Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 59

Кол-во голосов: 0

Ларад протянул к Тревису руку, на которой холодно поблескивал Гельтизар.

В вышине прокатился раскат грома, от которого содрогнулась земля. На вершину горы обрушился порыв пронизывающего до костей ветра. Зигзаги молний вспороли затянутое черными тучами небо. Стало темно, как будто на мир упала густая тень.

— Скоро здесь будет Властелин Ночи! — крикнул Ларад, стараясь перекрыть вой ветра. — Через мгновение Бледный Король окажется здесь. Он отберет у нас Имсари. Возьми же его, Тревис! Ступай! Не то будет слишком поздно.

Мелия и Фолкен устремили на Тревиса испытующие взгляды. Их лица побледнели от волнения. Ветер взметнул вверх тучу пепла. Когда Тревис наконец проморгался, он увидел, что Бельтан стоит прямо перед ним и улыбается.

— Я знаю, что тебе страшно, Тревис. — Белокурый рыцарь взял его за руку и крепко сжал ее. — Нам всем страшно. Не представляю себе, как ты справишься. Однако вспомни башни Кейлавера. Иногда, чтобы построить что-то новое, приходится разрушить что-то старое.

Если бы Тревис собрал воедино чувства, которые он испытал за все годы своей сознательной жизни: горести, неприятности, сомнения, отчаяние и любовь, — то этот тяжкий груз не пошел бы ни в какое сравнение с тем, что он испытал сейчас за одно короткое мгновение. Тревис попытался что-то сказать, однако единственным звуком, который вырвался из его груди, было сдавленное рыдание. За плечом Бельтана он увидел Вани, не сводившую с него глаз. В них он прочитал не страх или сомнение, а надежду.

Она прижала обе руки к животу и улыбнулась.

Бельтан нагнулся и поцеловал Тревиса в лоб.

— Ступай!

Тревис на мгновение замешкался. По небу прокатился новый раскат грома, напомнивший оглушительный хлопок исполинского бича. Тени сгустились еще больше, заливая все вокруг морем тьмы. Тревис обернулся и взял из руки Ларада Гельтизар. На ощупь он оказался не холодным, а гладким и прохладным, как стекло. Тревис достал два других Камня и положил рядом на ладонь. Все три Имсари излучали нежный свет — бело-голубой, красно-оранжевый и зеленовато-серый, похожий на рассвет в лесу. Могримы — мужчина и женщина — подошли к нему ближе.

— Отведите меня к Рассветному Камню! — обратился к ним Тревис.

Шаман указал пальцем на горы и прорычал на своем языке:

— Вон туда!

ГЛАВА 59

Тревис не стал оборачиваться. Не стал, так как боялся, что упадет на колени и поползет по усеянной пеплом земле обратно к Мелии, Фолкену, Бельтану и Вани, станет цепляться за них, умоляя, чтобы они не отпускали его.

Однако вместо этого он устремил взгляд перед собой и, стиснув зубы, упрямо зашагал следом за могримами. Они шли очень быстро какой-то странной, слегка подпрыгивающей походкой, и Тревис был вынужден прибавить шагу, чтобы догнать их. Холодный сухой воздух обжигал легкие, во рту появился противный металлический привкус крови. Интересно, сколько еще придется идти? Удастся ли им добраться до Рассветного Камня раньше Мога?

Небо потемнело еще сильнее. Молнии больше не сверкали, однако ветер крепчал с каждой минутой. Он прилетал со стороны Медвежьих Клыков, прогоняя прочь черные тучи и открывая взгляду зазубренную линию, пересекающую все небо.

В глаза Тревису снова попал пепел. Когда он протер глаза, могримов, что называется, и след простыл. Тревис закричал, надеясь, что провожатые его услышат, однако все было бесполезно. Он заблудился, и это означает, что настал конец всему. Неожиданно чья-то сильная рука схватила Тревиса за локоть и оттащила в сторону. Ветер неожиданно утих, хотя Тревис по-прежнему слышал его завывания. Он снова протер глаза и увидел, что находится в пещере. Над головой нависал мощный каменный свод, однако почему-то это произвело на Тревиса не гнетущее, а умиротворяющее впечатление. Там, где находился вход в пещеру, вихрями крутилась пыль. В другой стороне находилось… что же? Понять, что это такое, было трудно. Возникло ощущение, будто в задней части пещеры висит серый занавес, который колышется под действием движущегося воздуха. Внутри пещера освещалась слабым серебристым светом.

— Вы здесь живете? — спросил Тревис, и его голос эхом отразился от стен. — Это ваш дом?

Шаман покачал головой.

— Да, мы живем в подобных укрытиях. Но это не наш дом. Мы не живем под строгим взглядом Того-Кому-Повинуется-Лед.

Спутница шамана указала на Тревиса и что-то произнесла на своем языке.

— Теперь он — Тот-Кому-Повинуется-Лед. И Тот-Кому-Повинуется-Огонь. И — Тьма.

Тревис сжал в руке Камни. Прикосновение к ним вернуло уверенность, прибавило ему немного сил. Он прошел дальше в пещеру. Серый занавес вздрогнул, изогнулся волной. Тревис понял, что это вовсе не занавес, а стена тумана. Он протянул к нему руку, затем отдернул ее.

— Что это? — спросил он. — Вход в Царство Сумерек?

— Вход можно отыскать повсюду, — ответил шаман на своем ухающем языке. — На вершине любой горы, под любым старым деревом, в туманном сердце любого пустого холма. Нужно только поискать то, что тебе нужно.

Отделившаяся от туманного занавеса тонкая струйка коснулась лица Тревиса.

— А что это за место — Царство Сумерек? Я слышал о нем от Фолкена. Он рассказывал, что около тысячи лет назад там нашли убежище Старые Боги и Маленький Народец. Но сам я ничего об этом месте не знаю.

— Царство Сумерек — это не место. Это время. Время, когда мир был юным и не таким усталым, как сейчас, когда деревья правили лесами, а облака — горными вершинами. То было время, когда тишина являлась сладчайшей музыкой, когда воздух не оглашали удары кузнечного молота о наковальню. Не было слышно криков людей, умирающих от ударов мечей своих противников. То было время, когда боги обитали повсюду — в каждом холме, камне или реке. Это было время дикой, первозданной красоты, — ответила старуха. На ее странном, но все-таки человеческом лице появилось выражение грусти и одновременно радости. Она прижала руки к груди и вздохнула. — Это было… это сейчас… наше время.

Тревис тоже вздохнул. Он ничего не понял из сказанного, ни единого слова. Но в то же самое время сердцем почувствовал боль и тоску такие сильные и давние, что их невозможно было точно выразить средствами языка. Покой и мощь. Ощущение сопричастности и единения. На какой-то миг Тревис уловил это и почти понял, что значит не пытаться завладеть миром, а быть частью его — отдельной нитью сверкающей Паутины, объединяющей все сущее.

Но понять это так же трудно, как и поймать рукой туман. Короткий миг пролетел, и Тревис снова почувствовал тяжесть Камней у себя на ладони.

— Как мне найти Рассветный Камень? — спросил он.

Могрим указал на Имсари.

— Они подскажут тебе путь.

Старуха показала на стену тумана. По ее морщинистым щекам потекли слезы.

— Ступай. Стань концом всего сущего.

Тревис не нашел слов для ответа и, сжав Камни, вошел в стену тумана.

Через мгновение он оказался где-то в другом мире. Тревиса окутал туман. Что-то здесь не так, подумал он. Нужно вернуться обратно.

Тревису показалось, что он шагнул назад, туда, где был за мгновение до этого. Но руки не ощутили шероховатой поверхности стены. Со всех сторон его окружал холодный густой туман. Тревис позвал могримов, но туман тут же набился ему в рот, заглушая все звуки. Вокруг простиралась пустота, в которой не было ничего, кроме тумана и его самого.

Впрочем, нет, было и кое-что еще. До слуха Тревиса донесся какой-то грохот — низкий, далекий, но с каждым мгновением приближавшийся. Темнота сгустилась еще больше, когда от черной тени Тревиса отделяло уже совсем небольшое расстояние.

Мог. Это он обитает в Царстве Сумерек. Или где-то в другом месте, но совсем недалеко отсюда. Раздался еще один протяжный, полный ненависти, животный вопль. Он ищет его, Тревиса.

Тревис двинулся вперед, однако усилие оказалось напрасным — туман и тени окружали его со всех сторон. Туман снова содрогнулся от очередного жуткого вопля. Грядет Властелин Ночи. Он обязательно найдет Тревиса и отнимет у него Камни…

138
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru