Пользовательский поиск

Книга Волшебник и узурпатор. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

— В том случае, если немного смягчится. Как бы то ни было, ее вспыльчивость — свидетельство тому, что Алеа более чем когда-либо нуждается в твоем сочувствии и эмоциональной поддержке.

— Она их получит, — с уверенностью произнес Магнус. — Естественно, хорошо бы надеяться, что в один прекрасный день это закончится...

— Ни в чем нельзя быть уверенным до конца, — сказал Геркаймер, — и этот «прекрасный день» может наступить через несколько лет. Все же, думаю, что и дурное настроение имеет свой предел. Я бы советовал тебе сделать небольшую передышку в твоей межзвездной миссии.

— Я заслужил отдых? — улыбнулся Магнус. — Да, не помешало бы. Все-таки я не лишен сочувствия.

Эта фраза вызвала яркие воспоминания, которые он предпочел бы держать от себя на расстоянии. Магнус поспешно прогнал ненужные мысли и повернулся к экрану с орбитальным обзором планеты.

— Ну, если Алеа и я будем спутниками в нашем путешествии, давай подробнее изучим место назначения. Ты нашел что-нибудь еще, кроме истории его колонизации?

— Нет, Магнус. Я все сопоставил, все перепроверил, даже изучил список ключевых слов, но не обнаружил ничего, кроме той сноски, а также короткую саркастическую заметку о «неоязычниках», которые покинули Терру, чтобы воплотить свой идеал Утопии на далекой планете.

— Автор заметки желал им успеха?

— В некотором смысле. Он считал, что Терра только выиграет, избавившись от этих сумасшедших лунатиков.

— Потому что они исповедовали какую-то чудную религию, непохожую на другие?

— Нет, Магнус, потому что исповедовали все религии, вместе взятые.

— У этого репортера наверняка было довольно широкое определение «лунатиков».

— Он считал, что точнее не скажешь. Они поклонялись богине Луны.

— Уже скоро мы выясним, насколько искренни они были, и приняли ли потомки их верования. Сколько нам осталось времени, чтобы добраться до орбиты?

— Семь часов и тридцать шесть минут, Магнус. Тебе не помешало бы собрать припасы и переодеться в местную одежду.

Магнус не стал спрашивать, откуда все это появилось; он знал, что Геркаймер изготовил одежду на основе изображений, полученных с орбиты, и в шкафу будет висеть полный комплект.

— Будь добр, скажи Алеа. Вряд ли она сейчас захочет со мной разговаривать.

Глава 2

Алеа подошла к Магнусу, когда он стоял у воздушного шлюза.

— Ты бы мог и сам мне сказать, — укоризненно произнесла она.

Магнус удивленно взглянул на свою спутницу.

— Я подумал, что ты не желаешь меня видеть.

— Не говори глупостей, — усмехнулась Алеа. — Конечно же, я хотела поговорить с тобой. — Ее глаза блестели, в них вспыхивали искорки нетерпения. — Как ты думаешь, какие они? Высокие? Низкорослые? Похожи на нас?

Видя перемену ее настроения, Магнус облегченно улыбнулся.

— Осмелюсь предположить, что у каждого из них по две руки, две ноги и одна голова.

Алеа бросила на спутника испепеляющий взгляд, но от волнения это получилось у нее неубедительно.

— Они же не с нас ростом?

— А почему бы и нет, — произнес Магнус, — хотя не исключено, что намного меньше. По величине домов трудно сказать что-то определенное. Они строят их, исходя из собственных соображений. С уверенностью можно утверждать лишь одно: их язык — вариант терранского стандартного.

— И так во всех колониях?

— В большинстве, хотя некоторые намеренно возродили более древний язык. Основное правило таково: чем ближе диалект к терранскому стандартному, тем консервативнее правительство.

Алеа нахмурилась.

— Значит, мои соотече... в Мидгарде, наверное, говорили на почти чистом наречии.

— Оно слегка изменилось — в язык вошли некоторые слова из древнегерманского, — но понять все равно легко. Кстати, интересно, у карликов и великанов акцент сильнее, чем у жителей Мидгарда.

— Точно. — Алеа призадумалась. — Их правители были менее строгими.

— Исходя из данной закономерности, можно предположить, что у этих народов выработался диалект, который уже наполовину представляет собой новый язык, — высказал свою точку зрения Магнус. — Кроме того, для цивилизаций неолита не характерно централизованное правительство.

— Я думала, что к неолиту относились шумеры и египтяне.

— Верно, но колонисты использовали другие модели. — Магнус иронично улыбнулся. — Они в большей степени позаимствовали обычаи американских индейцев и доисторических культур Северной Европы.

— Значит, им не нравились большие города, — сделала вывод Алеа. — Я их за это не виню. Ты мне показывал картинки настоящего города — меня от них в дрожь бросило.

— Там полно недостатков, — признал Магнус. — Хорошо тем, кто богат, однако лично я...

Алеа уставилась на него во все глаза.

— У тебя такой корабль, и ты еще сомневаешься, что богат?

— Это моя единственная ценность, — объяснил Магнус. — А вот денег у меня не водится.

В разговор вмешался Геркаймер:

— Проверка атмосферы завершена. Смесь кислорода с азотом пригодна для дыхания, хотя и более разреженная, чем атмосфера на борту. В ней не содержится бактерий, специальные прививки не нужны.

— Значит, можно выходить? — спросила Алеа с едва скрываемым нетерпением.

— Можно. — Дверь шлюза открылась. — Приятного вам пребывания на планете!

Алеа едва дождалась, пока местный воздух придет на смену корабельному. Несмотря на все свои заверения, Геркаймер не хотел подвергать риску заражения их единственное убежище.

Магнус ласково взглянул на свою спутницу: он-то не забыл, какой восторг охватывал его всякий раз во время первых путешествий.

— Когда мы сойдем на планету, я снова должна называть тебя «Гар»? — поинтересовалась Алеа.

— Мудрая мысль, — согласился он. — Вероятность наткнуться на агентов прогрессивных миров чрезвычайно мала. Но нельзя быть на сто процентов уверенным, что имя Магнус д'Арманд здесь никому ничего не говорит.

Алеа подумала, что это глупо. Он ведь был Гаром Пайком на шести разных планетах и на каждой начал революцию. Куда разумнее предположить, что вражеским агентам скорее известно имя Гар, нежели Магнус. Тем не менее право выбора оставалось за ним.

— А ничего, если я буду называться собственными именем?

— Конечно, — заверил ее Магнус. — Вряд ли у кого-то имя Алеа Ларсдаттер уже ассоциируется с восстаниями и мятежами.

Алеа только собиралась спросить об этом «уже», как дверь перед ней раскрылась. Крутя в воздухе посохом, девушка с ликующим возгласом сбежала вниз по трапу в высокую траву, в напоенную ароматами весеннюю ночь и, переполненная восторгом от пребывания на свежем воздухе, закружилась в импровизированной пляске.

Гар медленно сошел следом, с улыбкой глядя на бурный восторг своей спутницы.

Алеа подпрыгнула и, уперев руки в бока, обнажила зубы в довольной улыбке. Ее глаза светились задорным огнем.

— На какое чудовище будем охотиться, Гар Пайк?

— Какое первым под руку попадется. — Гар расплылся в ответной улыбке. — Диктатор или тиран будет в самый раз, хотя лично я предпочел бы продажного короля. Давай совершим ночную прогулку по дороге и мысленно прислушаемся к людям в маленькой деревушке, что в полумиле отсюда. Может, из их снов нам станет понятно, что представляет собой здешнее правительство.

— Неплохо было бы попрактиковаться. — Алеа гордо вскинула голову и широко улыбнулась. — В конце концов ты совсем недавно научил меня читать мысли.

— Ты совсем недавно научилась, — поправил ее Гар. — Этому нельзя научить — к телепатии или есть способность, или нет.

— Весьма любезно с твоей стороны позволить мне практиковаться на тебе. Интересно, смогу ли я прочитать мысли кого-то еще.

— Думаю, да.

От того, что Алеа настолько привязалась к нему, что читает его мысли, Гар почувствовал знакомое головокружение, кстати, весьма приятное. Но он отогнал эту радость обратно в глубины своего сознания. Ему нужен спутник, а не возлюбленная.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru