Пользовательский поиск

Книга Волшебник в Мидгарде. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Охваченный возбуждением и ожиданием чего-то неизвестного, Гар прилег на лежанку. Боль давно оставила его мозг, и он чувствовал, что готов к решительным действиям.

Вокруг планеты, на которой очутился Магнус, обращалось три луны, однако ни одна из них не отличалась яркостью спутника Терры. Но, когда все три одновременно оказывались в небе Зигфрида, над планетой становилось по-настоящему светло.

Гар уже знал время восхода первой из лун, и поэтому выскользнул из сарая в самые первые ночные часы под непроницаемым покровом тьмы, когда поверхность земли освещали лишь тусклые звезды. Караульным в эту ночь, к сожалению, был не Кавса, а другой надсмотрщик, однако теперь Гар относился ко всем им с равной степенью неприязни.

Когда надсмотрщик пересек хозяйственный двор, Гар мысленно заставил его оглянуться, после чего ввел его в состояние непреодолимой сонливости, внушив предвкушение мягкой постели, уютной и теплой, лежа в которой так приятно и сладостно погрузиться в сон.

Гару пришлось, мотнув головой, стряхнуть сонливость с самого себя — день оказался долгим и тяжелым, и поэтому телепатический импульс рикошетом пришелся и по его собственным мозгам. Однако основная сила импульса дошла точно по назначению — надсмотрщик остановился, чтобы зевнуть, и привалился к стене строения. Затем он принялся зевать непрерывно.

Голова надсмотрщика стала безвольно опускаться на грудь.

Зевнув в очередной раз, он клюнул носом и, все так же прижимаясь носом к стене, соскользнул на землю. Бедняга явно не успел даже осознать своего падения.

Гар нагнулся, чтобы поднять его плащ, шляпу и посох. Оружие, конечно, не ахти какое, но и на том спасибо. Потом Магнус выскользнул под покров ночи, короткими перебежками преодолевая расстояние от одной постройки до другой, пока наконец не прокрался мимо дома, где жил стюард. Здесь он сделал остановку, чтобы забрать из сарая с инвентарем свой рюкзак, и крадучись двинулся дальше.

Выйдя за деревню, Гар остановился. Он еще никогда не ходил этой дорогой. Обычно рабы выходили на поля из-за дома, и Гар подозревал, что посевы по другую сторону дороги принадлежат кому-то еще. Мысленным усилием Магнус вызвал образ полученного с орбиты фотоснимка местности, определил стороны горизонта, повернул направо и двинулся по дороге на восток. При этом он сгорбился, как старик, поглубже надвинул на лицо капюшон и пошел, шаркая ногами и постукивая посохом. Магнус старался идти пригнувшись, чтобы казаться ростом не выше пяти с половиной футов.

Его уловка почти удалась. Однако не успел он пройти мимо следующей фермы, как услышал за спиной чей-то недовольный голос:

— Кто это? Какой придурок тут шастает ночью?

— Не иначе как беглый раб, — крикнули откуда-то с другой стороны дороги. — Недовеликан, идет пригнувшись, чтобы спрятать рост!

В который уже раз Гару пришлось отбиваться от нежданных врагов... Сейчас их навалилось на него с полдесятка. Злобные выкрики и удары чьих-то пудовых кулаков и окованных железом дубинок посыпались на него со всех сторон.

Но на этот раз Гар был готов к отражению атаки. Он тотчас возвел вокруг себя нечто вроде защитного кокона. И хотя эта мысленная стена была не в состоянии сдержать удары, она заметно смягчала их силу. Гару удалось не только отвести от себя несколько занесенных кулаков, но и в отместку всыпать противникам пару-тройку горячих.

Сначала он блокировал занесенную у него над головой руку, затем лягнул кого-то в живот, резко развернулся и, подпрыгнув, нанес противнику удар в грудь, а еще кому-то больно стукнул кулаком по голове. Правда, не успел Магнус этого сделать, как у него самого в голове зазвенело, и после мощного удара он рухнул на колени.

Падая, Магнус попытался проникнуть в сознание нападающего, посеять там панический ужас. Пусть мучитель получит сполна за все унижения, перенесенные им за неделю...

Да, прошла всего неделя, но эти семь дней показались Гару вечностью.

Не успел он подняться на ноги, как услышал чей-то испуганный вопль. Переступив через тело поверженного противника, Магнус шагнул навстречу одиноко стоящей фигуре надсмотрщика. Тот в ужасе попятился. В темноте ночи сверкнули белки широко раскрытых от страха глаз.

— Что ты с ним сделал? Признавайся! Немедленно!..

Гар протянул ему навстречу руку. Не дожидаясь продолжения, противник повернулся и бросился в бегство. Гар послал ему вслед очередной четкий мыслеобраз. В следующее мгновение надсмотрщик споткнулся, ноги его подкосились, и он плашмя растянулся на дороге.

Не успел он позвать на помощь, как Гар взорвал в его мозгу настоящий фейерверк искр. Надсмотрщик провалился в беспамятство. Подойдя к лежащему ничком противнику, Магнус нагнулся, снял с него меч и спрятал под плащом.

Ферма была освещена, изнутри доносился нестройный хор голосов. Люди кричали, перебивая друг друга. Гар отступил в тень и проник в сознание каждого из них — всего надсмотрщиков было пятеро или шестеро, — и постарался усыпить.

Спустя несколько минут Магнус уже смог спокойно вздохнуть. Затем он осторожно направился в сторону ручья. Чтобы сбить со следа погоню, лучше какое-то время идти по воде.

Он невольно усмехнулся: когда вся эта честная компания проснется, то народ наверняка примется рассказывать всяческие небылицы. Например, о том, как откуда-то из темноты ночи на них вылез медведь и принялся, не говоря ни слова, мутузить добропорядочных селян, отчего те валились на землю, словно снопы. А один бедолага — вот уж кому не повезло, так не повезло! — скончался прямо на месте, причем на теле у него не осталось даже царапины. Не иначе как испустил дух от страха.

Гар подумал, что не станет оплакивать надсмотрщика или корить себя в его смерти. После недели, проведенной в рабстве, — ни за что!

Он не ощутил даже намека на раскаяние.

Глава 3

Не успела Алеа сомкнуть глаза, как ее разбудило воронье карканье над головой, а дерево, на котором она устроила себе убежище, неожиданно затряслось.

От страха молодая женщина ухватилась за ближайший сук, но тотчас вспомнила, что на всякий случай, чтобы ненароком не свалиться, привязала себя веревкой.

— Слезай, красавица! — раздался чей-то хрипловатый голос, и дерево затряслось снова.

Посмотрев вниз, Алеа увидела, что под деревом стоят два парня и что есть мочи его трясут.

— Иди к нам, позабавимся! — крикнул второй. — Нам с Рокиром надоело играть вдвоем!..

Их игры не сулили ничего хорошего, Алеа поняла это с первого взгляда. Парни были худые, наверняка от недоедания, а глаза провалились от недостатка сна.

— А ножки у нее стройные, — ухмыльнулся тот, кого звали Рокиром. — Неплохо бы их потискать! Что скажешь, Йорак?

Голос был юношеский, едва начавший ломаться. Прыщи на лице также служили подтверждением того, что оба парня только-только вступили в пору возмужания. Алеа поплотнее обмотала юбку вокруг ног, чтобы не выставлять их напоказ похотливым мальчишкам.

От страха ее сердце бешено колотилось в груди, но Алеа старалась не обращать на это внимания, а решила получше изучить непрошеных гостей.

Будь это обыкновенные мальчишки, могло бы показаться, что они хорошо сложены и мускулисты, но перед ней юные гиганты, пусть даже тощие, исхудавшие от голода. А уж в том, что это гиганты, сомнений не было. Их головы почти касались нижнего сука, а ведь тот находился довольно высоко от земли. Ей самой пришлось несколько раз подпрыгнуть, прежде чем она изловчилась за него уцепиться. Так что росту в каждом из них никак не меньше восьми футов, а ведь им еще расти и расти. За год-другой наверняка вытянутся на фут, если не два.

— И впрямь красавица! — отозвался Рокир. — Сейчас мы на нее полюбуемся, а заодно и пощупаем.

С этими словами он ухватился за сук, но тот треснул под его тяжестью. Рокир свалился на землю.

Йорак расхохотался.

— Да, прошли те времена, когда мы с тобой могли лазить по деревьям! Если нас с тобой что и удержит, то только столетний дуб!

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru