают приведенную Нико типологическую аналогию между пятью отверстиями и следами страстей Христовых; они указывают на то, что при более точном подсчете число отверстий доходит до шести (ибо Басранская школа принимает во внимание факт существования двух ушей) или семи (ибо Куфанская школа принимает во внимание также факт существования двух ноздрей). Однако все арабские знахари особое значение придают свойствам носа, ибо, по утверждению Ибн-Умайля, «именно носом вдыхает человек рух, воздух жизни, и именно в носу человек спит».

После долгих раздумий Кошачий Отец пришел к выводу, что постсновиденческая потеря крови вызвана у Бэльяна избыточным давлением в переднем желудочке мозга. Как всем известно, мысль, поднимаясь от сердца в виде пара, конденсируется в мозгу в виде густой желтой жидкости, или соплей, которые при достаточной их концентрации регулярно – допустим, каждые двенадцать часов – вызывают сон. По утверждению Кошачьего Отца, именно излишек этих соплей, желтой желчи, повышает давление на кровь в переднем желудочке.

Отец уже был готов. Со скрещенными на груди руками он подошел к краю кровати.

– Я намерен испробовать весьма простой метод лечения, – сказал он.

Бэльян успел лишь вскрикнуть, прежде чем слуга залепил ему рот кусочком мягкой душистой ткани. Затем другой слуга сунул в руку Отца, на которую была натянута перчатка, докрасна раскаленную ложку. Отец вставил ее Бэльяну в нос. Поначалу была одна только боль. Ощущение было такое, точно Отец пытается вытащить раскаленными клещами мозги. Потом наступило облегчение и, к явному удовольствию старика, начали появляться капли густой желтой жидкости. Бэльян потерял сознание.

Когда он пришел в себя, ему показали желчь, аккуратно разлитую по маленьким стеклянным баночкам, уже запечатанным.

– Зачем вы это сделали?

– Мы будем торговать этим веществом. Существует бесчисленное множество причин, по которым некоторые люди не в состоянии спать. Однако одна, главная причина – это страх скуки. Многие из страдающих бессонницей позавидовали бы, что вам снятся столь красочные сны. Я переработаю вашу желчь в пасту и наверняка получу за нее хорошую цену.

– Я уже здоров?

– От симптомов вы, по крайней мере, избавлены. Окончательное же выздоровление зависит только от вас. В ближайшие годы вы должны прилагать определенные усилия к тому, чтобы поменьше думать. Мыслей у вас больше, нежели поступков, а из-за этого, как скажет вам любой целитель сна, внутри вас возникает огромное давление.

– Вы были подобны котлу, кипящему на печи, – вставил Вейн.

– А нет у меня Арабского Кошмара?

– Нет, клянусь бородой пророка! Одно дело видеть сон о том, что у вас Арабский Кошмар, и совсем другое – страдать им на самом деле!

– Как вам известно, Жан Корню со своими приверженцами осмотрели меня и сказали, что я не только не страдаю Арабским Кошмаром, но и не являюсь Мессией, чье пришествие обещано.

– Да-да. Это очень хорошо. Полагаю, ни страдать Арабским Кошмаром, ни быть Мессией вам не хотелось?

– Нет. Конечно нет. Но скажите ради Бога, почему же тогда вы и ваш друг преследовали меня по всему Каиру?

Вейн одарил его волчьей ухмылкой, а Кошачий Отец грустно покачал головой и сказал:

– Вы еще просто ребенок. Вам кажется, будто весь мир ограничивается вашими суетными заботами и солнце вращается вокруг вас. Вы думали, что мы с Вейном на вас охотимся. Уверяю вас, это не так. Сколько раз вы действительно с нами встречались – то есть не в ваших снах? Думаю, вы совсем нас не знаете. Вам известно лишь то, что возникает в вашем воображении. Возможно, вам тяжело будет это признать, но, уверяю вас, в большом мире вы практически никто – разве что человек, который нуждается в лечении от недуга.

С этими словами Кошачий Отец удалился, а Вейн остался лишь для того, чтобы прошипеть:

– Считайте, вам повезло, что вас лечили мы. Некоторые лекари, особенно евреи, сначала перерезали бы вам глотку, а потом раскроили бы череп, чтобы извлечь ваши драгоценные сопли!

Бэльян вяло откинулся на подушку. Его так и не развязали.

Давадару снились две принцессы, живущие на вершине башни. Лестницы у башни не было. Она была построена так по приказу султана. Подойдя к основанию башни и подняв голову, давадар обнаружил, что принцессы эти – на самом деле его дочери. Громко крича ему сверху, они объяснили, что их заточили туда, поскольку люди узнали, что они делятся своими душами с дочерьми Кошачьего Отца. «Принцессы» поступали так только по доброте сердечной, но люди их за это боялись и выстроили под ними башню. Днем души принадлежали им, а ночью дочери Кошачьего Отца забирали души и шли гулять с ними по улицам. Давадар представил себе, как дочери его лежат без сознания на крыше башни и из открытых ртов их льется призрачная музыка. Он вызвал к себе продавца воды и спросил, почему тот не помогает его дочерям. Продавец воды пробурчал что-то непристойное.

– Мои дочери, что с моими дочерьми? – Давадар обнаружил, что обращает этот вопрос к своему помощнику и евнуху опочивальни. Те были слишком взволнованы, чтобы обратить внимание на сказанные им в полусне слова.

– Мы схватили кровожадную даму, она как раз намеревалась зарезать кинжалом очередную жертву близ Нилометра Рода. Зовут ее Фатима, и она утверждает, будто как-то связана с Кошачьим Отцом. Султан просит вас в течение часа прибыть в Дар-аль-Адль.

– Который теперь час?

– Еще не настало время рассветной молитвы.

В Дар-аль-Адле было очень холодно. Заспанные эмиры, которых подняли с постели, чтобы они полюбовались на Фатиму Смертоносную, грели руки вокруг стоявших кольцом жаровен, а невольники побежали за плащами и пледами для погруженных в раздумья придворных. Когда давадар прибыл, Фатима уже предстала перед султаном. Она ненадолго повернулась к нему поразительно бледным лицом, а султан, завидев, что его старший чиновник прибыл, открыл судебное разбирательство. По сигналу султана один из чиновников сообщил об обстоятельствах ареста Фатимы, затем заговорил Кайтбей:

– Тебе следует знать, убийца, что, хотя Врата Правосудия для тебя ныне открыты, глупо было бы делать вид, будто конец сего судебного следствия не предрешен. Сегодня днем тебя отвезут к воротам Зувейла, где ты станцуешь с Мельземутом. А пока тебя готовы благосклонно выслушать султан и его совет, поэтому говори.

Фатима говорила с большим трудом, и голос ее в огромном меджлисе был едва слышен.

– Нет. Мне бесполезно угрожать Мельземутом. Меня уже уничтожило безумие моей сестры. Я – Фатима, рожденная в результате кровосмесительной связи Кошачьего Отца и его дочери Зулейки, шлюхи из квартала Эзбекийя. Я убила множество мужчин и женщин, и все они – клиенты Кошачьего Отца. Я убивала только его клиентов и действовала только как хирург, который вырезает бубоны из тела, пораженного чумой. Его ученики разносят по городу Арабский Кошмар в маленькой коробочке, а он готовит заговор против твоего государства.

– Каждый день слышим мы о сотне, а то и более заговоров. Кто подтвердит твое обвинение?

57

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru