Пользовательский поиск

Книга Арабский кошмар. Переводчик: Коган Виктор. Страница 42

Кол-во голосов: 0

– Во исполнение первого моего желания, – сказал христианин, – я хочу, чтобы ты принес мне голыш.

Весьма озадаченный, Иблис оглядел пустыню, нашел у себя под ногами голыш и отдал его христианину.

– Теперь я желаю получить ящерицу.

Еще более озадаченный, Иблис быстро отыскал ящерицу, которая, между прочим, пряталась под только что поднятым голышом, и отдал ее христианину. Христианин не потрудился взглянуть ни на голыш, ни на ящерицу, но крепко стиснул их в руках и высказал третье желание:

– И наконец, о Иблис, я желаю, чтобы ты верой и правдой служил Богу, от коего я только что отрекся.

Иблиса охватило смятение. Он указал христианину на то, что существует негласная традиция, устанавливающая пределы выполнимых желаний.

Христианин ответил, что, будучи простым отшельником в пустыне и почти не обладая опытом общения с джиннами, он едва ли мог знать о существовании подобных традиций. К тому же, высказывая два первых желания, он всячески старался доставить Иблису как можно меньше хлопот. Более того, высказывая третье желание, он, в сущности, радел лишь о душе Иблиса и его духовном благополучии. Поэтому он считает необходимым настаивать, чтобы Иблис исполнил то, что он просит.

Иблис ужаснулся и понял, что его ловко провели. В отчаянии он пообещал христианину исполнить еще три желания, если только тот освободит его от последнего страшного обязательства. Получив от Иблиса заверения в том, что, помимо желания, чтобы Иблис сделался богобоязненным, все остальные будут исполняться без ограничений, христианин с наигранной неохотой согласился.

Первое из новой серии желаний состояло в том, чтобы он сумел освободиться от вероотступнической клятвы и от службы у Иблиса. Иблису желание не понравилось, но он вынужден был уступить. Во-вторых, он перед Богом пожелал, чтобы его добрый друг Иблис всегда пребывал в добром здравии. Этому желанию Иблис был чрезвычайно рад, о чем, потирая мозолистые руки, и сказал христианину.

– Это далеко не все, что я намерен для тебя сделать, – ответил христианин, – ибо желаю, чтобы мое третье желание ты оставил себе.

С быстротою молнии, дабы христианин не успел отказаться от своих слов, Иблис, взмахнув от радости чешуйчатыми крылами, поспешно пожелал отменить исполнение всех прежних желаний, но, разумеется, слишком поспешил, ибо едва сорвались с языка его эти слова, как он обнаружил, что не пребывает больше в добром здравии. Мало того, он с такой быстротой терял силы, что ему уже мерещилась близкая смерть. В еще большем отчаянии, нежели прежде, он пообещал христианину исполнить еще три желания, если только тот соблаговолит вернуть себе то последнее, которое отдал ему. Христианин улыбнулся и согласился.

Потом христианин пожелал, чтобы христианство оказалось истинной верой. Ныне есть люди, которые полагают, что истинной верой до сих пор остается ислам, но в тот самый миг его навсегда вытеснило христианство. Другие полагают, что Иблис был не в силах исполнить это желание, ибо вся его власть – от Бога, а Бог не может позволить себе возникать по чьему-то желанию. На это фракция меньшинства отвечает, что, хотя Бог не может пожелать себе ни возникновения, ни исчезновения, он может передать право на это желание другому существу. Мнение большинства, однако, таково, что это просто-напросто сказка.

Как бы то ни было, у христианина оставалось в запасе еще три желания (не забывайте, что одно Иблис ему вернул), но поскольку высоко в небе уже светило солнце и поскольку ему немного наскучило дразнить Иблиса (ибо он попросту его дразнил), он пожелал, чтобы Иблис ради препровождения времени ему что-нибудь рассказал. Тогда Иблис рассказал отшельнику историю, и она такова…

*

– Йолл! – предостерегающе воскликнул Бульбуль.

Йолл казался взволнованным.

– Ну что ж, хорошо, поскольку время не терпит, я вынужден опустить историю, которую Иблис рассказал отшельнику, хотя она интересная и называется «Повесть о двух карликах, которые отправились на поиски сокровищ».

*

Когда рассказ был окончен, христианин почувствовал себя достаточно отдохнувшим, чтобы вновь выражать желания.

( – Немудрено, – сказал Бульбуль, – ведь «Повесть о двух карликах» очень длинная.) Тогда христианин, воспользовавшись вторым из четырех желаний, попросил, чтобы он превратился в Иблиса, а Иблис – в него. Тотчас же это произошло, но, поскольку обрели они при этом не только наружность друг друга, но также мысли, душу и воспоминания, на взгляд человека несведущего мало что изменилось.

Высказывая третье желание, христианин (или лучше называть его Иблисом?) пожелал еще три желания. Иблис мог бы вновь возразить, заявив, что это мошенничество, и отказаться исполнять желание, но, нисколько не сомневаясь в том, кто из них – он, и рассудив, что новая серия желаний может привести к благоприятным для него результатам, Иблис (кем бы он ни был – нет, все-таки пускай остается Иблисом) протеста не заявил. Тогда христианин загадал тайное желание (которое я открою впоследствии). Далее он пожелал стать колдуном, обладающим почти неограниченными возможностями. Затем, отложив следующее желание на более поздний срок, он покинул пустыню и возвратился в города людские, дабы с выгодой для себя использовать вновь обретенные способности.

Весьма довольный собой, смотрел волосатый Иблис, как он покидает пустыню. По словам сказителей, причина Иблисова удовольствия такова. Христианин, который удалился в пустыню, действительно был человеком умным и добродетельным и тремя самыми первыми желаниями несомненно доказал свое бескорыстие, однако, как показывают его последующие желания, постепенно изощренный ум завел его слишком далеко, а самонадеянность сбила его с пути. Так показалось Иблису, а Бог всерьез прогневался на христианина.

Вот почему, несмотря на то, что христианин получил в свое распоряжение неограниченные богатства и почти неограниченные колдовские силы, Бог сделал его одиноким и заставил его, усталого и не знающего покоя, скитаться из города в город. Вот в каком положении находился сей проклятый человек, когда вошел в сад дочери богача. Там он решил, что нашел себе спутницу и супругу.

Вернемся же к неожиданной встрече принца с носильщиком.

– Я знаю ответ на загадку, – сказал…

*

– Минутку, – вмешался монах.– А как же оставшиеся желания?

– К ним мы еще вернемся, – ответил Йолл.– Итак…

– И еще одно, – перебил его Бэльян.– В начале истории вы утверждали, что дело происходит в старом Багдаде, но затем сказали, что носильщик сказал принцу, что его встреча с Вашо, говорящей обезьяной, произошла в кофейне на берегу Нила!

– Обмолвка, – ответил Йолл, – я имел в виду Тигр. Итак, если мне позволено будет продолжить…

*

– Я знаю ответ на загадку, – сказал принц. – Разве не простая случайность все, что с нами произошло? Сейчас я расскажу вам кое-что слишком необычное, что никак не могло быть случайностью. Должен сказать вам, что, живя в обличье обезьяны, я выучил обезьяний язык и до сих пор его не забыл. Так вот, несколько недель тому назад я прогуливался по одному из общедоступных садов города и вдруг услышал, как на банановом дереве несколько мартышек праздно коротают время, загадывая друг другу загадки. Больше всего позабавила мартышек именно та загадка, которую вы мне только что напомнили. К великому огорчению мартышки, предложившей загадку, две другие легко ее разгадали. Ответ, который они дали, таков: семь дней недели. Если бы я только знал тогда… Судьба и вправду странная штука. Хотя дама обращалась со мной жестоко, ныне я испытываю к ней чувство жалости.

– Но, возможно, приключение еще не закончилось, – сказал носильщик, схватив принца за руку. – Надо спешить. Быть может, мы еще успеем спасти даму от чародея.

42

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru