Пользовательский поиск

Книга Незнакомка с соколом. Переводчик - Гаврюк Т.. Содержание - 32

Кол-во голосов: 0

Потом все мысли испарились, и их место заняла чистая чувственность. Радость от их близости переполняла ее – отчаянная и блистательная, как полет сокола.

Они были двумя равными партнерами, летящими на крыльях волшебства.

Но вот Чарльз вскрикнул, все тело его содрогнулось, лицо приобрело восторженное выражение, и Фрэнсис поторопилась догнать его, чтобы вместе устремиться к звездам. Сейчас ей казалось, что в мире нет ничего невозможного, что жизнь благословенна. В этот миг она целиком доверилась Чарльзу, безраздельно отдала ему свое сердце.

Пережив кульминацию страсти, они еще долго, опустошенные и измученные, лежали на лесной постели. Чарльз чувствовал, что в его спину впивается острый камень, но не обращал на это внимания. Сегодня он испытал то волшебство, о котором Фрэнсис говорила тогда на барже. Произошло чудо – все то время, что они были вместе, ему казалось, будто путеводная звезда висит над ними, благословляя их союз. Чарльз был счастлив: Фрэнсис согласилась стать его женой, она будет принадлежать ему, и он постарается пронести это ощущение волшебства через всю жизнь.

32

Однако на следующий день барьер между ними, который, казалось, рассыпался в прах, возник вновь. Фрэнсис спряталась за этой завесой, испуганная тем, что совершила.

Она попалась, она в ловушке!

Ради призрачной надежды она продала себя в рабство. Люди не в силах изменить друг друга, они должны меняться сами. Как она могла быть такой глупой, чтобы думать иначе?

Страх овладел ею, когда она осознала, что Чарльз похитил ее сердце, ничего не дав взамен. Он ведь так и не сказал, что любит ее, его сердце по-прежнему было спрятано от нее за семью замками…

Теперь Фрэнсис оказалась в шелковых тенетах Розалинды Хоуард – так выразилась графиня, поглощенная подбором туалета для новобрачной.

Фрэнсис стояла посреди элегантной гардеробной, заполненной туалетами графини, чувствуя себя совершенно опустошенной и вовсе не испытывая радости, как того требовали обстоятельства. Она совершила ужасную ошибку, связав себя с этим мужчиной – членом большой семьи, занимающей высокое положение в обществе. Она боялась пошевелиться, чтобы не совершить какой-нибудь ложный шаг.

– Не смущайтесь, милочка. Вполне естественно, что мы хотим помочь вам выбрать подвенечное платье, – сказала Розалинда, смеясь в ответ на протесты Фрэнсис. – Мы же теперь ваши родственники.

– А вы становитесь нашей родственницей, – подхватила Маргарет Кавендиш, жена Джонатана, вызывавшая у Фрэнсис благоговейный трепет своей яркой красотой, золотыми волосами и глазами цвета янтаря.

В Париже Фрэнсис много слышала об этих двух легендарных красавицах, но ей и в голову не приходило, что когда-нибудь она может оказаться с ними в родстве. Она смотрела на них, потеряв дар речи, стоя в одной вышитой сорочке среди вороха нижнего женского белья, предоставив им выбирать то, что они сочтут нужным.

Дамам помогала, а скорее, мешала любознательная хихикающая девочка лет шести, которую Маргарет почему-то называла Мерси.

– Милая Мерси, положи это на место! – то и дело раздавалось в комнате, поскольку девочка оказалась страшной непоседой.

Сначала она развлекалась с бриллиантами своей тетки, а потом зачем-то полезла в огромный сундук с нарядами, потеряла равновесие и свалилась туда вниз головой.

– Милая Мерси! – в ужасе закричала Маргарет, извлекая дочь из сундука.

Все священнодействие с туалетами сопровождало это «Милая Мерси», и девочка, очевидно, была уверена, что Мерси – не прозвище, а ее настоящее имя.

Впрочем, озабоченность Фрэнсис поведением Пьера и Луи вполне могла конкурировать с озабоченностью мадам Маргарет Кавендиш. Она уже успела пожалеть о том, что позволила мальчикам присутствовать на церемонии. Пьер в данный момент рылся в загадочных ящичках и раскрашенных коробочках, полных шелками всех цветов радуги и тафты, развлекаясь не меньше, чем Мерси.

– Ты только посмотри! – воскликнул он, держа в руке какую-то цепочку. – Спорю на что угодно, это чистое золото! Я бы мог продать ее за…

– Положи на место! – Розалинда выхватила цепочку у него из рук. – Если ты не будешь вести себя подобающим образом, месье Пьер, то немедленно покинешь этот дом! Вы оба здесь только благодаря доброте моего брата и Фрэнсис. И почему она так заботится о вас? Вы оба не умеете себя вести, это совершенно ясно. Маргарет рассмеялась прелестным серебристым смехом.

– Пусть он пороется, Розалинда. Какой от этого вред? А ты, – строго обратилась она к Пьеру, – не имеешь права продавать вещи графини. Есть правила для улицы и есть правила для приличного дома. Ничего из того, что ты найдешь здесь, продавать нельзя, ты меня понял?

– Вот именно, а не то мы отдадим тебя испанцам, – пригрозила Розалинда. – Да, кстати, об испанцах… Маргарет, Кристофер написал из Плимута, что на Ла-Манше ветры бушуют, как фурии. Я надеюсь, что Лиссабон сметет с лица земли.

– Могу вас заверить, что в Ла-Манше и впрямь бушует ветер, – вмешалась Фрэнсис, поскольку разговор зашел о том, что занимало ее сейчас больше всего. – Ветер поднялся, когда мы отплывали из Франции, так что испанцы получат свою долю.

– Эта буря должна задержать Армаду в Лиссабоне на несколько дней.

Розалинда вытащила из кучи кружев плоеный воротник и приложила его к Фрэнсис. Результат ее не устроил, и она, нахмурившись, отложила воротник в сторону.

– Будем надеяться, что так и произойдет, – поддержала ее Маргарет. – Во всяком случае, волноваться не следует, – добавила она, заметив озабоченное лицо Фрэнсис. – Наши корабли плавают быстрее испанских. И пушки наши бьют дальше.

Все это так, но Фрэнсис отнюдь не была уверена, что англичане смогут победить вражеский флот, насчитывающий почти двести кораблей. К тому же испанцы намерены высадить на берегах Англии более сорока тысяч солдат. А Фрэнсис встречалась с испанцами и знала их беспощадную тактику.

– По количеству судов испанский флот превосходит наш, – отважилась она заметить. – Вас это не беспокоит? Неужели вы не хотели бы отправиться в Плимут и принять участие в приготовлениях?

Розалинда вздрогнула и нахмурилась, делая вид, что рассматривает яркий корсаж.

– Разумеется, я хотела бы поехать в Плимут, но не могу. У меня трое детей, которые нуждаются в моей защите. Разве можно оставить их?

– А я снова жду ребенка, так что не могу сделать и шага, – сказала Маргарет. – Мне не хотелось бы потерять этого ребенка, как я потеряла предыдущего. – Фрэнсис ахнула, и Маргарет ласково улыбнулась ей. – Не пугайтесь. Этому ребенку уже четыре месяца, и он чувствует себя прекрасно в своем убежище. Вы, кстати, тоже можете в скором времени забеременеть, так что и вам лучше остаться здесь. С кем вы предпочтете пожить, со мной или Розалиндой? Или поочередно у нас обеих?

Фрэнсис отвела взгляд от тонкой талии Маргарет, по которой никак нельзя было догадаться, что она беременна.

– Я очень благодарна вам обеим за ваше любезное предложение, – ответила она, – но сразу же после свадьбы я уеду в Дорсет. Ее Величество дала свое согласие, чтобы я работала с ее почтовыми голубями.

Розалинда и Маргарет обменялись многозначительными взглядами, которые не предвещали ничего хорошего, и Фрэнсис нахмурилась.

– Разве мой брат не говорил вам, что он хочет, чтобы вы остались здесь? – после паузы спросила Розалинда, призвав на помощь все свое обаяние.

– Нет, не говорил, и я здесь не останусь, – твердо объявила Фрэнсис и сильно рассердилась при этом.

Неужели Чарльз решил оставить ее здесь, даже не посоветовавшись с ней?!

– Ах, дорогая, как это похоже на моего брата! – вздохнула Розалинда. – Ему надо еще многому учиться.

Скрывая смущение, она углубилась в ворох ярких материй, а Фрэнсис поджала губы, но смолчала. Она не собиралась отказываться от своего решения; если Чарльз до сих пор не договорился о ее поездке, она все устроит сама.

61

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru