Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 49

Кол-во голосов: 0

Тревис все понял. Тем не менее страх не отпускал его.

— Тревис! — раздался слабый голос. — Черт возьми, мистер Волшебник, что ты здесь делаешь?

Тревис обернулся и встретился взглядом с Джеем. Он перешагнул чрез неподвижное тело человека, в груди которого еще совсем недавно было железное сердце, и приблизился к коротышке.

— Да, это я, Джей.

— Боже святый, значит, Марти был прав. Я-то думал, ты бросил нас, но он уверял, что ты еще вернешься.

— Вот я и вернулся, совсем как волшебник в сказке, — через силу улыбнулся Тревис.

В груди Джея зияла разверстая рана. Из нее сочилась кровь, но казалось, будто прикосновение призрака сделало бродягу нечувствительным к боли. Было видно ничем не прикрытое сердце, пульсировавшее в неровном ритме. Тревис прикрыл рану, натянув на нее рубашку Джея.

— Где же ты был, мистер Волшебник? — еле слышно спросил умирающий.

— Да особенно нигде.

— А я-то думал…

Тревис вытер глаза тыльной стороной ладони и положил руку на лоб Джею. Его кожа была холодна.

— Угадай, кого я видел сегодня, — совсем слабо произнес бродяга. — Старину Спарки.

— Ты видел профессора Спарксмена?! Где же? Здесь, в Стальном Храме?

— Точно. И вот еще что. Он ходил. Настоящее чудо. Как в кино, где исцеляются прокаженные или убогие сироты. Это ангелы… ангелы, должно быть, исцелили его. Они, наверное, дали ему новые ноги. — Лоб Джея собрался морщинами. — Только ведь они не настоящие ангелы, правильно?

Тревис ничего не ответил. Нет, все-таки Джей ошибается. Профессору Спарксмену никто не вернул былого здоровья. Он мертв, и Тревису уже больше никогда не поговорить с ним о начале и конце мира и о том, как можно, уничтожая, созидать новое.

— Послушай, — прошептал Джей. — Пообещай мне, что позаботишься о Марти. Он же ни черта ни о чем не знает и ни черта не умеет делать.

— Обещаю, — ответил Тревис, уже не делая попыток скрыть слезы.

Джей улыбнулся, и, несмотря на застывшую в его глазах муку, улыбка получилась прежней, плутоватой.

— А ты лучше собери побольше жестянок, или я…

Это были его последние слова. Улыбка исчезла, глаза бродяги невидяще смотрели в пространство.

Еще один. Еще один человек умер по его вине. Сколько будет еще смертей, прежде чем все закончится?

Может быть, погибнет целый мир.

— Тревис! — позвал чей-то голос.

Он резко обернулся. На него пристально смотрел лежавший на второй койке Марти.

— Помоги мне, Тревис! Я сам не могу встать.

Марти все еще был жив. Рубашка застегнута на все пуговицы. Призраки не успели добраться до него.

Тревис бросился к нему и принялся освобождать от ремней, которыми тот был привязан к кровати. Наконец Марти сумел принять сидячее положение. На его лице было обычное безмятежное выражение.

— Джей умер, — произнес он, глядя на тело своего товарища.

Тревис кивнул.

— Пойдем, Марти. Нужно вывести тебя отсюда, а времени совсем в обрез.

Марти кивнул в ответ. Тревис помог ему спустить ноги на пол и выпрямиться. Затем первым направился к двери. Марти пошел следом.

Тревис остановился. В дверном проеме стояла женщина. Она была маленького роста, и если бы не слишком серьезное выражение ее лица, то ее вполне можно было бы назвать хорошенькой. Если Тревису не изменяла память, она и раньше носила короткую стрижку. Нынешняя ее одежда тоже не слишком отличалась от той, которую она носила в Касл-Сити, хотя теперь это была форма охранника корпорации «Дюратек», а не помощника шерифа.

Женщина сделала шаг вперед, и под ногами у нее хрустнуло битое стекло. Обеими руками она держала пистолет.

— Привет, Тревис! — сказала Джейс Уиндом и прицелилась ему прямо в грудь.

ГЛАВА 49

Вдали вспыхивали огни.

Дарж стоял на крепостной стене и всматривался в темноту, окутывавшую Сумеречную Страну, пытаясь разглядеть, что там происходит. Прошло двенадцать часов с тех пор, как армия Бледного Короля отступила от цитадели. У рыцаря не было никаких сомнений в том, что воины Бераша готовятся к очередному наступлению.

В глубине Сумеречной Страны, примерно в лиге от Неприступной Цитадели, в небеса взметнулся столб зеленоватого пламени и буквально в следующее мгновение погас. Скорее всего противник задумал какое-то новое коварство, вот только какое?

Еще никогда пауза между атаками на цитадель не затягивалась так долго. Однако нет никаких сомнений в том, что наступление повторится. Пять раз полчища Бледного Короля бросались на высокую стену Неприступной Цитадели, и пять раз королева Грейс и ее воины отбрасывали неприятеля. Дарж потерял счет часам — или дням? — прошедшим с тех пор, как открылись Рунные Врата и протрубили трубы, которые призвали воинов-защитников Неприступной Цитадели к оружию. Небо затянулось черными как чернила тучами, закрывшими солнце и звезды, и стало невозможно отличить день от ночи. В воздухе повис едкий дым. От него першило в горле и слезились глаза. Дым погрузил мир в вечный мрак и уныние.

Несмотря на то что защитники цитадели смогли зажечь факелы внутри крепости, сделать то же самое с факелом на верху крепостной стены не удалось, поскольку велика была опасность стать удобной мишенью для вражеского оружия. Хотя стрелы неприятеля вряд ли взлетели бы на такую высоту, в его распоряжении имелись метательные орудия другого свойства — красные огненные шары, приводимые в движение магией. Они сновали по воздуху во все стороны, пока наконец не поражали жертву. Попав в человека, он вгрызались в плоть и единственным способом не дать им проникнуть еще глубже было вовремя вырезать их из тела несчастного.

Во время второй волны наступления один из таких шаров поразил кейлаванского воина, стоявшего на стене рядом с Даржем. Он ударил его в ногу и стал сжигать ее, поднимаясь выше, к бедру. Дарж выхватил меч, отсек раненому ногу на уровне колена и тем самым спас его. Однако в следующее же мгновение новый шар ударил беднягу в лицо. Дарж никогда не слышал, что люди могут так сильно кричать от боли. Несчастный впился пальцами в глаза, из которых сыпались искры, и заметался по верху крепостной стены, приближаясь к самому краю. Эмбарец попытался удержать его, однако поскользнулся в луже крови, струившейся из отрубленной ноги бедолаги. Кейлаванец сорвался вниз и его крик потонул в воплях орды прислужников Бледного Короля, бесновавшейся внизу.

Благодаря наблюдательности мастера Гредина во время третьего наступления удалось понять, что огненные шары реагируют на движение. Если стоять неподвижно, то жуткое орудие пролетит мимо. После того как шары перелетали через крепостную стену, Толкователям Рун удавалось отбивать их рунами уничтожения. Шары взрывались и исчезали.

По-прежнему оставалось загадкой, откуда прилетают огненные шары. Однако, несмотря на то что было очень трудно разглядеть что-либо во тьме, Даржу все-таки удалось увидеть, что в войске Бледного Короля становится все больше и больше фейдримов. Немало там было и людей. Не было никакого сомнения в том, что это люди с железными сердцами, однако не приходилось сомневаться и в том, что есть в армии Бледного Короля и волшебники. Логика подсказывала, что если имеются Толкователи Рун, способные уничтожать магические огненные шары, то эти самые шары были созданы при помощи рунной магии.

Присутствие магов среди воинов Бераша было пугающей, но неоспоримой истиной. Волшебники обитали в Имбрифайле вот уже тысячи лет, со времен последнего появления в этих краях Бледного Короля. Даржа очень занимал вопрос о том, что случилось с ними в последующие столетия. Были ли они по-настоящему живы? Или уже появлялись на свет с куском металла в груди вместо сердца?

В черное небо поднялся очередной столб зеленоватого огня. Дарж почувствовал боль в сердце и прижал руку к груди. Теперь боль эта сделалась почти постоянной его спутницей и пряталась где-то между легкими. Иногда, в минуты, когда фейдримы устремлялись на штурм цитадели, боль делалась такой острой, что рыцарю казалось, будто тело горит огнем, как если бы в него ударился заколдованный огненный шар.

115
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru