Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 33

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, — сказала она и кивнула. — Хорошо.

Рыцарь опустился на колени и осторожно обнял ее. Малышка обхватила его за шею и спрятала лицо у него на плече.

Порыв ветра устремился ввысь и дальше к гряде гор, и Грейс показалось, что все страхи и сомнения улетели вместе с ним. Она спешилась и встала рядом с Тирой и Даржем, прикоснувшись к ним руками.

— Так как же вы поступите? — спросила она, глядя на сэра Ведарра.

Лицо предводителя отряда Рыцарей Смерти какое-то время оставалось непроницаемым, затем он вытащил из ножен кинжал и вытянул его перед собой. Так какой же выбор он сделал? Неужели он выбрал смерть?

Ведарр прижал кончик кинжала к щиту и принялся неторопливо соскабливать изображение усмехающегося черепа.

Закончив свою работу, он развернул свою лошадь кругом и поднял вверх щит. Глаза остальных пятерых эмбарцев просияли. Воздух огласил громкий одобрительный рев рыцарей, стоявших ниже по склону. Им дружно ответили воины армии Грейс.

Ведарр снова повернулся.

— Мы пойдем вместе с вами на север, Ваше величество. — Он посмотрел на Даржа. — Не для того чтобы победить зло, а чтобы противостоять ему.

— Спасибо, — коротко ответила Грейс.

Ни о чем другом она сейчас думать просто не могла.

— Я скажу моим людям, что у нас теперь другая цель, — сказал Ведарр.

Вместе с пятью рыцарями он поскакал вниз к своему воинству.

Грейс посмотрела на Даржа. Он по-прежнему держал Тиру на руках, задумчиво глядя в пространство.

— Ты славный, ты очень хороший человек, Дарж из Эмбара, — ласково произнесла Грейс, вкладывая в эти слова самые искренние свои чувства. — Что бы ни случилось, ты всегда останешься таким. Ты меня, конечно, понимаешь, да?

— Пойдемте, моя повелительница, — ответил рыцарь. — Нам пора отправляться дальше на север.

Часть IV

ВРАТА ОТКРЫВАЮТСЯ

ГЛАВА 33

Доктор Ананда Ларсен подалась вперед и, не вставая с кресла, забарабанила пальцами по крышке стола рядом с клавиатурой компьютера. Диск в записывающем устройстве приглушенно жужжал, судя по узкой движущейся полоске на экране монитора, запись скоро завершится — остается поместить на него всего двадцать пять процентов информации.

— Ну, давай же! — прошептала она.

Лицо Ларсен заливал призрачный свет фосфоресцирующего монитора.

Три последние недели она хронометрировала отрезок времени, за который охранник совершает полный обход здания. В среднем на это уходило двадцать три минуты со стандартной погрешностью в две минуты.

Ларсен посмотрела на стенные часы. Охранник ровно шестнадцать минут назад прошел мимо дверей лаборатории, в которые она в следующую секунду шмыгнула за его спиной.

В том, что исследователи засиживаются в Пятом Корпусе после окончания работы, не было ничего необычного: многие эксперименты, особенно те из них, что связаны с анализом генов при помощи цепной реакции полимеризации, требуют круглосуточного контроля. Тем не менее, согласно правилам внутреннего режима, необходимо сообщать об этом охране заранее. Однако доктор Ларсен вовсе не собиралась сообщать охранникам о том, чем собирается заниматься.

Очки в роговой оправе сползли ей на нос, и Ларсен пальцем вернула их на место. Семьдесят восемь процентов выполнено.

Может быть, все-таки стоило выбрать лишь несколько файлов, а не копировать всю директорию. Хотя это было бессмысленно — у нее все равно сегодня не было времени отобрать нужные файлы. Доктор Адлер постоянно заглядывал через плечо, желая узнать, чем она занимается, и, несомненно, желая увидеть нечто такое, что могло бы понадобиться ему самому. Насколько Ананде было известно, Барри Адлеру никогда в жизни не приходила ни одна оригинальная научная мысль, все его работы являлись компиляциями чужих идей, которые он беззастенчиво крал у окружающих.

«И благодаря этому он идеально соответствует занимаемой им должности, Ананда. „Дюратек“ ничего не создает, ты сама это знаешь. Он лишь имитирует работы других, а затем избавляется от их создателей».

Точно так же корпорация избавится и от Ананды в ту же секунду, когда узнает, чем она занимается. Когда в их руки попадут те сведения, которые она сегодня узнала, они перестанут в ней нуждаться.

Компьютер издал приглушенный мелодичный звук, и Ананда чуть не подскочила со стула, когда из консоли выехала панель с серебристым мини-диском. Она взяла его, чувствуя, что он еще теплый на ощупь, и положила в коробочку, которую опустила в карман лабораторного халата. Набрав на клавиатуре соответствующую команду, нажала «Ввод».

На экране появилась новая надпись.

Удаление…

Резервные программы после полуночи не функционируют, а это значит, что они никогда не смогут восстановить результаты сегодняшней работы. Именно эта информация, которую Ананда получила днем, в конечном итоге убедила ее не отступать от задуманного плана.

В прошлом году, в октябре, после неожиданного и сумбурного закрытия проекта, над которым она трудилась в Денвере. «Дюратек» перевел Ананду на работу в свой исследовательский центр близ Боулдера и выделил ей новую тему. Сначала после того, свидетелем чему она стала в Денвере, исследовательская работа заняла самое последнее место в мыслях доктора Ларсен. Однако за последние пять месяцев прежнее желание заниматься научными исследованиями вернулось к ней, и Ананда с головой погрузилась в новую работу. Не было никакого сомнения, что хозяева корпорации именно на это и рассчитывали, потому что скорее всего доктора Ларсен наняли как раз по причине неистовой преданности науке.

До октября прошлого года работа в «Дюратеке» являлась вершиной ее карьеры на поприще науки. В Денвере Ананда Ларсен принимала участие в грандиозном проекте, находясь в составе группы ученых, занимавшихся изучением двух существ из другого мира. По правде сказать, она не контактировала с существом, упоминавшимся в документах как Е-1. Однако читала отчеты наблюдений за ним, просматривала результаты лабораторных испытаний, занималась анализами его крови. Этого оказалось более чем достаточно для того, чтобы убедить ее: существо действительно из другого мира.

Более похожим на гуманоида оказался объект Е-2, с которым Ларсен работала напрямую. У него была внешность воина-викинга, переброшенного в современность из другого столетия. Только он перенесся не только из далекого прошлого, но и из совершенно другого мира, как и Е-1.

В то время Ларсен выяснила для себя, что сделала в жизни правильный выбор. Когда Ананда заканчивала университет, ее научные взгляды были слишком радикальны для рутинеров из научных кругов. Ее замысел использовать генную терапию в целях усиления мыслительной деятельности млекопитающих, не являющихся людьми, вызывали тошноту у профессоров научного комитета. Ананде поспешили присудить степень доктора наук просто для того, чтобы поскорее избавится от нее.

Тем не менее нашлись те, кто заинтересовался ее научными разработками, потому что вскоре после окончания университета Ананда получила предложение поработать на корпорацию «Дюратек». Ее научный консультант заявил ей, что она сделает роковую ошибку, если оставит научную ниву ради сотрудничества с частной корпорацией. Однако финансировать ее изыскания никто, кроме «Дюратека», не соглашался.

Уже тогда Ананде было известно, что «Дюратек» не благотворительная организация, а фирма, которая в конечном итоге заинтересована в ее исследованиях в надежде на то, что сумеет заработать на них, однако в дальнейшем, в ходе работы, забыла об этом. Ананде была предоставлена лаборатория с первоклассной аппаратурой — истинным шедевром высоких технологий — и самыми новейшими, «навороченными» компьютерами. Все это не шло ни в какое сравнение с допотопной аппаратурой, на которой Ларсен была вынуждена работать в стенах университета. Кроме того, для опытов Ананде предоставляли любых животных — лемуров, мартышек и шимпанзе по кличке Элли, стоивших безумных денег.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru