Пользовательский поиск

Книга Врата зимы. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - ГЛАВА 30

Кол-во голосов: 0

Дейдра узнала строчки странных угловатых значков, именно такие были начертаны на внутренней стороне кольца Глинды и на замковом камне старинного здания.

— Будешь еще кофе, Дейдра?

Ее взгляд был по-прежнему прикован к фотографии. Андерс все так же стоял спиной к ней.

— Дейдра! Ты меня слышишь?

— Да, слышу, — ответила она, чувствуя, что к ней снова вернулось дыхание. — Налей, пожалуйста.

Она поспешно засунула снимок обратно в папку. Когда Андерс обернулся, неся в протянутых руках чашки, Дейдра быстро убрала папку в стопку бумаг.

— Нашла что-нибудь интересное? — полюбопытствовал он, передавая ей чашку.

— Ничего особенного.

Горячая чашка нестерпимо обжигала пальцы, но она стоически не выпускала ее.

Мне показалось, Дейдра, будто ты сказала, что напарники не должны ничего скрывать друг от друга.

—  Что ж, будем стараться, — подмигнул ей наследник кофейных плантаций и вернулся на свое место.

Дейдре отчаянно хотелось снова вытащить фотографию из папки и изучить ее повнимательнее, однако она не рискнула сделать этого. Впрочем, и не нужно, поскольку Дейдра прекрасно поняла одно: это был ее розеттский камень. [2]

ГЛАВА 30

Тревис затаился в переулке в соседнем с денверским управлением полиции квартале и ждал. Он осторожно выглянул за угол и увидел дверь полицейского участка. Джея и Марти не было видно. Солнце уже повисло над вершинами гор. Его друзья находились внутри около часа.

Идея отправиться в полицию принадлежала Тревису, это он предложил заявить об исчезновении Калеба Спарксмена. Несмотря на то, что Марти с предложением согласился сразу, потребовалась большая часть дня, чтобы вырвать согласие у Джея. Идти один Марти не хотел, признавая несомненное старшинство коротышки.

— Почему бы тебе не сделать это самому, мистер волшебник? — спросил Джей, когда Тревис в третий раз попросил заявить в полицию.

В этот момент они продолжали поиск пустых стеклянных бутылок и жестянок из-под колы и пива, которые можно было сдать и получить небольшую сумму денег. Добычу складывали в побитую магазинную тележку для покупок, которую толкали перед собой.

Тревис проглотил застрявший в горле комок и в очередной раз объяснил, что прошлой осенью его фотографию показывали в выпуске новостей местного телевидения. Марти, услышав это, пожал плечами, тогда как Джея слова Тревиса явно заинтересовали. Теперь он неустанно допытывался у своего нового товарища, что же он сделал такого, что поставило его по другую сторону закона. Тревис отделывался объяснением, суть которого состояла в том, что это было простое недоразумение. В подобные речи Джей, конечно же, не верил.

В конце концов он все-таки поддался на уговоры, и скоро они зашагали по Тринадцатой улице в направлении полицейского участка.

— Да ты не трусь, кореш, — произнес коротышка, покровительственно хлопнув Тревиса по плечу. — Мы расскажем им о том, что старина Спарки пропал, а о тебе не пророним ни слова. Верно, Марти?

Долговязый Марти энергично закивал. Из своего тайного места в переулке Тревис увидел, как его друзья поднялись по ступенькам и скрылись в здании. Сейчас его беспокоило то, что своей просьбой заявить об исчезновении Спарксмена он, может быть, подверг опасности их жизнь.

По словам Грейс, среди блюстителей закона может оказаться хотя бы один человек с железным сердцем. А что, если не один? Прошлой осенью полиция сотрудничала с «Дюратеком», а немного позднее, в Кейлавере, они наконец узнали, что всемогущая корпорация вступила в альянс с подручными Мога и Бледного Короля. Что, если в полиции людей с железным сердцем еще больше и они схватят Марти и Джея, подвергнут их пыткам и выведают его, Тревиса, местонахождение?

У тебя начинается настоящая паранойя, Тревис. Марти и Джей просто расскажут о том, что исчез Калеб Спарксмен. Откуда полицейским знать, что они знакомы с тобой?

А потом, очень трудно допустить, что у каждого офицера полиции Денвера железное сердце или что он со всеми потрохами куплен «Дюратеком». В телепередаче, которую он недавно видел, сидя в закусочной, детектив, с которым беседовала Анна Ферраро, казался искренне расстроенным участившимися случаями исчезновения бездомных жителей Денвера.

Становилось все холоднее. Минуты складывались в часы. Затем, когда отчаявшийся Тревис уже решил, что его товарищей задержали полицейские и пора отправляться им на выручку, он увидел, как те безмятежно спускаются по ступенькам вниз.

— Ну что, сделали заявление? — спросил Тревис, когда Джей и Марти показались в переулке.

— В конце концов сделали, — с явным отвращением произнес коротышка. — Я сказал полицейским, что хватит им валять дурака и нужно что-то предпринять по поводу того, что в городе исчезают люди. Им это не слишком-то понравилось.

— Чего же тут удивляться, — сухо отозвался Тревис.

Однако коротышка, похоже, не слушал его.

— В любом случае они не смогли бы достаточно быстро выбросить нас на улицу, так как я сказал им, что мы никуда не уйдем, покуда у нас не примут заявление о пропаже Спарки. Тогда они согласились и усадили нас в коридоре. Только, думаю, мы еще долго там сидели бы, не схвати я за руку проходившего мимо детектива. Он выслушал нас. Звать его сержант Отеро. Марти кивнул.

— Славный парень, кофейком нас напоил.

Отеро. Тревис задумался. Кажется, именно так звали полицейского, у которого Анна Ферраро брала интервью в том репортаже, что он видел позавчера. Или он ошибается?

— Ну и что сказал сержант?

Вместо ответа Джей неопределенно покрутил головой и чуть позже предложил:

— Давайте-ка сейчас быстренько потопаем к приемному пункту и сдадим наш улов, а то скоро стемнеет. Мы тебе все по пути расскажем.

Пока Марти катил тележку с сегодняшней добычей, Тревис шагал рядом с Джеем, слушая рассказа коротышки о том, что случилось в полицейском участке. Сержант Отеро сам написал заявление о пропаже Спарки от их имени и очень удивился, когда узнал, что профессор Калеб Спарксмен раньше преподавал в ряде местных колледжей.

Пока Марти и Джей пили кофе, которым их угостил Отеро — чему Тревис сильно позавидовал, — детектив обзвонил несколько колледжей и узнал, что в одном из них имеется информация о Спарксмене. Оказалось, что у профессора Спарксмена есть сестра, которая живет в Солт-Лейк-Сити. Отеро позвонил и ей. Поскольку она не общалась с братом вот уже несколько лет, то согласилась, чтобы в заявлении было указано ее имя.

Это хорошо. Сестра Спарксмена — реально существующий человек, с настоящим домом и адресом. Такое заявление полиция должна принять самым серьезным образом. Спарксмена обязательно станут искать, а также и других пропавших.

Однако полицейские расследования порой длятся очень долго, а у Тревиса вряд ли остается время дожидаться их результатов. Он должен сам найти Спарксмена. За исчезновениями бездомных жителей Денвера, несомненно, стоит «Дюратек». Если Тревис найдет пропавших людей, то выйдет и на след самой корпорации. И, хочется верить, вожделенных ворот.

— Надо начать расспрашивать других людей, — посоветовал Тревис. — Таких, как мы; тех, кто не имеет своего дома. Надо узнать, кто видел профессора Спарксмена в последний раз.

— А вот тут я с тобой не согласен, — мрачно посмотрел на него Джей. — Мы сходили в полицию, как ты того хотел. Пусть они теперь делают свою работу. Мы свое дело сделали.

Тревис лишь молча покачал головой и все дорогу до приемного пункта бормотал что-то о сумасшедших, которым нечем заняться.

За сданные бутылки и жестянки они выручили около сорока долларов. Чтобы отпраздновать удачный день, зашли в какой-то кафетерий, где предались кутежу в виде горячего кофе и разогретых в микроволновке мексиканских блинчиков с пряной начинкой. После этого новоявленные друзья зашагали в направлении Каламат-стрит, где вчера устраивались на ночлег. Здесь они разбили бивуак, приспособив для своего убежища все те же вечные деревянные поддоны для хранения мешков, а также куска брезента, который Марти купил в магазине уцененных вещей. После того как Тревис разжег костер, они полакомились шоколадом, купленным за заработанные собирательством деньги.

вернуться

2

Розеттский камень — табличка из черного базальта, обнаруженная на территории Египта в 1799 году, с надписью, сделанной древнеегипетскими иероглифами. Ее удалось расшифровать благодаря помещенному на ней же аналогичному тексту на древнегреческом языке. — Примеч. пер.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru