Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 40

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 40

Грейс стояла на самом верху цитадели, кутаясь в отороченную мехом накидку, и вглядывалась в покрытую туманной дымкой Сумеречную Страну. Она поднялась сюда примерно час назад, когда миром еще безраздельно владела ночь. Стража молча кивнула ей, когда Грейс вошла в цитадель и поднялась на зубчатую стену крепости. Она сама не вполне понимала, что заставило ее в столь ранний час прийти сюда. Может быть, глядя вдаль, она сподобится узреть облик грядущего?

Кроме теней, ничего не удалось разглядеть. Они нависали над пиками Медвежьих Клыков, закрывая звезды. Когда начал заниматься рассвет, Грейс поняла, что это были не тени, а огромные клубы дыма. Черный дым вздымался над заснеженными пиками Фол Трендура, покрывая небо зловещими рунами.

Скоро откроются Рунные Врата, Грейс, совсем скоро. Руна, которую Тревис связал год назад в Среднезимье, постепенно теряет свою силу. Скоро здесь появится Бледный Король.

Эта мысль заставила ее вздрогнуть. К счастью, врагов у ее воинства теперь будет меньше, потому что король Кел принес странную весть о Рыцарях Оникса. Грейс беседовала с ним до глубокой ночи. Костер уже погас, а она все слушала о последних событиях в северных землях, в которых король побывал за последние месяцы.

О многом Грейс отчасти уже было известно — например, о том, что пробудились к жизни заколдованные столбы Бледного Короля, и о том, как его вороны парят высоко в небесах, выслеживая всех, кого видят внизу. Тем не менее некоторые известия оказались Грейс в новинку. Кел рассказал о том, что паломники, откликнувшиеся на зов Культа Ворона и направившиеся на север, наводнили портовый город Омберфелл, что в северном Эмбаре. Немало собралось их и в Кельсиоре — древней малакорской крепости, расположенной к северу от Эредана. Там когда-то обитал Кел со своими подданными, покуда не был изгнан оттуда Рыцарями Оникса.

— Но зачем? — спросил сэр Тарус. — С какой целью приверженцы Культа Ворона собрались там?

На его вопрос ответил Дарж:

— Ждут той минуты, когда Бледный Король вырвется из темницы и они смогут смиренно склонить перед ним голову в ожидании приказаний.

Король Кел шумно вздохнул.

— Мне бы не хотелось уподобиться мрачному эмбарцу, но вынужден признать, что он прав.

Грейс задумалась над услышанным. Значит, Рыцари Оникса взяли в свои руки Кельсиор. Обманутые Келефоном рыцари Заморья все еще верили в то, что сражаются против Бледного Короля. Они ни за что не уступили бы крепости прислужникам Бераша.

Когда она поделилась своими мыслями с королем Келом, тот сообщил еще более поразительную новость. Последние месяцы Рыцари Оникса усиленно готовились к нападению на остальные Доминионы: Перридон, Голт, Толорию и Кейлаван. Келефон захватит земли Доминионов под предлогом вассальной верности Бледному Королю, однако в последнюю минуту он предаст Бераша и завладеет Великими Камнями, после чего объявит себя королем возрожденного Малакора. Но две недели назад, по словам короля Кела, все внезапно изменилось. Рыцари Оникса оставили Кельсиор, куда устремились толпы паломников, верных Культу Ворона, и отошли от границ Перридона и Голта. Согласно многочисленным свидетельствам, сотни рыцарей отправились на запад берегом реки Форвандер, по всей вероятности, возвращаясь в Заморье. Что же Келефон задумал?

— Может быть, что-то серьезное вмешалось в его замыслы? — предположил Олдет. — Я более силен в тайных вылазках, чем в открытом бою, но даже из моего скромного опыта знаю, что войны не вспыхивают и не ведутся сами по себе. Они требуют огромных усилий и предельного внимания полководцев. — Паук пожал плечами. — Возможно, его мысли переключились на что-то более важное.

С этими словами было трудно согласиться полностью. Однако в том, что сказал Олдет, имелась определенная логика. И все же, какое серьезное дело могло заставить Келефона изменить решение?

— Возможно, конец приближается быстрее, чем мы предполагали, — раздался за спиной Грейс чей-то резкий голос. — Он мог вернуться к своему властелину, потому что побоялся, что тот узнает о его измене.

Грейс обернулась и увидела бесформенную фигуру в серых лохмотьях, приближавшуюся к ней.

— Грисла! — воскликнула девушка, и из ее рта вырвалось облачко пара. — Или это Вайла?

Старуха сделала недовольный жест костлявой рукой.

— Тебе еще не надоело гадать, дочь моя? Давно уже пора перестать задавать вопросы и начать искать ответы.

Грейс сунула руку в карман накидки и вытащила руну надежды.

— Ты знаешь, что мне делать с этим? Грисла нахмурилась.

— Откуда мне может быть известно о такой вещи?

— Я наблюдала за тобой. — Грейс провела пальцем по каменному диску. — В лагере короля Кела я видела, как ты занималась предсказанием будущего при помощи рун. Только это не имело никакого смысла. Кел назвал тебя колдуньей. Так кто же ты на самом деле?

— Почему это людям обязательно нужно делать какой-то выбор? Это или то, правое или левое, белое или черное. Разве ты сама не понимаешь? В конец концов все мы — две стороны одной монеты.

Прежде чем Грейс успела что-то сделать, старуха выхватила у нее руну надежды. Повертев в руках, подбросила ее в воздух. Руна бесследно исчезла.

Грейс испуганно посмотрела на Грислу.

— Ключ…

— Прямо перед тобой, дочь моя.

Старуха протянула руку и откуда-то из-за уха Грейс вытащила каменный диск. Радостно рассмеявшись, она бросила руну девушке, которая поймала ее дрожащими руками.

— Не смешено, — сердито произнесла Грейс. — Это ключ, который разбудит оборонительную мощь цитадели. Без него надежды на победу у нас нет.

— Ерунда! — отрезала Грисла, щелкнув языком. — Надежда есть всегда. Для нее не нужен какой-то осколок камня. Кроме того, не следует забывать о том, что если у тебя есть ключ, то для него обязательно найдется замочная скважина.

Грейс чувствовал себя слишком усталой, чтобы возразить Грисле. Она снова посмотрела на далекие тени.

— Они рассчитывают на меня, Грисла. Ожидают, что я смогу пробудить к жизни магическую оборонную мощь цитадели, чтобы встать на пути Бледного Короля и сдерживать его натиск до прихода воинов Ватриса. Но даже если Бореас и доберется сюда, он все равно обречен на поражение. Так говорят легенды.

Грисла подошла к ней ближе.

— Но ты по крайней мере можешь сказать, что пыталась что-то сделать. Это тоже кое-что значит.

Грейс поежилась от холода.

— Что толку противостоять тьме, если не останется никого, кто смог бы вспомнить твои поступки?

— Посмотри! — Старуха указала вниз, на внутренний Двор цитадели. — Он хорошо знает, что сражаться нужно даже тогда, когда точно знаешь, что потерпишь неудачу.

Внизу какая-то фигура, закутавшаяся в серый плащ и опустив плечи, двигалась со стороны казарм. Это был Дарж.

Грейс внимательно посмотрела на старуху.

— Что ты хочешь этим сказать? Он знает… что с ним?.. Грисла склонила голову набок.

— А ты, дочь моя? Тебе известно, что с его сердцем?

Грейс невольно приложила руку к груди, туда, где билось ее сердце. Оно показалось ей таким хрупким и беззащитным.

— Ему никак нельзя помочь. Так сказала Царица Леса.

— Я, конечно, не стала бы спорить с Владычицей Сумеречного Леса. В этом мире, пожалуй, трудно найти более мудрую женщину. Однако даже если ему никак нельзя помочь, ты думала о том, что он способен сделать ради тебя?

Хотя Грейс изо всех сил пыталась осознать смысл слов Грислы, ей это не удавалось. Цель, стоявшая перед ней, велика, а Даржа могут отнять у нее в любой день, в любую минуту. Верность и постоянство ее преданного друга были единственной опорой на протяжении многих лиг пути, который они преодолели вместе. Грейс не могла даже представить себе, что будет делать, когда его не окажется рядом.

— Как жаль, что сейчас со мной нет Мелии и Фолкена, — призналась Грейс.

— Они не так уже далеко отсюда, как ты думаешь, дочь моя! — усмехнулась старуха.

97
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru