Пользовательский поиск

Книга Дело зеленоглазой сестрички. Переводчик - Делавер А. Т.. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Знаю, о чем вы думали и думаете, Мейсон. Думаете, что это не магнитофон испортился, а что-то случилось с записью. Я сейчас поставлю ее для вас еще разок, и вы увидите, что с ней все в порядке. Но сначала, если вы не против, я приготовлю немного крепкого кофе…

Броган направился на кухню. Сильвия Этвуд метнула на Мейсона предостерегающий взгляд.

Броган вошел в кухню и остановился, застыв на месте.

– Что случилось? – спросил следовавший за ним Мейсон.

Броган медленно повернулся, закрыл за собой дверь, подошел к Мейсону и остановился, глядя на него холодным, осуждающим взглядом.

– Черт возьми, что это значит, Мейсон?

– О чем вы?

– Я оставил эту записку на двери. Квартира была открыта всю ночь. Вы пришли утром и прочитали записку. Вы… Вот что мне надо сейчас делать.

Броган бросился к телефону, схватил телефонную трубку и набрал номер.

– Скорее соедините меня с главным полицейским управлением, – произнес он. – Совершено убийство. У меня сейчас находятся три человека. Возможно, кто-то из них является убийцей.

Глава 7

Сержант Голкомб из отдела по расследованию убийств мог при желании без особых усилий быть крайне неприятным, саркастичным и своенравным.

На этот раз он был в особенном ударе.

– Послушайте, – сердито сказал Мейсон, – я не могу ждать здесь целый день. Я сижу уже два часа.

Сержант Голкомб, оккупировавший квартиру управляющего домом, лишил свидетелей возможности общаться друг с другом и теперь допрашивал Перри Мейсона. Его глаза зловеще поблескивали.

– Не морочьте мне голову, – сказал он. – Со мной этот номер не пройдет. Вы перестарались и нашли слишком много трупов.

– Я не находил этот труп.

– Это вы так говорите.

– Кто сказал, что я его нашел?

– Вопросы здесь задаю я.

– Тогда задавайте их.

– Вы были знакомы с Дж. Фричем при его жизни?

– Я ни разу не видел этого человека.

– При каких обстоятельствах обнаружили его тело?

– Джордж Броган пошел в кухню, чтобы приготовить кофе, вернулся и вызвал полицию.

– Что вы тут делали?

– У меня с Броганом была назначена встреча.

– С какой целью?

– Обсудить один деловой вопрос.

– Расскажите мне о нем.

Мейсон покачал головой.

– Почему?

– Это конфиденциальный вопрос.

– Ничто не может быть конфиденциальным, когда речь идет об убийстве.

– Тут мы с вами расходимся во мнении. Мы расходились раньше и, смею предположить, будем расходиться в будущем.

– Мне известно, что когда вы впервые приходили к Брогану, то притворились глухим и на вас был слуховой аппарат. Дайте мне взглянуть.

– На нем ничего не записано. Я не включал его. Я ждал, когда моя беседа с Джорджем Броганом…

– Дайте мне взглянуть.

Мейсон достал магнитофон из кармана и передал сержанту.

Голкомб разглядывал его несколько минут, потом открыл свой портфель и положил туда магнитофон.

– После осмотра вам его вернут. На слово я вам не верю.

– Нет там сейчас никакой записи.

– А какая запись была раньше?

– Это мое дело или скорее дело моего клиента.

– Я могу это выяснить, – пригрозил Голкомб.

– Пожалуйста, выясняйте.

– Броган говорит, что оставил вам записку на своей двери.

Мейсон кивнул.

– Эта записка находилась у Деллы Стрит, вашей секретарши.

– Что она вам сказала?

Голкомб усмехнулся:

– Вопросы задаю я.

– Очень хорошо. – Мейсон сжал губы и нахмурился. – Тогда не теряйте времени, задавайте.

– Не забывайте, что вы адвокат, судебный исполнитель, – продолжал Голкомб. – Неужели вы думаете, что вам удастся сознательно утаить какие-то сведения?

– При вступлении в должность я поклялся, что буду защищать своих клиентов. И я буду защищать их по мере сил. Вам не удастся меня запугать и получить сведения, которые я не считаю нужным разглашать.

– Это ваша клиентка убила Фрича?

– Откуда, черт возьми, я могу это знать?

– То есть как это? – удивился Голкомб.

– Я сказал, что не знаю.

– Почему? – Голкомб прищурился. – Что заставляет вас ее подозревать?

– Я ее не подозреваю.

– Но ваши слова означают, что вы не исключаете возможность того, что Фрича убила ваша клиентка.

– Конечно, такая возможность существует.

– Но точно вы не знаете?

– Не знаю.

– Почему?

– Потому что мне не позволили поговорить с моей клиенткой, мне ни с кем не позволили поговорить.

– Неужели вы думаете, что я настолько глуп, чтобы дать вам возможность сочинить удобную для вас историю, а меня оставить с носом? Я не настолько наивен.

– А неужели вы думаете, что я настолько глуп, чтобы дать вам сведения, касающиеся моей клиентки, предварительно не посоветовавшись с ней?

Лицо Голкомба потемнело.

– Я либо вытяну из вас эти сведения, либо вы пожалеете, что не дали мне их.

– Не теряйте времени. Спрашивайте.

– Что вы здесь делали?

– У меня была назначена встреча.

– С кем?

– С Джорджем Броганом.

– На какое время?

– На девять утра.

– И когда вы сюда пришли?

– Я не смотрел на часы.

– Броган оставил на двери записку.

– Кажется, так.

– Ваша секретарша говорит, что прочитала ее.

– Благодарю.

– За что?

– За то, что сообщили мне слова моей секретарши.

– Я сообщил вам не все, что она сказала.

– Тогда беру свои слова назад.

– Это вам ничего не даст.

– Вам тоже.

– Когда вы впервые узнали, что Фрич убит?

– Я до сих пор не знаю, что он убит.

– Я сказал вам.

– Я слышал.

– Вы мне не верите?

– Я этого не говорил.

– Вы подразумевали это.

Мейсон пожал плечами и закурил сигарету.

– Когда вы последний раз видели Фрича живым?

– Я ни разу не видел его живым.

– Когда вы впервые увидели его тело?

– Я не видел его тела.

– Какие у вас отношения с миссис Сильвией Бэйн Этвуд?

– Она моя клиентка.

– Когда она пришла сюда?

– Не знаю.

– Под словом «сюда» я подразумеваю квартиру Брогана.

– Не знаю.

– Что она вам сказала?

– У меня не было возможности поговорить с ней.

– Я не об этом вас спрашиваю.

– А я вам отвечаю на вопрос.

– Она сказала вам, когда пришла в квартиру Брогана?

– Повторяю, у меня не было возможности спросить ее.

– Мне нужны точные, конкретные сведения.

– Я даю их вам.

– Когда пришла сюда ваша секретарша?

– У меня не было возможности поговорить с ней.

– Она пришла с вами, не так ли?

– У меня не было возможности поговорить с ней.

– Она не является вашей клиенткой, она только ваша секретарша.

– Откуда мне знать, что она не моя клиентка? Откуда мне знать, что вы собираетесь делать? Вы дошли до того, что готовы обвинить ее в предумышленном убийстве.

– Ей-богу, Мейсон, – Голкомб вскочил на ноги, – у меня хватит смелости, чтобы обвинить вас в преднамеренном убийстве, не сомневайтесь.

– Вы мне угрожаете?

– Да, черт возьми, – закричал Голкомб, – я вам угрожаю и сделаю это!

– Прекрасно. Ввиду заявления, которое вы только что сделали, я отказываюсь от дачи каких-либо показаний до консультации с адвокатом.

– С адвокатом?! – завопил Голкомб. – Вы сами адвокат, и чертовски хороший адвокат, хотя мне и неприятно это признавать.

– Самый лучший адвокат не может быть своим собственным клиентом. Если мне будет предъявлено обвинение в убийстве, я должен посоветоваться с адвокатом.

– Откуда я могу знать, предъявят ли вам обвинение в убийстве?

– Вы сказали, что сделаете это.

– И сделаю, если приду к выводу, что улик для этого достаточно.

– Ну и как, достаточно?

– Пока не знаю.

– В таком случае я не знаю, захочу ли давать вам показания. Я уже сказал, что на девять часов у меня была назначена встреча с Броганом, что я пришел на эту встречу. Возможно, я пришел на несколько минут раньше, возможно, немного опоздал. Я просто не догадался посмотреть на часы, даже не знаю, точно ли они ходят. Я знаю, что Броган оставил для меня на двери записку, где предлагал войти в его квартиру и подождать. Я задержался на улице. Когда я пришел, то увидел, что моя секретарша, Делла Стрит, заходит в квартиру Брогана, он идет за ней, а Сильвия Этвуд замыкает шествие. Я успел как раз вовремя, чтобы пойти следом и закрыть за нами дверь.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru