Пользовательский поиск

Книга Арабский кошмар. Переводчик: Коган Виктор. Страница 43

Кол-во голосов: 0

Однако, хотя носильщик с принцем одолели весь город бегом, когда они добрались туда, где, как им помнилось, некогда были дама, сад и дом, все это уже исчезло. Чародей побывал там до них. Еще долгие годы принц не мог с этим смириться и бродил по улицам города в поисках сада и дамы в саду, скорбя по ушедшим годам звериной своей жизни в неволе.

*

– На этом история и заканчивается?

– Конечно нет, – ответил Йолл. – Что касается чародея-христианина и дамы, то, подвергнув даму телесному наказанию и загадав ей загадку, на которую она не смогла дать ответа, христианин, к удивлению дамы, покинул ее и исчез из сада. Короче говоря, усталый, разочарованный и проклятый Богом, вернулся он в пустыню и сначала пожелал, чтобы стерты были с лица земли дама, которая не оправдала его надежд, ее дом и сад. Затем властно пожелал, чтобы он вернулся сквозь все эти годы в прошлое, чтобы все его желания, кроме последнего, были отменены, чтобы ему никогда не встречаться с Иблисом и чтобы он позабыл обо всем, что случилось. Все эти желания были исполнены. С точки зрения христианина, ничего не произошло, а если и произошло, то быстрее, нежели в мгновение ока. Еще сорок месяцев размышлял он в пустыне, после чего возвратился в Дамаск и стал трудиться в монастырском саду.

В заключение хочу сказать, что, выслушав мою историю, публика осталась довольна и отпустила меня восвояси. Ни чревовещателя, ни его обезьяну я никогда больше не видел.

– Та ли это история, которую рассказала бы обезьяна, позволь вы ей продолжить? – спросил Бэльян.

– Не знаю. Наверное, нет.

– Она во многом похожа на то, что приключилось со мной.

– Я поведал ее вам, дабы показать, как обезьянничает природа, слепо подражая искусству.

– Мне непонятна цель этих историй в историях.

Йолл изобразил недоуменный вид и ответил:

– Но ведь история в истории – это точная копия вашего нынешнего положения, ибо что такое заговор, как не история в истории? И что такое шпион, как не человек, который стремится постичь этот внутренний сюжет, скрытую истину? Поэтому я просто подумал, что история в истории соответствует вашей натуре.

– Моей натуре?

– Ну конечно, – говоря, Йолл в возбуждении ерзал и чесался.– По натуре своей вы были шпионом задолго до того, как французы увидели в вас такового. Вы же ничего не делаете, только бродите без всякой цели, одинокий, недоверчивый, нерешительный, а люди с вами разговаривают. Кажется, будто вы ничего не делаете, но эти большие задумчивые глаза подмечают все. Задолго до того, как вы приехали шпионить за мамлюками, вы шпионили за жизнью. Ваше лицо похоже на маску. Поэтому оно выдает вашу профессию – охотник за заговорами. Но заговоры – это всего лишь фантазии простаков, ожидающих простых объяснений тех событий, чьи причины и цели на самом деле очень сложны. К событиям, происходящим в этом городе, вы не подберете ни единого ключа.

Бэльян не понял ни слова.

– Возвращаясь к вашей истории, скажите, где вы ее услышали? Или сами выдумали?..

Глава 17

Продолжение окончания интерлюдии

Ох, каково же рассказывать совсем другую историю – к примеру, историю о халифе Батике! Другой такой длинной повести я не помню. И все же я стрелой помчусь к ее неизбежной развязке. Забавных отступлений больше не будет, ибо многое еще в этом городе я желаю вам показать: каирский птичий двор, например. Цыплята выводятся на теплых кирпичах. Это непременно подмечают все чужеземные гости нашего города. Потрясает размах предприятия. Взор вошедшего в один из двух десятков огромных курятников тотчас же устремляется вдоль длинных полок, до потолка уставленных сомкнутыми рядами клеток. Куры подымают оглушительный шум, сотни несушек, выстроившихся в стройные ряды, кладут яйца, и из тысяч нагретых на теплых кирпичах яиц выводятся тысячи цыплят. Просто не верится, что у вас на Западе может быть нечто подобное! Вот увидите! Вы будете поражены!

Но сначала надо закончить рассказ. Он может вас позабавить, даже несмотря на то, что мне он удовольствия больше не доставляет. Здесь, внизу, холодно и темно. У меня неудержимо выделяются пот и слюна, в глазах черные круги, сводит желудок, трудно дышать, точно чьи-то пальцы сжимают мне горло, однако не будем останавливаться на грустном разборе моей анатомии. Продолжим увеселение…

Но тут торопливо вмешался монах:

– Да, возвращаясь к вашей истории, скажите, как вышло, что пара мартышек сумела отгадать загадку, которая оказалась не по силам и даме, и принцу, и носильщику?

Бульбуль застонал, но Йолл ответил:

– Ах, как же я мог упустить самую важную часть рассказа!

Он хлопнул себя по лбу и продолжил.

*

Когда приключение закончилось – то есть когда принц с носильщиком обнаружили, что и дама, и сад исчезли, – они повернули обратно и разговорились.

– Вы, судя по всему, человек неглупый, – сказал принц. – Почему же вы всего лишь простой носильщик, когда в нашем городе перед умными его жителями все двери открыты?

– Теперь, о принц, я как раз и живу надеждой, что вы окажете мне протекцию, – отвечал носильщик. – А в ответ на ваш вопрос позвольте мне рассказать одну историю.

(– Между прочим, это учебная история Веселых Дервишей, – вставил в качестве небольшого отступления Йолл.) Носильщик начал рассказ:

– Давным-давно, за горами, за долами, в далеком Рукнабаде, отправился как-то раз султан тех владений поохотиться в свои леса. Охота складывалась неудачно, но под вечер султан и его егеря неподалеку от логова загнали и убили волчицу. Предполагая найти ее детенышей, один из самых храбрых егерей обшарил логово. Волчат он не нашел. Нашел же он там маленького мальчика, грязного, щуплого, с длинными острыми ногтями. Похоже было, что его растила волчица. Подивились султан и его придворные такому чуду, и султан приказал доставить волчьего выкормыша во дворец и воспитывать вместе с его родными детьми.

Мальчика доставили во дворец, но оказалось, что воспитывать его вместе с сыновьями и дочерьми султана невозможно, ибо он был неопрятный, непослушный и бессовестный. Он беспрестанно плакал и не желал говорить. Долго еще изумляла людей его тайна, но в конце концов его упрятали под замок в султановы конюшни. Прошло несколько лет, и о волчьем выкормыше, питавшемся объедками, которые бросали ему султановы конюхи, почти позабыли.

Но однажды вечером, когда султан и его придворные обедали в большом зале дворца, дворецкий обратил внимание своего господина на щель в мраморном полу. Пока султан смотрел, щель расширялась, а потом, как только она стала достаточно широкой, из нее, громко пыхтя и отдуваясь, выбрался и неуклюже сгорбился посреди обеденного зала джинн. Даже там он доставал головой до потолка. Не дожидаясь вопросов, джинн заговорил: «О султан, во дворце твоем есть одна тайна. Я говорю о мальчике, воспитанном волчицей. Тайна происхождения его не известна ни единому человеку. Он должен раскрыть ее сам. Истина предназначена ему одному. Если мальчик желает узнать тайну своего происхождения, он должен отправиться на поиски. Не позднее чем через месяц он должен разыскать меня. Я живу в зубастой пещере в горах, на северной границе твоих владений. Там я буду ждать его».

Султан воскликнул что-то в ответ, но джинн его не дослушал. Он вновь спустился в глубины земные, тщательно заделав за собой щель.

Всеобщее оцепенение наступило после исчезновения ужасного призрака. Из конюшни привели мальчика и передали ему слова джинна. Он не подал виду, что понял их, но султановы слуги тычками, а потом и пинками выпроводили упрямого и, по-видимому, слабоумного мальчика из дворца и показали ему горы, высившиеся к северу от Рукнабада. Мальчик и вправду смутно понимал то, что говорят ему слуги, просто ему не хотелось покидать уютные конюшни.

43

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru