Пользовательский поиск

Книга Любовницы-убийцы. Переводчик - Гаврюк Т.. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

Рио вытащила свежее лезвие и сделала глубокий надрез на внутренней стороне запястья правой руки, потом левой.

Она не испытала боли, брызнувшие два фонтана выглядели великолепно, кровь вполне подходила к цвету ее платья.

Она смеялась. Это лучшее, что испытала за последние месяцы. Не осталось никаких обязательств, никаких неприятностей, вообще ничего.

Она все еще смеялась, когда потеряла сознание. Кровь, пульсируя, выливалась из ее запястий на белоснежный ковер.

Дальнейшее виделось как в тумане. Лицо Маргарет, очень близко, очень сосредоточенное. Ощущение движения, ее куда-то несли. Голоса – приглушенные, как будто доносящиеся из далека.

Потом она пришла в себя – через сколько дней? Два дня? Три? Маргарет Лоуренс Броун сидит за письменным столом, что-то пишет, ее длинные волосы убраны с лица и закреплены темными очками.

Рио не могла двинуться. Она лежала в чужой постели, в чужой комнате, руки ее забинтованы до локтей.

– Эй, – обратилась она к Маргарет, та подняла голову и Рио встретила ее прямой взгляд. На лице этой женщины не было никакой косметики и оно отнюдь не было прекрасным, даже хорошеньким. Но это лицо излучало такую теплоту и привлекательность, что Рио тут же потянулась к ней душой. Она испытывала странное чувство, ибо, какого дьявола, она ведь не хотела более оставаться в этом мире.

Маргарет слегка улыбнулась и встала. Высокая, с подтянутым животом, в свободной рубашке-тенниске, в джинсах фирма «Леви».

– Я думаю, что вы справитесь, – сказала она очень серьезно. – Сейчас в это трудно поверить, но у меня такое чувство, что вы выздоровеете. Меня зовут Маргарет, я живу в соседней с вами квартире, меня разбудила ваша музыка. Поскольку у вас всегда тихо, я пошла посмотреть, что происходит. Для газет вы представляли бы умопомрачительную картину – красное платье, кровь и белый ковер. Казалось почти безнравственным спасать вас. Подумайте только – вы не можете вылить такое дерьмо на мужика! – Маргарет, не веря, покачала головой. – Ларри Болдинг просто дурак. Бэби, я никогда не была с ним знакома, но и здесь, чтобы сказать вам, что он просто писулька. А мы не убиваем себя – я повторяю, не убиваем себя из-за писулек.

Маргарет никогда не требовалось много времени, чтобы расставить все по местам.

Рио оставалась с Маргарет в ее квартире две недели, прежде чем вернулась к себе. За эти две недели она узнала больше, чем за всю свою жизнь.

Маргарет была редчайшим исключением, совершенно бескорыстной личностью. Она ничего не хотела от жизни, кроме блага для других. Она отдавала свое время, энергию, деньги на любое дело, которое казалось ей заслуживающим того. В ней жила яростная ненависть к тому обстоятельству, что к женщинам относятся как к гражданам второго сорта. Она хотела изменить это, и она не сидела и не болтала на эту тему, как поступает большинство людей, она шла и делала то, что могла.

В полутьме «Трампа» Рио опознала Анжело, когда он вошел. Она внимательно и пристально рассматривала его. Он появился в обществе худенькой маленькой блондинки.

Рио не собиралась тратить время на разработку стратегических планов. Она направилась прямо к его столику и села.

– Эй, Анжело, – сказала она насмешливо, – что это за чепуха, которую я слышу, что ты якобы лучший в этом городе мужик в постели?

ГЛАВА 16

Энцио Бассалино заказал три телефонных разговора. По степени важности первым состоялся разговор с Нью-Йорком, с Фрэнком.

– Я собираюсь приехать к вам, – сообщил он. – Как климат?

Фрэнк понимал, что отец имел в виду совсем не погоду.

– Все так же, – ответил он сдержанно.

Он знал, что Федеральное бюро расследований прослушивает его телефон.

– Я все равно приеду, – прорычал Энцио. – Отель тот же, меры безопасности те же, позаботься обо всем.

– Сейчас неподходящее время, – Фрэнк старался убрать из своего голоса раздражение. Почему его чертов отец всегда должен во все вмешиваться?

– Я хочу видеть внуков, – Энцио был упрям. – Одновременно мы сможем решить ряд других проблем. Ты знаешь, что я имею ввиду?

– Да, я знаю, что ты имеешь ввиду.

Фрэнк действительно знал, какими делами хочет заняться отец. Речь пойдет о панике, распространившейся после взрыва бомбы в ресторане «Маджик Гарден».

Фрэнк считал, что держит все под контролем. Он созывал совещания и выяснил все, что произошло. Он не нуждался в помощи.

Поначалу он подумал, что ответственность за взрыв лежит на Боско Сэме или, быть может, на Кроунах. Но информация, собранная им, на них не указывала.

Томассио Виторелли, советник Фрэнка, должен был встретиться со своим информатором в «Маджик Гарден» в тот вечер, когда взорвалась бомба. Не повезло бедному Томассио.

– О'кей, значит, обеспечь все. Я буду завтра, – нетерпеливо закончил разговор Энцио. – Международный аэропорт, в три часа. Скажи Анне Марии, чтобы начинала готовить.

Он повесил трубку, понимая, что Фрэнк недоволен. Энцио знал, что старший сын считает, что сам может управиться со всеми делами. А что плохого в том, что отец немножко подстрахует его? Какая беда в том, что Энцио Бассалино покажется в Нью-Йорке?

Энцио выяснил, что банда Кроуна пытается проникнуть на кое – какие территории семьи Бассалино. Успеха они не добились, но это породило некоторые проблемы. И с этим, и с рэкетом, в общем он знал, что пришло время ему ехать в Нью-Йорк. Он был уверен, что его присутствие В городе поможет ослабить напряжение. Может быть, личная встреча с Риццо Кроуном поможет установить мир. Много лет назад они работали вместе, так почему бы и мне Помириться?

3акончив разговор с Фрэнком, он позвонил Нику в Лос Анжелес.

– Что происходит? – задал он свой обычный вопрос. Ник изложил ему в общих чертах свои дела.

– Отлично, отлично, – Энцио закашлялся и сплюнул в пепельницу, стоящую на столе, привычка, которая не внушала любовь его сотрудников. – Я завтра лечу в Нью-Йорк. Было бы неплохо, если бы и ты прилетел туда на пару деньков. Мы бы устроили семейное совещание.

– Зачем? – Ник не любил покидать Побережье. Ему было жаль каждый день, когда он не загорал бы на солнце.

– Это может оказаться целесообразным, – сказал Энцио. – Я дам тебе знать.

– О, Боже! – пробормотал Ник.

– Что с тобой происходит? – загремел голос Энцио. – Ты что, не можешь на два дня оставить свою старую шлюху? Она что, держит тебя за яйца?

– Если это необходимо, я буду там, – сказал Ник, сдаваясь без борьбы. Может, поездка в Нью-Йорк не такая уж плохая идея. Она может оказаться прекрасной возможностью встретиться там с Ларой, так, чтобы Эйприл ничего не узнала.

– О'кей, я дам тебе знать, – сказал Энцио, вешая трубку.

Ник глупый мальчик. Только глупый мужчина позволяет женщине держать его за яйца. Энцио всегда гордился тем, какой он исключительно умный в отношении женского пола. Дырочка остается дырочкой, а их вокруг полно. «Употребляй их прежде, чем они употребят тебя» – таков был его девиз. Как только они становились прилипчивыми и требовательными, самое время освобождаться от них.

Мэри Энн Огест проскользнула в его кабинет. На ней были ее обычные бикини, светлые волосы задорно причесаны, она молча стояла полируя свои наманикюренные ногти, пока он не спросил резко:

– Ну? Что там?

– Элио здесь, – пропела она. – Около бассейна. Он хочет сандвич, а кухарка ушла. Что мне делать?

– Приготовь ему сандвичи, – нетерпеливо сказал Энцио, откладывая телефонный разговор с Анжело.

– Какие? – туповато спросила она.

– Какого дьявола? Откуда я знаю? Спроси у него. Мэри Энн начинала действовать ему на мочевой пузырь. Иногда больших сисек оказывается недостаточно.

– Я думаю, может быть, с сыром, – нерешительно сказала она. – Или с огурчиками. Как ты думаешь, он любит огурчики?

– По-твоему, я кто? Шеф-повар? – взорвался Энцио. – Убирайся отсюда, глупая шлюха. Мне нужно звонить по телефону.

18

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru