Пользовательский поиск

Книга Волшебник и узурпатор. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

— До вечера нет никаких церемоний, друзья мои. Вы пришли сюда, потому что что-то беспокоит ваши сердца?

— Скорее, разум, почтеннейший, — ответил Гар.

— Понятно.

Жрец кивнул, все так же улыбаясь, и жестом указал на маленькую боковую дверь.

— Тогда пройдемте в комнату для бесед, друзья мои.

И, не дожидаясь ответа, отвернулся. Гар и Алеа переглянулись, затем пожали плечами и последовали за жрецом. Алеа была поражена, что ей позволили войти. В Мидгарде жрецы Одина запрещали женщинам заходить в храм, не говоря уже о внутренних помещениях.

Комната была размером приблизительно восемь на десять футов и закруглялась, повторяя форму храма. Стены были побелены, на них висели гобелены с изображениями бога. На одном бог мчался на, колеснице сквозь бурю, и скипетр его поглощал молнию. На другом изображался храм на фоне восходящего солнца, а внутри солнца был заключен бог в своей колеснице. На третьем — бог в виде ствола большого дерева. У девушки перехватило дыхание: этот бог воплощал собой три божества Мидгарда!

Жрец указал на два стула в форме песочных часов, и сам сел на такой же. Рядом с ним находился маленький столик, на котором стояли высокий кувшин и две чашки.

— Вначале мне хотелось бы знать, сердечные ли дела привели вас сюда, и если так, нам следует пойти в храм богини и позвать жрицу. Вы супруги, друзья мои? Или еще только собираетесь соединить свои жизни?

Не «сын» или «дочь», отметила про себя Алеа, а «друзья».

— Нет, почтеннейший, — сказала она, — мы всего лишь путешествуем вместе.

У нее возникло чувство, которое обычно появляется, когда говоришь не правду, но девушка постаралась прогнать эту мысль.

— Мудрое решение — путешествовать не в одиночку, по дорогам или по жизни вообще, — признал жрец. — Что же тогда беспокоит вас, друзья мои?

— Мудрецы, почтеннейший, — ответил Гар и, видя замешательство жреца, пояснил:

— Мы прибыли из далеких мест, очень далеких, и в наших краях нет таких мудрых людей.

— Понятно, — задумчиво произнес жрец. — Но какое беспокойство могут вызвать добрые, кроткие люди, указывающие другим путь к мудрости?

— Легкость, с которой они дают советы, — осторожно произнес Гар. — И быстрота, с которой нуждающиеся в них люди этим советам следуют. Значит, вы их одобряете?

— Одобряю? — удивился жрец. — Это не тот случай, когда нужно одобрять или не одобрять. Мудрецы существуют, вот и все.

— Как природное явление? — спросил Гар. — Но когда у людей проблемы, не лучше ли им прийти в храм, а не к мудрецу?

— Я понимаю, что вы хотите узнать, — улыбнулся жрец. — Сильные потрясения приводят людей к нам — душевная неуравновешенность, настолько сильная, что порой людям не хочется жить. Но с менее серьезными вопросами они обращаются к мудрецам, и мы этому очень рады.

— Значит, мудрецы берут на себя часть дел, — рискнул сделать вывод Гар.

— Да, — признал жрец. — Но не только. Мы — жрецы, наше дело — религия, служение богу и богине, а также отношение к ним души.

— Не морали? — нахмурился Гар.

— Моральная жизнь — это постоянная молитва, — пояснил жрец. — А вот мудрецы стараются постигнуть другие способы отношения людей к миру и друг к другу.

Гар продолжал хмуриться.

— Но их тоже интересует душа.

— Конечно, — согласился жрец. — И, наверное, высшая душа, союз всех душ — и только здесь начинается наше сходство.

— Значит, вам нечего делить? — поинтересовался Гар. — Вы не считаете их соперниками?

Жрец добродушно рассмеялся.

— Соперниками? Конечно, нет, друг мой! Нам совершенно нечего делить, поскольку мы рассматриваем бога и богиню как союз всех душ, стремящихся к добру, в то время как мудрецы стремятся к тому, чтобы все души объединились в боге.

— Вас устраивает такое разделение?

Гар постарался задать вопрос как можно более спокойным голосом.

— Вполне, ведь их мудрость отличается от нашей, и люди обращаются с повседневными проблемами к мудрецам, а извечные вопросы решаем мы.

— Ясно... — произнес Гар.

Он озадаченно взглянул на свою спутницу, но та лишь едва заметно пожала плечами.

Гар вновь обратился к жрецу:

— Значит, мудрецы не имеют отношения к религии? Они — философы и советники?

— Да, советники — хотя достаточно скрытые.

В улыбке жреца читалось удивление.

— Понимаю, — медленно произнес Гар. — В таком случае, почтеннейший, у меня остался только один вопрос.

— Спрашивай, друг мой.

— Кто опустошает ящики Алой Роты?

Глава 14

Жрец удивленно замигал, не ожидая такой смены темы, но с легкостью ответил:

— Об этом знают только бог и богиня, друг мой, — и больше никто, за исключением, конечно, самой Алой Роты.

— Если кто-то еще и знает, то он не известен нам, — гневно прошептал Гар, когда они спускались по храмовой лестнице.

Алеа поспешила догнать его.

— Гар, он и вправду не знает. В его мыслях было только замешательство, он не знал ответа на твой вопрос.

— Я тоже ничего такого не заметил, — согласился Гар. — И это был внезапный вопрос, жрец его не ожидал. Знай он ответ, тот моментально бы возник бы у него в мыслях, как бы жрец ни пытался его скрыть.

— Выходит, и в самом деле никому не известно об Алой Роте — кроме тех немногих, кто в ней состоит.

— Их и впрямь должно быть немного, — согласился Гар. — Выходит, — Алая Рота лишь крошечная частица повседневного бытия, которая постоянно присутствует на задворках сознания, хотя по-настоящему о ней не задумываются. Нет, скорее всего она не имеет ни малейшего отношения к повседневной жизни людей.

Гар остановился, инстинктивно сжав в руках посох, и с силой топнул по каменной ступеньке.

— Черт! Все не так! Все совершенно не так! Потому что так, как есть, попросту быть не может!

Алеа с трудом сдержала улыбку.

— Никакое общество не может существовать без правительства! — с жаром воскликнул Гар. — Даже такое примитивное. Кто-то все-таки должен править — вождь, совет, альтинг, парламент, комитет богатых и всевластных, иерархия жрецов — ну хоть кто-нибудь или что-нибудь!

— Но мы уже обыскали все, что могли, — напомнила ему Алеа.

— И что-то наверняка проглядели, — возразил Гар, — какую-то структуру, о которой даже и не вспомнили! Мир и процветание невозможны без правительства, даже если все его функции сводятся к тому, чтобы не допустить воровства и убийств.

— Но ведь за этим зорко следят сами деревенские жители, — напомнила ему Алеа, — а в городе ту же роль берут на себя городские общины. Когда каждый знает, чем занимается его сосед, не особенно-то позаришься на чужое добро.

— И поэтому, в случае чего, достаточно всем собраться вместе и как следует отчехвостить виновника, чтоб впредь неповадно было. А если не желает исправляться, то ему просто покажут на порог и выставят из деревни. Пусть себе скитается по лесу, пока хватит сил!

— Где он тотчас подастся в бандиты, — добавила Алеа. — Пока таких, как он, мало, опасности они не представляют, но стоит только появиться кому-то вроде Малахи, как хорошего не жди!

— А его бывшие односельчане тем временем пребывают в благодушной убежденности, что вот придет Алая Рота и положит конец бесчинствам, — кипятился Гар. — И как только эти глупцы не понимают, что им следует сплотиться, подготовиться к сражению, выбрать себе вождя, ну хоть что-то сделать, чтобы остановить узурпатора, пока не поздно!

Алеа промолчала, стараясь не выдать своих чувств.

— А они сидят сложа руки, и будут продолжать сидеть, пока гром не грянет! — возмущался Гар. — Ладно, пойдем-ка скорее отсюда, а то от подобной наивности уже на душе тошно! Уж лучше вернуться в леса и поля. Там у зверей и то больше порядка, пусть даже порядок этот всего лишь пищевая цепочка!

— Неплохая мысль, — согласилась Алеа, — правда, лично я не хотела бы оказаться в самой ее середке!

— Ты права, наверху будет как-то поспокойнее, — нахмурился Гар. — И пока, насколько можно судить, этот верх занял генерал Малахи со своей братией.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru