Пользовательский поиск

Книга Темный соперник. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Мы живем в этом мире, леди Эйлиос, и ты должна это понимать! – ответил Эйдан.

Ответа на его слова у нее не нашлось. Эйдан проводил ее до выхода. Там Элли окружили шесть английских рыцарей в сверкающих доспехах. Даже с поднятым забралом каждый из них казался грозной боевой машиной. Сказать по правде, она не ожидала эскорта в полном вооружении. Элли села верхом на серого жеребца и, ощутив близость энергии Ройса, посмотрела на башню.

И в следующее мгновение увидела его. Ройс стоял возле амбразуры и смотрел на нее. Ее сердце тотчас захлестнули любовь, страх и отчаяние. Не делай этого, мысленно воззвала она к нему. Не отворачивайся от меня. Я люблю тебя!

Ройс отвернулся и исчез из поля зрения.

Элли горестно вздохнула. Ответить более красноречиво на ее мольбу было невозможно. Она не ощутила никаких его чувств – ни гнева, ни боли, ни разочарования, ни даже малой искры мужского желания. Ройс полностью закрылся, отсекая ее от себя.

– Удачи тебе. Встретимся в полдень! – напутствовал ее Эйдан.

Элли кивнула переднему рыцарю, и кавалькада тронулась в путь.

Расстроенная до глубины души, Элли поспешила вслед за своими спутниками, время от времени тревожно оглядываясь назад. Увы, Ройса она больше не увидела.

Вскоре они миновали перекидной мост и впереди показались первые домики деревни. На обочине ребятишки радостно приплясывали и махали руками всадникам.

Увы, Элли не смогла заставить себя улыбнуться им. Если Ройс ее не простит, она быстро забудет, что такое улыбаться людям.

Они остановились перед одной из хижин, из двери которой вышел седовласый мужчина. Элли спешилась и попыталась мысленно настроиться на предстоящий сеанс врачевания. Увы, вместо этого она продолжала думать о Ройсе. Он все еще винит ее, упрекая в своеволии и предательстве, которого она не совершала.

– Спасибо, что приехали, леди! – выкрикнул Кеннет; лицо его было пепельно-серым от страха.

Элли решительно отодвинула мысли о Ройсе на периферию сознания.

– Не стоит благодарности, – отозвалась Элли и, прикоснувшись к нему, постаралась улыбнуться как можно искреннее. – Не бойся. С твоей женой все будет в порядке.

Кеннет побледнел сильнее прежнего.

Элли заглянула в темный дверной проем хижины, но не увидела ничего, кроме теней. Впрочем, страдания женщины ощутила. Правда, ощущение было слабым, с небольшой ноткой боли. Женщина, скорее всего, была вообще вряд ли больна.

– Я скоро, – сообщила Элли своим провожатым и вновь улыбнулась Кеннету. – Подожди снаружи.

Тот кивнул. Его лицо сделалось мертвенно-бледным: было видно, что его бьет дрожь.

– С ней все будет в порядке, – заверила его Элли и, шагнув через порог, вошла в неухоженную, грязную хижину.

Внутри было темно и дымно. Элли потребовалась какое-то время, чтобы глаза привыкли к темноте. Затем она разглядела лежащую на полу женщину. Руки и ноги страдалицы были связаны.

В следующий миг хижина стремительно начала наполняться злом.

О боже, она угодила в ловушку! Эта женщина не больна. Ее нарочно избили и связали, чтобы Элли могла уловить ее страдания. Женщина не более чем приманка! Кеннет боялся не за свою жену, он боялся всемогущего повелителя тьмы. Элли повернулась, надеясь выскочить из хижины.

Перед ней возник мерзко осклабившийся Моффат. Элли попыталась выбежать вон, но, увы, было слишком поздно.

Мгновение, и демон схватил ее, и, пока они летели, пронзив стену хижины, летели в глубины космоса, пока мчались среди бесчисленных звезд, она продолжала звать Ройса.

Глава 17

Ройс не знал, куда Эйлиос отправилась вместе с рыцарями Блэквуда. Впрочем, это не его дело. Он поспешил напомнить себе, что его ее поступки не касаются и не будут касаться впредь. Эйдан остался в замке, и он знает почему. И все-таки зря Эйдан ее отпустил, этого делать не следовало.

Внезапно его посетило желание вырваться из темницы, найти ее, защитить. Впрочем, столь же внезапно желание это исчезло.

Сейчас ее защитник Эйдан. Но тогда Эйдану ничто не помешает затащить ее к себе в постель.

От этой мысли ему сделалось дурно. Он всю ночь неистовствовал, злясь на Эйлиос за измену, на себя самого за глупость и на богов за их капризный нрав. Обуреваемый гневом, он выломал из стены добрый десяток валунов и в ярости разбил их на множество обломков, не в силах выбросить из памяти ее улыбку, ее смех, излучаемый ею радостный свет, озарявший ее лицо и глаза.

Неужели она предала его?

Он же признался, что она небезразлична ему!

Круглая комната был разгромлена, пол усеян обломками каменной кладки, густо засыпан пылью. Сам обитатель жилища был терзаем адскими душевными муками.

Он мысленно увидел, как Эйлиос исцеляет мальчика, которого они вытащили из-под груды камней, как избавляет от боли старого Коиннеаха, как лежит под ним, Ройсом, и стонет от удовольствия, задыхаясь от страсти.

Затем он представил ее в постели Эйдана, увидел, как они вдвоем корчатся в муках сладостного блаженства. Не обращая внимания на боль в окровавленных руках, Ройс, взревев от ярости, вырвал из стены еще один каменный блок. Он убьет этого мерзавца Эйдана, если тот осмелится затащить ее к себе в постель!

Ройс прислонился к разрушенной стене и услышал собственный стон. Впрочем, нет, из горла рвался даже не стон, а безудержное рыдание. А ведь он с детства, лет с четырех-пяти не проронил больше не слезинки. Однако сейчас его грудь разрывалась от невыносимой боли, какой он не испытывал ни разу в жизни. Ему еще никогда не было так плохо. Что же с ним творится?

Это она довела его до такого состояния, когда он оплакивает потерю женщины. Ройс вздрогнул. Он Магистр и потому обязан до конца дней своих выполнять священную клятву и следовать положениям Кодекса. У него перед ней долг, как у любого Магистра. Он обязан ее защищать. Нужно забыть о любви и выбросить из головы все посторонние мысли.

Но как забыть ее смех, ее радость, ее красоту и доброе сердце?

Ройс опустился на пол и, сев посреди камней, потер лицо и глаза. Он должен мыслить не как влюбленный глупец, а как воин. Ведь любовь к ней ставит под угрозу его священную клятву. Разлад между разумом и чувством – верный знак того, какую опасность представляет для него эта женщина. Вроде бы с этим трудно поспорить, однако сердцем Ройс понимал: нет, это не так. Может, он всетаки зря не прислушался к ее словам?

Она предала его.

Он никогда не простит ее вероломства и никогда не будет ей верить.

Душевная боль не ослабевала, продолжая давить неподъемным грузом. Но хуже всего то, что с исчезновением Эйлиос исчезло и осветившее его суровую жизнь солнце. Судя по всему, оно больше никогда не воссияет. Следующие шесть сотен лет он проведет в густом тумане, черных облаках и полном одиночестве.

Она была всем тем лучшим, что существует в мире.

Эйлиос простила бы его, будь она на его месте.

Эта простая мысль потрясла его до глубины души. Обуреваемый сомнениями, Ройс бросился к разломанному окну и выглянул наружу, однако Эйлиос уже исчезла, не оставив после себя и следа. Им тотчас завладели смешанные чувства, облегчение и одновременно – что греха таить! – разочарование. Может, все-таки стоит спуститься вниз и спросить у Эйдана, куда она отправилась и зачем. Действительно, что мешает ему это сделать?

Однако Ройс подавил в себе это желание. Лучше сделать вид, будто он не знает, что Эйлиос покинула Блэквуд-Холл. Это не его дело.

Ройс!

Вопль ужаса ворвался в башенную комнату и прозвучал столь отчетливо, как если бы Эйлиос была рядом. Ройс как ужаленный вскочил на ноги. Пронзительный крик повторился.

Решительно отбросив все прочие чувства, Ройс сосредоточился на контакте с Эйлиос. Все ясно, Моффат сумел-таки заманить ее в ловушку, и теперь она в его власти.

* * *
85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru