Пользовательский поиск

Книга Темное обольщение. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 77

Кол-во голосов: 0

– Я позабочусь о ней, – произнес Блэквуд, поднимая сестру на руки.

Клэр едва не крикнула, чтобы он прикончил ее, хотя умом и понимала, что вместо этого брат позаботится, чтобы сестре была оказана медицинская помощь. Сибилла тем временем уже лишилась чувств. Блэквуд зашагал прочь. Малкольм подобрал кинжал и посмотрел на слугу.

– Вот оружие, которым едва не была убита леди Сибилла, – мрачно произнес он. – Я признаюсь в содеянном преступлении.

– Взять его! – приказал слуга.

Клэр в ужасе вскрикнула. Боже, неужели он возьмет ее преступление на себя? Она попыталась было возразить, но Эйдан еще крепче, до боли, сжал ей руку.

– Молчи, – прошипел он ей на ухо.

Тем временем гвардейцы уже схватили Малкольма.

– Мой племянник солгал, – спокойно произнес Ройс. – Я уже давно мечтал о том, как в один прекрасный день отправлю леди Сибиллу на тот свет. Он взял вину на себя лишь затем, чтобы выгородить меня. Это я ее ранил.

Услышав эти слова, Клэр ахнула. Ее колени сделались ватными, и она едва не упала. Поступок Ройса поразил ее своим бескорыстием, хотя, если быть до конца откровенной, она молилась в душе, чтобы арестовали именно старого горца, а не Малкольма.

Малкольм повернулся к Ройсу и одарил его колючим взглядом.

– Это он пытается меня выгородить. Сибилла уже давно объявила мне войну. Так что это кровавое происшествие – моих рук дело.

Все, кто стоял рядом, словно по команде заговорили. Еще бы, не каждый день ведь можно стать свидетелем столь кровавой драмы!

– Неправда! Это я ударила ее! – крикнула Клэр.

Увы, в суматохе никто ее не услышал – окружающим было не до нее. Эйдан вновь дернул ее за рукав и в буквальном смысле поволок прочь.

– Отпусти! – со злостью бросила ему Клэр.

– Схватить обоих, – распорядился тем временем слуга. – Король разберется, кто из них лжет, а кто говорит правду.

Клэр отказывалась верить своим ушам.

– Это я ударила ее ножом! – крикнула она снова, на сей раз громче, и, обернувшись через плечо, увидела, как королевские стражники уводят Малкольма.

Ее отчаянного крика так никто и не услышал. Малкольм же бесповоротно решил взять на себя ее вину.

Прости меня!

Не переживай. Со мной все будет в порядке.

Но что они сделают с тобой?

Малкольм не ответил. Стражники тем временем забрали у него меч и кинжал. Эйдан потащил ее к выходу. Вскоре Клэр оказалась во дворе замка. Ей было так плохо, что ее едва не вырвало. Она утратила контроль над собой, и вот теперь Малкольм, возможно, заплатит за ее горячность тройную цену.

Наконец Эйдан отпустил ее.

– Что они с ним сделают? – в отчаянии выкрикнула Клэр.

– Ты всегда поступаешь необдуманно? – укоризненно спросил Эйдан. – Ты едва на глазах у всех не убила придворную даму!

Чувствуя, как ее в свои леденящие объятия спешит заключить страх, Клэр обхватила себя руками. Только что она пыталась прикончить Сибиллу, и вот теперь ей самой страшно, что она может умереть.

Эйдан наверняка подслушивал ее мысли, потому что вслух произнес:

– Блэквуд ее исцелит.

Эти его слова пронзили Клэр подобно кинжалу.

– Значит, Сибилла останется жить и вновь будет творить свои черные дела?

Эйдан нахмурился.

– Ты забываешь о том, что Сибилла такой же человек, как и ты, Клэр. Блэквуд отвезет ее на Айону, и там из нее изгонят демона.

Озлобленности Клэр как не бывало.

– Понятно. Он изгонит из нее демона.

– Она его сестра. И заслуживает того, чтобы жить. Он же имеет полное право попытаться освободить ее душу от темных сил.

Клэр пристально посмотрела на Эйдана. Наконец-то к ней вернулась способность ясно и трезво мыслить. Она только что желала Сибилле смерти. Она позволила этому желанию овладеть собой целиком, забыв про то, что Сибилла тоже человек. И когда-то была обычной женщиной, как и она сама. При этой мысли Клэр тотчас устыдилась своего поступка, и ее с новой силой начала бить дрожь.

– А если экзорцизм не поможет?

– В таком случае Блэквуд ее убьет, – холодно ответил Эйдан.

Клэр в ужасе вскрикнула. Боже, все вокруг выходило из-под контроля. Она больше не могла – или не хотела – размышлять о том, какая судьба ждет Сибиллу.

– Я должна вернуться в зал и рассказать правду, – заявила она. – Я не хочу, чтобы Малкольм понес наказание за преступление, которого не совершал. Или даже Ройс, если на то пошло!

– Это его долг как мужчины по отношению к женщине, – хмуро возразил ей Эйдан. – В любом случае сожалеть о чем-то уже поздно.

– При желании они могут совершить прыжок сквозь время, – неожиданно произнесла Клэр. – Если им будет грозить опасность, это поможет им спастись!

– Если они совершат прыжок, то тем самым поставят себя вне закона и никогда не смогут вернуться в это время.

И тут в голову Клэр пришла другая мысль.

– Тогда давай мы с тобой вернемся назад в Оу, до того, как Малкольм покинул замок. Ведь теперь нам известно, что произошло, и мы сможем уговорить его, чтобы он оставил Сибиллу в покое.

Но Эйдан отрицательно покачал головой:

– Так тоже нельзя. Магистр не может вернуться в прошлое и изменить его по своей прихоти.

– Ах вот оно что! Теперь ты, оказывается, играешь по правилам! – раздраженно воскликнула Клэр.

В ответ Эйдан пристально посмотрел на нее.

– Никакой Бог не допустит, чтобы кто-то своевольно нарушал Кодекс.

У Клэр не нашлось, что ему возразить.

– И что теперь нам делать?

– Я сделаю то, что должен сделать, Клэр. Тебе же ничего делать не надо. Сейчас ты под моей опекой – до тех пор, пока Малкольма не освободят. Более того, сейчас я увезу тебя подальше от двора, потому что здесь тебе больше делать нечего.

– Но ведь здесь Малкольм! Он в темнице, и его ждет кара за преступление, которое совершила я. Без него я отсюда не сделаю ни шагу! – упрямо возразила Клэр, и не покривила душой.

Эйдан смерил ее пристальным взглядом.

– Пойми, Эйдан, мне ничего другого не остается. – Клэр решила прибегнуть к маленьким женским хитростям, а именно расплакаться. Правда, слезы эти были совершенно искренние, потому что она не на шутку опасалась за жизнь Малкольма. – Я люблю его и не оставлю в беде. Как и он не оставил меня.

Услышав такие слова, Эйдан смягчился.

– Можешь не объяснять, сам вижу, что ты глубоко его любишь. Но я не думаю, что в темнице его продержат долго. За твой поступок он заплатит высокую цену – деньгами и землями. Что ж, ты меня уговорила. До тех пор, пока его не выпустят, мы попытаемся найти для себя крышу над головой, – произнес Эйдан, но тотчас серьезно добавил: – Только не пытайся ничего предпринять. Иначе будет еще хуже.

– Я согласна, – кивнула Клэр.

– И чтобы во всем слушалась меня, – подвел итог Эйдан.

И хотя Клэр плохо понимала, что он хочет этим сказать, она кивнула вновь:

– Хорошо.

И в этот момент она увидела Морэя – тот смотрел в их сторону, стоя на лестнице, что вела в главный зал. Разделяй и властвуй, подумала про себя Клэр, чувствуя, как внутри ее ужас вновь затянул свой тугой узел.

Малкольм напрягся. Клэр искала его, она полна отчаяния и страха. Он внутренним зрением видел, как она бежит по коридорам дворца, не зная, куда те приведут ее, и ему тотчас стало за нее страшно. Не может быть, чтобы она искала его, ведь он королевский пленник. Ей небезопасно отправляться на его поиски. Ей вообще небезопасно оставаться сейчас во дворце.

Малкольм, где ты?

Он лежал на тонкой подстилке на каменном полу темницы. Услышав ее голос, он тотчас сел.

Клэр, сюда нельзя. Иди туда, откуда пришла.

Но она не ответила ему, и он понял, что она его не услышала. А не услышала потому, что ей было страшно за него. Вскоре до него донесся ее новый зов.

Малкольм, помоги мне тебя найти!

Здесь стража. Возвращайся в свою комнату, –приказал он ей, хотя точно знал, что она его ослушается, ибо не слушалась никогда, и ему сделалось за нее страшно. Он ощущал всю силу ее отчаяния, мысленным взором видел, что она заблудилась в лабиринте коридоров дворца. Однако ее присутствие он продолжал чувствовать. Причем все ближе и ближе. А затем до него донесся ее крик, и он увидел, что она стоит в темном зале. Лицом к лицу с Морэем.

77
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru