Пользовательский поиск

Книга Прокурор бросает вызов. Переводчик - Гресько М. А.. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

— Договорились, — согласился Грейс. — Но это еще не все. Я хочу, чтобы вы перестали заявлять, будто установленное в коттедже отопительное оборудование было неисправным.

— Я этого никому не заявлял, — возразил Селби, — но судя по тому, что произошло, напрашивается вывод, что в одном из соединений газовой печи имелся дефект.

Щеки Грейса вспыхнули.

— Думаю, вы согласитесь, — произнес он, — что держать такую печку включенной на полную более получаса никто бы не стал? За это время она раскаляет комнату, как духовку. Так вот, сегодня днем, когда вы приедете взглянуть на счетчик, я хочу, чтобы мне была предоставлена возможность закрыться в этой комнате и пробыть в ней с включенной печкой ровно полчаса. Тогда сразу станет ясно, исправна она или нет. Конечно, если у человека не хватает мозгов убавить огонь, когда помещение начинает плавиться, от любой печки может стать дурно. Но мне важно доказать, что с моим оборудованием все в порядке, и я хочу сделать это до того, как заключение эксперта будет передано на рассмотрение суда.

— Что ж, — ответил Селби, — лично я не думаю, что вам удастся таким образом что-нибудь доказать, но если вы хотите попробовать, то ради Бога, я не возражаю.

— Кроме того, я хочу выступить на следствии в качестве свидетеля и хочу, чтобы вы подтвердили, что я действительно просидел с включенной печкой полчаса.

— Это можно устроить, — с улыбкой произнес Селби.

— И еще, — продолжал Грейс, повернувшись к Сильвии Мартин, — я хотел бы, чтобы информация о том, что я сделаю, появилась в газетах.

— Не беспокойтесь, — заверила она. — Я буду там, и вы сможете прочесть в ближайшем выпуске самый подробный отчет.

Грейс кивнул, поднялся и, развернувшись на каблуках, направился к выходу. На пороге он обернулся.

— Знаете, Селби, мы с Отто Ларкиным близкие друзья, поэтому, поскольку на прошлых выборах он был за Роупера, я тоже голосовал за него. Но, поверьте, я ничего не имел против вас лично. Вы так вы. Так что, кто старое помянет, тому глаз вон.

— Согласен, — усмехнулся Селби.

— Ну, тогда все в порядке.

— Одну минутку, мистер Грейс, — нацелив в журналистский блокнот кончик карандаша, обратилась к нему Сильвия Мартин. — Я не могу отпустить вас, не поживившись информацией для своей колонки прибытий и отъездов. Какого из сыновей вы встречали в Лос-Анджелесе? Тэлбота?

— Да, Тэлбота.

— Чем он сейчас занимается?

— Он торговый агент. Работает в чикагском концерне.

— Вы давно не виделись?

— Лет пять… Или почти шесть. Хотя нет, может, и больше. Не помню. Мы тогда сильно поссорились, и он ушел из дома, но все это дело прошлое, и не стоит о нем вспоминать. Просто напишите, что Джимми Грейс ездил в Лос-Анджелес встречать своего сына, который в настоящее время занимает пост в крупной компании на востоке, и достаточно… Нет, постойте, можете еще добавить, что он прилетел самолетом. Это даст понять, какая у него важная работа.

— Когда он возвращается назад? — спросил Селби.

— Он уже в пути. Вылетел девятичасовым рейсом. Отсюда в Сан-Франциско, пробудет там до понедельника, затем в Сиэтл, а уж из Сиэтла обратно в Чикаго. Верьте моему слову, Мэдисон-Сити должен гордиться Тэлботом Грейсом. Там, на востоке, он делает себе имя и столько, сколько получает он, в этом городе зарабатывают очень немногие… Всего хорошего, Селби. Жду вас в половине четвертого.

Он подошел к двери, распахнул ее и, переступив порог, захлопнул за собой. Сильвия с улыбкой посмотрела на окружного прокурора.

— Извини, что пришлось задержать тебя выяснением собственных дел. Но в моем ремесле и такими крохами брезговать не приходится.

Селби в раздумье прикрыл веки.

— Пожалуй, — произнес он, — если нам удастся узнать, в котором точно часу Эмил Уоткинс вошел в коттедж, это поможет многое прояснить.

Она кивнула, сложила блокнот и убрала его в сумочку.

— Хорошо, Дуг. Значит, встречаемся в половине четвертого в мотеле «Кистоун» — там ты мне все и расскажешь об этом мертвом человеке.

— Что значит «все»? — спросил прокурор.

— Не притворяйся, Дуг Селби, — улыбнулась она. — Я знаю твой метод работы. Ты будешь копаться в его прошлом с микроскопом. Ты отправишь на экспертизу его отпечатки пальцев, разошлешь его фотографии и даже, наверное, попросишь лос-анджелесскую полицию проверить всех плотников по фамилии Уоткинс.

— Честно говоря, нечто подобное я уже предпринимаю, — усмехнулся Селби. — Лос-анджелесская полиция обещала связаться с профсоюзом плотников.

— А что слышно насчет отпечатков на стаканах из-под виски?

— Отпечатки есть, но они слишком размазаны, чтобы представлять какой-либо интерес. По счастью, на бутылке сохранился приклеенный в магазине ценник, и я хочу опросить всех, какие только есть в графстве, торговцев спиртным, не из их ли запасов была продана эта бутылка. Сегодня днем фотокопия ценника уже будет в моем распоряжении. Между прочим, Сильвия, параллельно я веду тщательнейшую проверку тех девушек. Если выяснится, что с ними все чисто, я буду их защищать. Если же в их прошлом обнаружатся темные пятна, мне придется принять это к сведению.

— Дай мне, пожалуйста, знать, если ты все же решишь затеять дело против Триггса, — попросила она. — Очень уж хочется посмотреть, что имеет сказать Чарльз де Витт Стэплтон по поводу своего непослушного сынули.

— Как только он вернется из Нью-Йорка, ты, видимо, будешь брать у него интервью? — спросил Селби.

— О, конечно! Эта маленькая формальность является данью местному этикету. Он будет ждать этого. Естественно, мы расспросим его обо всем, что касается экономической ситуации в восточных штатах, — поинтересуемся его мыслями о событиях на военных театрах в разных частях света, узнаем его мнение о положении на фондовой бирже и полюбопытствуем, как он оценивает политические перспективы на 1940 год. Он будет держаться очень мрачным и серьезным и ответит на все наши вопросы. Во время дачи интервью мы непременно его несколько раз сфотографируем… И ты просто не представляешь, с какой жадностью наши читатели все это проглотят. Господи, ну почему они думают, что их же земляк только потому, что он вернулся из Нью-Йорка, может с непогрешимой точностью предсказать, каков будет следующий шаг Муссолини?

Селби пожал плечами.

— Почему?

— Я и сама не прочь это узнать, — ответила она. — Кстати, а почему бы тебе тоже не отправиться в Нью-Йорк и не дать нам потом интервью?

— Возможно, я воспользуюсь этой идеей, Сильвия. Тебе интересно, что произойдет на ближайших выборах?

— Откровенно говоря, Дуг, мне куда более интересно узнать, что произойдет, когда придет черед переизбираться тебе.

— Мне тоже, — признался он.

— Пожалуй, я пойду, Дуг. Значит, встречаемся в половине четвертого.

— В половине четвертого, — повторил он. — Или, может быть, мы перед этим еще успеем вместе пообедать.

Глава 8

Не прошло и десяти минут после ухода Сильвии Мартин, как окружному прокурору позвонила Инее Стэплтон.

— Как насчет партии в теннис, Дуг? Ты не забыл?

— В такую погоду? — переспросил Селби.

— На территории гольф-клуба есть крытый корт. Я уже обо всем договорилась.

Селби сделал нерешительную паузу.

— Очень сожалею, Инее, но у меня сейчас много работы.

— Работы? — повторила она, постаравшись придать голосу интонацию легкого недоверия.

— Не знаю, слышала ли ты, но сегодня ночью в мотеле «Кистоун» был обнаружен труп мужчины. Его смерть окружена некоторыми довольно таинственными обстоятельствами.

— Насколько я помню, — заговорила она тоном, от которого Селби внутренне напрягся, — договариваясь со мной на сегодня, ты пообещал, что одно лишь убийство будет способно заставить тебя нарушить данное мне слово.

— Сейчас я как раз занят тем, что выясняю, имело место убийство или нет, — ответил Селби.

— Но мне сказали, что человек умер ненасильственной смертью.

17

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru