Пользовательский поиск

Книга Любовницы-убийцы. Переводчик - Гаврюк Т.. Содержание - ГЛАВА 51

Кол-во голосов: 0

– Ты хладнокровный подонок, – сказала Лара, стараясь сдержать слезы.

Он пыхнул своей сигарой.

– Почему ты не назовешь меня черным подонком, разве не так выражаются такие люди, как ты?

– У тебя нет совести.

– Вот как, а у вас, я полагаю, она есть? Вые…ть парня по-вашему о'кей, если это срабатывает. А мой способ это дерьмо.

– Твой способ это убийство, – подчеркнула Рио.

– Они убили Маргарет, – возразил он.

– Все эти ни в чем не повинные люди… – вздохнула Касс.

– Да пусть они зае…ся, – заявил Даки. – Маргарет стоила в десять раз больше, чем каждый из них. И позволь мне сообщить тебе один маленький жизненный факт – никто, связанный с Бассалино, не может считаться невиновным.

Касс затрясла головой.

– Ты ничего не понимаешь. Маргарет не одобрила бы ничего из этой затеи. Все, чего она хотела, это чтобы продолжали ее дело.

– Ходи по земле, Касс. Я хотел отомстить. И я отомстил. Все эти подонки Бассалино мертвы. Каждый.

– Откуда ты знаешь? – безжизненным голосом спросила Лара.

– Потому что я позаботился об этом, сладкая моя. Я позаботился о том, чтобы все было проделано наилучшим образом.

Лара вернулась в свою квартиру. Ник мертв и она уже больше не могла плакать. У нее не осталось слез. Почему она не предупредила его во время? Это все ее вина.

Она не знала, что будет делать дальше. Все казалось безнадежным.

Когда зазвонил телефон, у нее было желание не брать трубку. наверное, это звонит принц Альфредо, а сейчас она не могла с ним разговаривать.

После четвертого звонка она передумала.

– Хэлло, – равнодушно произнесла она.

– Принцесса? Это на самом деле ты? Слава Богу, ты во время убралась оттуда.

Она испытала облегчение и радость.

– Ник! Ты жив!

– Я не могу сейчас говорить. Здесь происходит черт знает что. Я с полицейскими. Лара, моя мать, отец, вся моя семья…

Он закашлялся.

– Позволь, я вылечу к тебе. Я хочу быть с тобой.

– Нет. Я позвоню тебе завтра. Жди меня, любимая. Ты – все, что у меня есть.

– Ник, есть многое, что я должна рассказать тебе…

– Не сейчас.

– А когда?

– Скоро, бэби, скоро.

Она никогда ничего не рассказала ему. Не могла набраться храбрости. Он прилетел за ней в Нью-Йорк и они вместе улетели в Калифорнию. Через несколько дней они отправились на Гаваи, где обвенчались скромно, без помпы. Единственный человек, которого она известила об этом событии, была Бетт, благополучно вернувшаяся в свою коммуну и счастливая, что наконец воссоединилась со своей маленькой дочкой и своим дружком Максом.

– Я не знаю, как это случилось, но это случилось, – сказала Лара по телефону своей сестре. – Я никому больше не рассказываю, – добавила она с некоторым вызовом. – Пусть они сами узнают.

Бетт не читала ей нравоучений и не судила.

– Бассалино наказаны более чем достаточно, – спокойно сказала она. – Я надеюсь, что ты и Ник будете счастливы.

– Будем, – уверенно отозвалась Лара. – Мы собираемся уехать в Италию и там начать все сначала. Ник этого хочет и я тоже. Когда мы устроимся, ты навестишь нас?

– Можешь не сомневаться, – ответила Бетт.

ГЛАВА 50

Боско Сэм и Даки К. Уилльямс встретились в зоопарке.

– Я не хочу опять ходить мимо этих проклятых обезьян, – пожаловался Боско Сэм. – От меня до сих пор воняет обезьяньими писями, когда я одеваю это проклятое пальто.

Даки засмеялся.

Боско Сэм сверкнул в его сторону глазами.

– Что происходит? – спросил Даки. – Выкладывай, братец, потому что я два часа назад должен был быть на репетиции. Одна маленькая блондинка задержала меня.

– Даки, мой мальчик, мы с тобой заключили сделку.

– Совершенно верно. Никто не оспаривает этого факта.

Боско Сэм вытащил из кармана плитку шоколада и аккуратно снял обертку.

– Сделка состояла в том, что я прощаю тебе двести тысяч долларов, а ты устраиваешь удар по Бассалино. Правильно?

Даки кивнул.

– О’кей, Фрэнка Бассалино я готов числить за тобой. А другие? Даки, ты кого хочешь одурачить?

– Послушай, ты… Энцио был главной фигурой. Лерой проделал замечательную работу.

– У Лероя Джезуса Боулса задницу сжевала свора еб…х диких псов. То, что от него осталось, не узнает и родная мать. Полицейские показывали мне фото. У меня очень хорошие контакты с полицией.

– Ну и что?

– А то, что Энцио убили до того, как дом был взорван. Кто-то выстрелил ему в сердце и пырнул ножом – просто так, удовольствия ради. Ты улавливаешь картину?

Даки облизнул губы.

– Нет, приятель, не улавливаю.

– Анжело Бассалино погиб в автомобильной катастрофе. Ник Бассалино вернулся в Лос Анжелес. Я так полагаю, что ты должен мне сто пятьдесят тысяч.

– Не пытайся накормить меня дерьмом, – сердито сказал Даки. – Ты не можешь на самом деле…

– Я вот что тебе скажу, – прервал его Боско Сэм. – С процентами это составит ровно двести тысяч долларов. Два дня, дорогой мой. Я даю тебе два дня. Это очень великодушно с моей стороны.

– Прекрати, – застонал Даки. – Ты весь набит дерьмом. То, что ты хочешь сделать, это несправедливо!

– Несправедливо? Я был справедлив к тебе. Мне не нужно рассказывать тебе, что случится потом. Два дня это великодушно.

– Ты толстый мешок с дерьмом! – воскликнул Даки. – Завистливая задница! Ты получишь свои деньги.

Боско Сэм кивнул.

– Конечно, получу, мальчик Даки. Наличными. И я хочу получить их сегодня до шести вечера.

Он сунул остаток плитки шоколада в рот и пошел прочь. Даки вспотел.

Он не мог достать двести тысяч долларов к шести часам вечера. Никаким образом.

ГЛАВА 51

– Мужчина, который приходит к вам со своим торчащим членом, может быть, хочет поиметь вас, но разве он хочет, чтобы вы работали рядом с ним? Разве он хочет, чтобы вы получали такую же заработную плату за ту же работу, которую он делает? А как насчет парня на улице, который раздевает вас глазами, и на словах трахает вас вместе со своими друзьями. Разве он ровня вам? Так? Так?

Толпа женщин, среди которых затесалось несколько мужчин, собравшаяся на фестиваль рок – музыки, разразилась одобрительными криками.

– Слушайте, сестры, неужели вы хотите, чтобы вас вечно унижали эти свиньи мужчины? Старые свиньи с расистскими, шовинистическими, пристрастными, старомодными взглядами по каждому поводу, который затрагивает положение женщин сегодня в Америке? Для них мы просто куски задницы, которые должны выглядеть хорошенькими, рожать детей и сидеть дома.

Рио Джава выступала в перерыве между представлениями рок-групп. В своем огненном завитом парике и гриме с блестками на лице она сама выглядела как рок-звезда.

За последний год она стала не менее влиятельной и значительной фигурой, чем когда-то была Маргарет. И последователей у нее оказалось не меньше. Она увлекала за собой более широкий круг сторонников, чем Маргарет, ее обожали даже сексуальные меньшинства.

– Когда-нибудь я стану президентом, – говорила она всем, кто готов был слушать ее. – И я взорву всю эту вонючую, коррумпированную массу грязи, именуемую политикой.

– Для начала, – говорила она друзьям, – я разоблачу этого сукиного сына Ларри Болдинга. Когда я достану его, он уже ничего не будет добиваться в политике.

Ларри Болдинг, ее бывший любовник, политик с безупречной биографией, элегантной блондинкой женой и двумя прелестными маленькими детьми, выдвигал себя кандидатом в президенты.

Рио воздела обе руки над своим огненным париком и сжала кулаки.

– Поднимайтесь, сестры! – кричала она. – Поднимайтесь! Мы добьемся того, что хотим. Мы будем равными во всем!

Толпа свистела и криками выражала свое одобрение.

Рио почувствовала как ее ударила пуля. Она стояла неподвижно. Она улыбалась. А толпа, стоящая перед ней, свистели, топала и кричала.

40

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru