Пользовательский поиск

Книга Незнакомка с соколом. Переводчик - Гаврюк Т.. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

Чарльз хмуро взирал на эту сцену, негодуя на собственную беспомощность.

– Что же вы молчите? Надо помочь ему! – сказал он Фрэнсис, пытаясь оторвать ее руки от своей куртки. – Нельзя так обращаться с ребенком, тем более с голодным ребенком.

– Умоляю, не вмешивайтесь! – шепнула она ему на ухо. – Этот мальчик может сам постоять за себя.

Чарльз удивленно взглянул ей в глаза. На ее лице было странное, виноватое выражение. Присмотревшись внимательнее к мальчику, он понял, что это, очевидно, один из уличных оборванцев Фрэнсис. Черт побери! Чарльз вынужден был признать, что худенький мальчишка, кажется, осуществляет то, на что сам он, со всей своей военной выучкой, просто не способен. Опытный карманный воришка подбирался к связке ключей ничего не подозревающего капитана!

Мальчишка извивался, ловко орудуя ногами, но капитану все-таки удалось схватить его за шиворот и оторвать от себя. Тогда Луи обернулся и со всей силой укусил капитана за руку, издав при этом такой душераздирающий крик, словно сам пострадал.

Капитан уронил кнут и схватился за руку. Воспользовавшись этим, Луи сорвал у него с пояса связку ключей и бросился бежать. Диего помчался за ним и догнал мальчишку. Ключи взлетели в воздух и исчезли в траве. Луи вопил, лягался и дрался. Потом, словно рыба, сорвавшаяся с крючка, он выскользнул и пустился наутек по волнующемуся под ветром зеленому морю травы.

Диего, ругаясь, вскочил на ноги и бросился туда, куда упала связка ключей. С победным кличем он выпрямился, показывая ключи капитану.

– Подлый попрошайка! – Капитан прикрепил ключи на место и принялся рассматривать свою руку. – Святая Мадонна! Сначала меня чуть не зарезал этот сукин сын, потом укусил какой-то бешеный щенок… Клянусь богом, кто-то за все это заплатит!

Он мрачно посмотрел на Чарльза, но тот не стал обращать на него внимания. Он испытывал смешанные чувства – восхищение ловкостью мальчишки, ярость оттого, что кандалы мешают ему двигаться, злость на Фрэнсис, которая отказалась даже посвятить его в свои планы…

Испанцы вернулись к своим делам, а Чарльз отвернулся от капитана и разрешил Фрэнсис помочь ему влезть в фургон. Его раздражала необходимость принимать ее помощь, но кандалы лишали его возможности действовать самостоятельно.

– Пожалуйста, лежите спокойно и не попадайтесь на глаза капитану, – попросила она. – Вы должны беречь свои силы.

Снова она распоряжается им! Чарльз уже собирался сказать ей что-то резкое, но Фрэнсис неожиданно улыбнулась и начала поднимать подол юбки.

Что делает эта безумная девица?! Взгляд Чарльза был прикован к ее стройной ноге и поднимался все выше, пока не наткнулся на кое-что более важное. У нее за подвязкой был его нож!

– Как вам нравится мой сюрприз? Я тоже даром времени не теряла!

Фрэнсис опустила юбку и победно взглянула на него.

Чарльз покачал головой, не зная, радоваться ему или огорчаться. Теперь у них есть оружие, и это прекрасно. Но что будет, если испанцы обнаружат пропажу?

10

Фрэнсис скоро заснула, свернувшись калачиком на полу фургона, а Чарльз спать не мог: его мучил голод. Он съел только маленький кусочек мяса, который принесла ему Фрэнсис, и желудок у него был пуст, как заброшенный караульный пост. Подобравшись к двери фургона, он откинул холст и выглянул наружу. Испанцы сидели вокруг костра, но в котелке у них была только вода, которой Диего промывал руку капитана.

– Матерь божья, я так хочу поскорее оказаться в Испании! – произнес капитан. – Не могу дождаться, когда расскажу его преосвященству обо всех кознях, которые учинили эти английские чудовища. Не говоря уже о презренных французских попрошайках. Этот наглый щенок раскровенил мне руку! Ну, да ладно. Зато я кое-что предпринял, чтобы доставить английскую шпионку к его преосвященству в целости и сохранности. Ты уверен, что она меня слышала? – требовательно спросил он Диего.

Диего кончил промывать рану и вытащил обрывок чистой материи, чтобы перевязать ее.

– Она сидела под лестницей, – проворчал он, хмурясь оттого, что ткань морщится и плохо держится на руке. – Не могла не слышать.

– Отлично, – одобрительно кивнул капитан. – Думаю, она поверила тому, что я сказал, и станет теперь послушной, как овечка. Но сторожить ее надо по-прежнему.

Чарльз нахмурился. Видимо, капитан подсунул Фрэнсис какие-то ложные сведения. Но о чем?

– Есть еще ее муж, – мрачно заметил Диего. – И он начинает причинять нам все больше и больше неприятностей.

– Это точно, – согласился капитан. – Кстати, я так и не нашел его нож. Если он не отыщется в ближайшее время, мы их обоих разденем догола и обыщем.

Чарльз представил себе эту картину – и ужаснулся. Если проклятые испанцы разденут Фрэнсис, они на этом не остановятся. В бессильной злобе он понял, что должен подбросить нож так, чтобы их тюремщики сами нашли его. Оружие, конечно, необходимо, но нельзя подвергать Фрэнсис такой опасности.

Голод по-прежнему мучил Чарльза, живо напоминая о его положении пленника. Чтобы забыть об этом и убить время до отправления в ночное путешествие, он улегся рядом с Фрэнсис, которая спала на правом боку, крепко прижимая к груди свою сумку.

Вероятно, это было ошибкой: Чарльз тут же ощутил иной голод. При сумеречном свете, проникавшем в фургон, он жадно пожирал глазами каждый изгиб ее тела. Ворот блузки сполз с плеча Фрэнсис, и ее кожа сверкала белизной, как в тот день в Дорсете девять лет назад.

Борясь с соблазном прикоснуться к ней, Чарльз тоже повернулся на правый бок в поисках более удобного положения и обнаружил… Проклятье! Ее тело совпадало с его телом – как шкурка апельсина совпадает со сладким содержимым. Но в таком случае как же они будут совпадать, если он позволит себе…

Но Чарльз знал, что не имеет на это права. Мальчишки уже завладели ключом, фургон скоро тронется в путь. Их стражники расслабятся, поскольку будут уверены, что он закован в кандалы и беспомощен. Он должен собраться с силами и быть готовым, когда мальчишки подадут сигнал.

И тем не менее растущее желание угрожало доводам разума. Ему нестерпимо хотелось погладить ее великолепное плечо, отбросить эту проклятую сумку, взять в руку нежную грудь Фрэнсис, сорвать с нее одежды, увидеть ее наготу…

Усилием воли Чарльз отбросил эти мысли раньше, чем они окончательно завладели им. Как можно думать о таких вещах, когда он закован, он – пленник?! Нет, определенно эта женщина представляет для него большую опасность, чем испанцы.

С тех пор, как Чарльз вернулся из Вест-Индии, он не ухаживал долго ни за одной женщиной. А когда испытывал нужду в ней, то находил какую-нибудь придворную даму, известную своими многочисленными любовными похождениями, и открыто предлагал ей переспать с ним.

Имея репутацию внимательного и изобретательного любовника, он никогда не встречал отказа.

Чарльз перевернулся на спину, стараясь не думать о Фрэнсис, и только тут сообразил, что совершенно забыл про нож. Лучше всего вытащить его, пока она спит. Он бросит нож в солому так, чтобы испанцы увидели его. Ему было очень трудно заставить себя отказаться от оружия, но безопасность Фрэнсис он ставил превыше всего.

Осторожными пальцами Чарльз начал приподнимать ее юбку – медленно, молча, как вор. При этом он не мог не смотреть, как вздымаются и опадают ее соблазнительные груди под тонким покровом платья. Его охватило возбуждение, кровь забурлила. Он испытывал непреодолимое желание погладить ее соски и почувствовать, как в ней просыпается ответное желание. Подобно сокольничему, который в первый раз выходит на охоту с дикой, еще не обученной птицей, он ждал того момента, когда они сольются воедино в порыве общей страсти, вместе окунутся в экстаз охоты.

«Нож!» – мрачно напомнил он себе и уже дотронулся до кожаной рукоятки, когда внезапно раздался совершенно спокойный голос Фрэнсис:

– Что это вы там ищете, милорд?

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru