Пользовательский поиск

Книга Темное обольщение. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 57

Кол-во голосов: 0

Наверняка должен быть способ. Клэр обвела взглядом зал. Прекрасный стол овальной формы в окружении двенадцати стульев, обтянутых синим бархатом, был накрыт для ужина и уставлен блюдами с яствами. Было здесь и золото, и тонкий фарфор. Железное Сердце и Ройс ели быстро и жадно, не особенно заботясь о манерах. Поскольку голодный воин – плохой воин, Клэр не поставила это им в упрек.

Эйдан сидел во главе стола, в отдалении от остальных, и пил вино. Его тарелка была пуста. По всей видимости, он пребывал в задумчивости.

Неожиданно Клэр пронзила острая боль в боку. У нее тотчас перехватило дыхание, казалось, еще миг – и она потеряет сознание. Она судорожно прижала руку к невидимой ране, словно в ее тело вонзился острый клинок.

Эйдан вскочил из-за стола:

– Что случилось, Клэр?

Клэр посмотрела на руку, ожидая увидеть на ней кровь. Крови не было. Малкольм.

Шатаясь, она поднялась на ноги:

– Малкольм ранен!

Она бросилась к входной двери и рывком распахнула ее. Снаружи мир окутывала сине-черная ночь. Ночное небо было в бесчисленных звездах, над головой повисла ярко-желтая луна. Клэр бросила взгляд в сторону крепостного вала и левее того места, где стояла, различила две темные фигуры.

Одна из них неожиданно рухнула как подкошенная. Вторая осталась стоять. Даже в скудном звездном свете Клэр различила красивое загорелое лицо, блеск белых зубов и золотистые кудри. Демон улыбнулся ей, и их взгляды встретились. Еще миг – и Морэй исчез.

Клэр вскрикнула и бросилась вверх по лестнице. Следом за ней устремился Эйдан. Спотыкаясь, она добежала до того места, где лежал, раскинув руки, Малкольм, и опустилась перед ним на колени. У него был такой безмятежный вид, что на какой-то миг ей показалось, будто он спит. Клэр окинула взглядом его левый бок, но ничего не увидела, лишь плащ из плотной шерсти, который он носил поверх металлической кольчуги. Правда, ткань показалась ей подозрительно темной, и она поняла: плащ пропитался кровью.

Малкольм открыл глаза, и их взгляды встретились. Глаза его горели безумным блеском. Клэр в ужасе отпрянула, но он крепко схватил ее за запястье. И ей показалось, что он готов сделать ей больно.

– Пусть она уйдет! – прохрипел Малкольм, и лицо его исказилось гримасой боли.

Эйдан опустился на колени рядом с раненым братом и приподнял кольчугу. Потом осторожно расшнуровал кожаный колет, и взгляду Клэр открылась пропитанная кровью рубашка.

– Оставь нас, Клэр! – решительно приказал Эйдан и с треском рванул ткань рубашки.

– Я никуда не уйду! – заупрямилась Клэр. Но стоило ей увидеть жуткую рану, как у нее тотчас перехватило дыхание.

Крови было много. И если кровотечение продолжится или если у него поврежден или инфицирован какой-нибудь внутренний орган, Малкольм умрет.

– Пусть… она… уйдет! – с усилием повторил Малкольм, со всех сил сжимая ее запястье. Глаза его горели огнем.

– Не дергайся, если жизнь тебе дорога! – жестко проговорил Эйдан. – Лежи спокойно и не трать зря силы!

Малкольм больно сжимал ей руку. Клэр заглянула в его пылающие, словно угли, глаза и узнала в них неукротимую похоть. Он уже убил одну женщину, пытаясь спасти свою собственную жизнь. И до нее дошло: он хочет жить. А для того, чтобы жить, ему нужна жизнь.Ей стало страшно, но она даже не шелохнулась.

– Я никуда не уйду, – шепотом повторила она. – Я хочу, чтобы ты жил. Возьми мою жизнь. Возьми… если она тебе нужна.

– Нет, я ее не возьму, – прошептал в ответ Малкольм. Глаза его закрылись, и он потерял сознание.

Эйдан раздраженно чертыхнулся.

– Он умирает! Ты только мешаешь, ты искушаешь его!

– Тогда исцели его! – рассердилась Клэр. – Ты же говорил, что умеешь! Сделай же что-нибудь!

Склонившись над Малкольмом, она прижала ладони к ране, пытаясь остановить кровотечение. За спиной послышался топот ног. Клэр обернулась.

– Быстрее! – крикнула она Ройсу. – Несите бинты!

Ройс опустился на колени и протянул ей плащ. Клэр прижала ткань к ране, положила сверху руку Ройса, а сама попыталась нащупать пульс. Пульса не было. Клэр уже была готова впасть в истерику и каким-то чудом сдержалась.

– Я не могу нащупать пульс, Эйдан! – вскрикнула она. – Если ты не спасешь его, он умрет!

Эйдан положил на плечи Малкольму руки. Лицо его приняло свирепое выражение. Положив голову Малкольма себе на колени, Клэр принялась мысленно читать молитву. Железное Сердце опустился на колени рядом с ними.

– Жизнь уходит из него, Эйдан, – глухо произнес Ройс.

Клэр заметила в его глазах страх и перевела взгляд на лицо Малкольма. Оно было мертвенно-бледным. Камень, висевший у нее на шее, казалось, жег ей горло. Удивляясь самой себе, Клэр повторяла слова ранее не известной ей молитвы, обращенные к кельтской богине, как будто заучила их наизусть. Губы шептали латинский текст, который складывался в осмысленные предложения, наполняя душу приятным умиротворением. Она нараспев читала их про себя. Казалось, все происходит помимо ее воли. Обливаясь потом, она закрыла глаза и принялась читать молитву вслух. Теперь ночную тишину нарушал лишь проникновенный звук ее голоса.

Клэр остановилась и недоуменно посмотрела на Эйдана. Тот почему-то отпустил плечи Малкольма.

– Что ты делаешь? – в ужасе воскликнула Клэр.

– Я не чувствую никакой жизни. Я бессилен вернуть ее. Морэй наложил на него проклятье. Ройс, ты можешь остановить кровотечение?

Но Ройс молчал, такой же мертвенно-бледный, как и Малкольм. Без паники, мысленно одернула себя Клэр. Она не даст Малкольму умереть! Она сорвала с шеи камень и крепко сжала его. Затем решительно оттолкнула Ройса, и тот послушно отошел в сторону. Ткань плаща набухла, напиталась кровью. Клэр истово читала слова молитвы, вознося мольбы к Сеанне, сначала в четвертый, затем в пятый раз. Ройс быстрым движением поменял импровизированную повязку. Малкольм жив! – кричал внутренний голос Клэр. Если это так, она наверняка почувствует.

Ройс склонился к самому лицу раненого.

– Он не дышит, Эйдан!

Эйдан снова положил на брата руки. По лицу его сбегали ручейки пота.

– Я больше ничего не могу ему дать! – прошептал он. – Будь у меня сила, я смог бы… Но она куда-то ушла.

Клэр разрыдалась. Схватив Ройса за руки, она прижала их к ране, в надежде остановить кровотечение, а сама нагнулась над лицом умирающего и, зажав ему нос и прильнув ртом к его губам, начала делать искусственное дыхание. Тело Малкольма оставалось бездыханным.

И тут ее осенило. Тазер! Под рубахой, в кармане юбки у нее лежит тазер!

Она схватила ворот рубахи и одним рывком разорвала ее почти до самого пояса. Адреналин в крови придал ей сил. Она уже поднесла электрошокер к груди Малкольма, когда заметила, что его грудь поднялась. Поднялась… и опустилась.

Схватив лицо Малкольма в ладони, Клэр вновь нагнулась к нему, и – о боже! – почувствовала на своем лице его дыхание. От радости она едва не лишилась чувств, по щекам покатились предательские слезы.

– Клэр! – вернул ее к реальности голос Ройса. – Кровотечение прекратилось. Он дышит. Слабо, неглубоко, но дышит.

Ей показалось, что ресницы Малкольма дрогнули.

– Не двигайся! Ты ранен, – только и смогла вымолвить она, не сводя с него взгляда.

Малкольм открыл глаза и удивленно посмотрел на Клэр. И похоже, не узнал.

– Эйдан, рана глубокая и открытая, – произнес Ройс. – Его нужно излечить полностью. Иначе он вряд ли выживет.

– Я же тебе сказал, что мне не хватило сил! – мрачно ответил Эйдан. – Это все Клэр.

Ройс в упор посмотрел на Эйдана. Тот посмотрел на него. Затем оба Магистра повернулись в ее сторону.

Клэр как будто не видела их. Все ее внимание было сосредоточено на Малкольме, который от потери крови был бледен как мел. Страх не отпускал ее: что, если они его все-таки не спасут? Клэр попыталась приободрить его улыбкой, но та получилась какая-то жалостливая.

– Ройс, рану нужно прижечь!

Похоже, кровотечение приостановлено, но удастся ли заживить такую рану без надлежащего медицинского ухода?

57
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru