Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 44

Кол-во голосов: 0

Эйрин посмотрела вокруг, но увидела лишь людское море и пустую, голую равнину и красные облака, висящие в небе. Воздух за спиной Теравиана и его спутников струился дрожащей пеленой, как будто был теплым, и на поле не было холода, пробирающего до костей.

— Это безумие! — крикнул Бореас, словно пробуждаясь ото сна. Теперь его глаза метали молнии. Он развернул своего скакуна и продолжил: — Не слушайте их, воины! Я не знаю почему, но они хотят, чтобы мы отказались от своей цели и раздумали вступать в бой с силами тьмы!

К сожалению, голос короля прозвучал слабо по сравнению с громоподобными раскатами слов Петрийена и Аджира. Он просто потонул в сердитых восклицаниях воинов, среди которых тем не менее слышались и крики несогласных.

— Откуда мы можем знать, что это правда?

— Почему принц должен повести нас в бой? Хотим видеть знамение!

Крики сделались более стройными и ритмичными и вскоре прокатились над войском подобно громадной океанской волне.

— Хо-тим ви-деть! Хо-тим ви-деть! — скандировали бесчисленные воины.

Теравиан тронул поводья своего коня и двинулся вперед. Крики резко оборвались, и установилась полная тишина.

— Я покажу вам знамение, — сказал Теравиан, и хотя он говорил совсем тихо, его слова услышали все до единого.

Все затаили дыхание, когда принц поднял руки над головой.

Эйрин сжала поводья лошади. Что же сейчас сделает Теравиан? В следующее мгновение она услышала шум волшебства, струящегося по нитям Паутины Жизни.

— Покажи им то, что они просят, владыка Ватрис! — воскликнул принц, голос которого прозвучал подобно раскату грома. Он снова вскинул руки. — Покажи своим чадам то, что они жаждут увидеть!

Над войском снова прокатилась волна испуганных и возбужденных криков.

— Ватрис! Нам явится владыка Ватрис! — кричали люди, указывая на небо.

Эйрин посмотрела вверх. Нависшие над войском облака неожиданно раздвинулись в стороны. В просвете между ними появилась призрачная исполинская фигура размером с королевский замок. Она зашевелилась, покачивая гигантской головой. Из ноздрей ее вырывалось пламя.

Это был бык, великий и ужасный, родившийся из красных рассветных облаков.

ГЛАВА 44

Над войском пронесся оглушительный рев, исторгавшийся из глоток пяти тысяч воинов. Сначала Эйрин подумала, что они бросились в бегство, спасаясь от нависшей над ними гигантской фигуры. Затем услышала громоподобный голос Теравиана, от которого зазвенело в ушах:

— Ко мне, воины Ватриса! Ко мне, воины Великого Быка!

Воины взревели, выражая не ужас, а восторг. Они мгновенно нарушили стройные ряды и бросились через все поле, отвечая на зов Теравиана, вздымая над головой мечи и копья, ярко сверкавшие в лучах утреннего солнца.

Висящий в воздухе бык завис над принцем. Порыв ветра погнал облака на восток, нисколько не потревожив священное животное. Теперь он размерами напоминал настоящую гору и отливал на солнце золотисто-красным блеском. С боков свисали клочья тумана.

Некоторые рыцари тут же пришпорили коней и устремились к знамени Теравиана. Эйрин попыталась удержать свою лошадь на месте, однако та отчаянно дергалась из стороны в сторону. Где же Лирит и Сарет? Только бы их не затоптали в этой давке!

К счастью, вскоре она увидела их. Они находились недалеко от короля. Бореас, над головой которого по-прежнему развевался королевский флаг, яростно выкрикивал приказания. Лицо его раскраснелось и сделалось того же цвета, что и висящий в небесах бык. Короля окружала группка пеших и конных воинов, в числе которых были и Лирит с Саретом.

Эйрин пыталась пробиться к Бореасу, однако постоянно сталкивалась с другими всадниками и бегущими пехотинцами.

— Прочь с дороги!

Девушка отправила эти слова прямо по Паутине, вложив в них всю силу своей воли. Мощь мысленного приказа оказалась настолько велика, что люди и животные раздавались в стороны, освобождая путь. Эйрин, воспользовавшись этим, моментально пустила лошадь в галоп.

— Сюда! Ко мне! — кричал король Бореас. — Не поддавайтесь на колдовские чары и обман! Ко мне!

На призыв короля откликнулись еще несколько человек и поспешили встать с ним рядом. Однако таких было пока слишком мало. Громкие крики людей и топот копыт заглушали слова Бореаса, тогда как голос Теравиана звучал оглушительно громко, будто доносясь с самих небес.

Наконец Эйрин удалось пробраться к Лирит и ее спутнику. Они сразу уцепились за ее седло, чтобы не оказаться затянутыми в бурлящий человеческий водоворот. Эйрин попыталась заговорить с ними, но голос ее тут же потерялся в безумном шуме ревущей толпы. Не оставалось ничего другого, как заговорить при посредстве Паутины.

— Что происходит? Это на самом деле явление Ватриса?

— Нет, сестра, — последовал ответ Лирит. — Разве ты не чувствуешь? Все это исходит из самой сердцевины Паутины.

Эйрин закрыла глаза, стараясь отрешиться от несмолкаемого шума. Нити Паутины были туго натянуты и вибрировали подобно струнам лютни. Нечто непонятное вытягивало из великой Паутины целый поток волшебства. Нечто или некто.

— Бык — это что-то вроде колдовского внушения? Мнимого видения? — спросила Эйрин.

— Да, но только внушения огромной силы. Прошлым летом в Фаланоре нам с тобой и с Грейс удалось рассеять нависший над деревней туман. Однако бык имеет гораздо большие размеры, чем то туманное облако, да и форма его создана с великим умением. Я не знаю таких колдуний, кому подобное было бы под силу. — Лирит немного помолчала. — По крайней мере не знаю таких колдуний-женщин.

Эйрин еще крепче сжала поводья.

Это Теравиан. Вот почему они хотели, чтобы он минувшей ночью обрел полностью свою прирожденную мощь, — они желали, чтобы он сделал это.

Вспомни, что нам говорила Мирда — он гораздо сильнее всех колдуний.

«Кроме одной», — подумала Эйрин, не став отсылать эту мысль по Паутине.

Она открыла глаза. Большая часть войска оставила свои места и мчалась по всему полю, выстраиваясь за Теравианом.

— Ватрис! Ватрис! — кричали они. — Теравиан! Король Теравиан!

С королем Бореасом осталось не больше четверти воинов. Однако и это уже неплохо, подумала Эйрин. Висящий в небе исполинский бык по-прежнему фыркал и мотал головой. Какой же воин не откликнется на зов божества? Однако для некоторых из них верность долгу оказалась важнее веры. Впрочем, дело гораздо сложнее. Возникло два непримиримых полюса — воин-отец противостоял воину-сыну. И преимущество оказалось на стороне молодости — силы, верные Бореасу, были слишком малы. Надежды на его победу практически не оставалось. И в то же время битва братьев над братьями станет поистине кровавой жатвой. Когда вооруженное противостояние закончится, половина воинов Ватриса останется лежать бездыханными на поле сражения, а те немногие, которые останутся в живых, будут тяжело изранены. Останется лишь немногочисленный отряд, который выступит в поход на север. Если вообще решит сделать это. Планы Лиэндры наверняка предполагали подобный исход событий.

Но где же она сама и ее прислужницы? Принц Теравиан скакал вперед, никуда не сворачивая, и от новоявленных сторонников его отделяло не более двадцати шагов. Петрийен и Аджир ехали по бокам, знамена хлопали на зимнем ветру. Эйрин вспомнила, как трепетно охраняли они жизнь принца. Скорее всего они вступили в коварный заговор против Бореаса уже давно.

Над полем внезапно установилась тишина. Парящий в небе бык поджал колено и опустил голову, как будто отдавая поклон принцу Теравиану.

— Выслушай меня, король Бореас! — прогремел над землей голос принца. — Тебе не на что надеяться. Отбрось в сторону меч и сдавайся! Тогда ты будешь прощен!

В ответ на его призыв Бореаса разразился градом проклятий. Верные ему рыцари в ярости схватились за мечи. Однако мысли Эйрин были обращены на другое. Неожиданно она словно прозрела.

— Лирит! — обратилась она к подруге. — Теравиан обладает безграничным могуществом, в этом нет никаких сомнений. Однако он не способен одновременно держать два заклятия. Ему не удастся внушать окружающим, что они видят в небе быка и усиливать собственный голос так, чтобы он казался раскатами грома.

103
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru