Пользовательский поиск

Книга Незнакомка с соколом. Переводчик - Гаврюк Т.. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Обстановка в Париже не способствовала ее намерениям отыскать убийц дяди. Герцог Гиз угрожал королю, своему кузену, добиваясь короны. На улицах то и дело вспыхивали беспорядки. Надвигались грозные события, и одинокой девушке здесь было не место.

Молодой человек, присланный сэром Хэмфри, тоже испытывал беспокойство. Ему явно не терпелось идти, и он стоял, напряженный, нервно поглядывая по сторонам.

Фрэнсис не собиралась менять свое решение, к тому же она обещала домовладельцу съехать непременно сегодня, чтобы он смог пустить уже завтра новых жильцов. Но отправляться одной в далекое путешествие было небезопасно, к тому же ей был обещан сопровождающий.

– Передайте сэру Хэмфри, что, если мой сопровождающий не явится в течение часа, я буду весьма признательна, если смогу провести ночь в его доме, – сказала она. – Если же он все-таки придет, мы отправимся прямо отсюда.

– Сэр Хэмфри всегда будет рад оказать вам гостеприимство, – пробормотал молодой человек, в последний раз проверяя, хорошо ли он привязал сундук.

«Это не совсем так», – подумала Фрэнсис, поставив клетку с птицей и доставая кошелек. Сэр Хэмфри Перкинс шесть лет проработал вместе с ее дядей в английском посольстве. Она знала, что как друг семьи он с радостью примет ее – но не ее птицу. Он неодобрительно относился к увлечению Фрэнсис и вряд ли потерпел бы присутствие сокола в своем доме.

Фрэнсис сунула мелкую монету в руку молодого человека.

– Это вам. В благодарность за помощь.

Он поклонился.

– Я передам сэру Хэмфри, что вы приедете в его дом, если в течение часа не появится ваш сопровождающий. Если же вас не будет, это означает, что вы на пути к побережью.

– Да, – кивнула Фрэнсис. – В этом случае мы немедленно уедем.

Она выслушала его пожелания благополучного путешествия и проследила взглядом, как он катит свою тележку по оживленной парижской улице, которая к вечеру начинала постепенно затихать. Небо над городом выглядело так, словно большая кисть смыла серовато-голубые облака, заменив их сплошным серебристым фоном. Знакомый пейзаж, всегда радовавший ее взор, сейчас заставил сердце сжаться от боли.

Вернувшись в дом, Фрэнсис поставила клетку и присела на ступеньку лестницы. Так она сидела в полном одиночестве, обдумывая две оставшиеся возможности. Дожидаться неизвестно кого, надеясь на его появление, или отправиться к сэру Хэмфри и просить его приютить ее, чего ей очень не хотелось.

Во всем виноват этот человек… как же его зовут? Фрэнсис порылась в сумочке, притороченной к поясу, в поисках письма королевы, чтобы уже в сотый раз убедиться, что она правильно поняла его содержание. Все верно, писарь четко вывел его имя – барон Милборн, королевский сокольничий, прибудет восьмого мая, чтобы отвезти ее в Дьеп. Там они сядут на корабль, который доставит их в Англию. Но сегодня восьмое, уже конец дня, а барона Милборна все нет…

Может быть, что-то случилось, когда он плыл через Пролив? Или он не нашел ее дом? Могли возникнуть десятки извиняющих его непредвиденных обстоятельств. Но так или иначе она не намерена коротать ночь в опустевшем доме!

Барон Милборн был при дворе королевы Елизаветы заметной фигурой. Дамы обсуждали между собой его привлекательную внешность, превозносили его опыт в любовных делах. Он не был женат и слыл искусным соблазнителем женщин. Уже эти его качества вызывали у Фрэнсис неприязнь.

Однако должность королевского сокольничего считалась очень уважаемой. Человек, занимающий этот пост, должен был обладать высоким искусством в обращении с хищными птицами. Мысль о том, что ей предстоит встреча с мужчиной, который в равной степени умеет управляться как с птицами, так и с женщинами, вызывала в ней одновременно любопытство и странное беспокойство. Фрэнсис слышала, что титул барона Милборна носит Чарльз Кавендиш. Не тот ли это юноша, которого она повстречала девять лет назад там, где смыкаются земли Кавендишей и Морли? Память вернула ее в то время. Холмы, заросшие густым лесом, соколы, парящие высоко в небе, ее охотничий трофей – белоснежная цапля и юноша – стройный, красивый, преисполненный негодования…

Но гнев его быстро остыл. Фрэнсис инстинктивно уловила его смущение, заметила искорку желания в его глазах.

В тот день карие глаза охотника сказали ей многое. Они говорили, что он хочет обладать ею, но еще сам боится признаться в этом себе.

Этот юноша, в котором мужская похоть боролась с детским смущением, еще долго вспоминался ей…

Фрэнсис отогнала мысли о сокольничем, засунула письмо в сумочку и вытащила оттуда золотую пуговицу. Она нашла ее сразу же после исчезновения дяди, внимательно осмотрев холл. Видимо, во время борьбы пуговицу потерял один из похитителей ее дяди.

Фрэнсис поднесла пуговицу к глазам, разглядывая необычный выдавленный рисунок. Она не сомневалась, что такие пуговицы делают в Испании. Для Фрэнсис это означало одно: злодейское убийство ее дяди – дело рук испанцев.

Но все это были ее домыслы и предположения. Сама мысль о том, что сотрудника английского посольства могут похитить и убить среди ночи за то лишь, что он выполнял свои обязанности, выглядела слишком неправдоподобной. Она это прекрасно понимала.

По мере того как на Париж опускался вечер и его улицы пустели, Фрэнсис охватывала все большая тревога. С каждой минутой, проведенной в одиночестве в пустом доме, самообладание покидало ее.

Все было бы совсем иначе, если бы здесь оставались ее горничная, трое слуг, повар и лакей. Но она их отпустила: последнего жалованья, полученного ее дядей, едва хватило, чтобы расплатиться со слугами.

Фрэнсис дотянулась до сумки с вещами и прижала ее к себе. Бумаги, лежащие в потайном кармане сумки, усиливали ее тревогу. В ближайшие несколько дней она должна была доставить эти бумаги в Англию и не могла дождаться того момента, когда вручит их королеве Елизавете и наконец освободится от них.

Сидя в холле опустевшего дома, она впервые осознала серьезность своего положения. Беспокойство в ее душе сменилось страхом. Если люди, убившие ее дядю, заподозрят, что ей известна их тайна, они вернутся за ней!

2

Ну вот, он опять опаздывает!

Злясь на обстоятельства, задержавшие его, Чарльз Кавендиш, барон Милборн, торопливо шел по парижским улицам, разыскивая улицу Сен-Жак. Черт возьми, он никак не предполагал, что ему потребуется столько времени, чтобы успокоить Арктуруса и перевязать соколу сломанную ногу. Птица попала в ловушку, установленную Ральфом Стоуксом, новым владельцем имения Морли. Что побудило этого человека расставлять ловушки с сырым мясом, если он знал, что Чарльз со своими соколами вернулся в родной дом? Какая птица не соблазнится таким лакомым кусочком!

Ну и конечно, он обнаружил Арктуруса в ловушке с ногой, зажатой стальными клещами. Потребовалось все его умение, чтобы высвободить обезумевшую птицу и перевязать ей лапу. Из-за этого он опоздал на несколько часов на корабль, отплывающий в Дьеп. Хорошо еще, что корабль принадлежал его зятю и дождался Чарльза. Иначе он вообще не попал бы сюда.

Погруженный в свои мысли, Чарльз повернул на улицу Сен-Жак и столкнулся с гигантом, неожиданно появившимся из-за угла.

– Дурак! – выпалил тот. – Ты что думаешь, улица принадлежит тебе одному?

– Я могу задать тебе такой же вопрос, – отозвался Чарльз, обратив внимание на смуглое лицо и иностранный акцент, и чертыхнулся про себя.

Еще один испанец! Он вдоволь нагляделся на них на островах Карибского моря и поклялся избегать встреч с ними до конца своих дней. Но представители этой нации проникают повсюду, вынашивают заговоры, плетут интриги, строят коварные политические планы. Вот и этот грубиян оглядывает его с головы до ног, словно примеривается, куда лучше ударить. Ненависть взыграла в крови Чарльза.

– И почему вы не убираетесь в свою Испанию?!

Чарльз принял боевую стойку, одной рукой схватившись за рукоятку шпаги, а другой выхватив кинжал.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru