Пользовательский поиск

Книга Темное обольщение. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 44

Кол-во голосов: 0

– В таком случае ты должен бороться с искусом, – сухо ответил МакНейл. – Разве не так?

– Гляжу, тебе доставляет удовольствие смотреть на мои страдания!

– Ты прав! Поди переспи с горничной, глядишь, полегчает!

– Мне никто не нужен! И я знаю, МакНейл, что ты в состоянии помочь мне!

Малкольм был зол. Зол на себя, зол на МакНейла. Зол так, что был готов ввязаться с приятелем в драку, однако нашел в себе силы унять злость.

– Ты отказываешь мне лишь потому, что я в свое время отказал тебе!

МакНейл сделал невинное лицо.

– Разве мы когда-то дрались из-за женщины? Малкольм смерил его взглядом.

– Я не стану с тобой драться, – произнес он, и в голосе его послышалась угроза. – Потому что она моя.

МакНейл вздохнул, хотя глаза его по-прежнему светились лукавством.

– Ты молод и горяч. Я же и вспомнить такие дни не могу. Какой силой я, по-твоему, обладаю?

– Силой забрать у меня мою силу, пусть даже всего на один день или ночь. Найти и пустить в ход чары.

МакНейл лукаво усмехнулся.

– А я смотрю, ты парень не жадный! – Он расхохотался. – Ты лучше попроси меня по-хорошему. Кстати, часа тебе хватит?

Малкольм отказывался поверить собственным ушам. МакНейл согласен забрать его способность отнимать чужую жизнь всего на один час? Он что, с ума сошел? Это ведь даже хуже, чем вообще ничего у него не забирать. Уж лучше он будет избегать ее и дальше, нежели проведет с ней в постели всего один жалкий час!

– Ты нарочно надо мной издеваешься?

Лицо МакНейла сделалось серьезным.

– Малкольм, я вижу, как ты страдаешь, страдаешь, как зеленый мальчишка. Да, я могу забрать у тебя силу, но только не на сутки. Или ты с ума сошел? Или она украла у тебя мозги? Ты ведь останешься беззащитен против Сибиллы, я уже не говорю про Морэя. Стоит ему почувствовать твою слабину, понять, что ты беззащитен, как он тотчас попытается избавиться от тебя!

– Часа мне не хватит. Да и терпение мое на исходе.

Боже, еще ни разу им не владело столь страстное желание! Как он хотел подмять ее под себя, отведать вкус этих губ, кожи, женского естества, проникнуть как можно глубже в нее, в эту влажную, упругую плоть, и провести, погрузившись в нее, всю ночь. Он хотел, чтобы она кончила сотню раз. Мысленным взором он уже видел их вместе. И ее желание было под стать его собственному, на ласки она отвечала бы ласками, на оргазм – оргазмом. Что-то подсказывало ему, что так и будет.

– Твои чары нужны мне прямо сейчас! – произнес он, заливаясь краской.

Когда же они сполна насладятся друг другом, она уснет в его объятиях до самого рассвета. И, может статься, она поведает ему еще больше о том мире, откуда пришла к нему.

А может, они просто поговорят о каких-то пустяках, словно мир со всей его тяжестью, что давит ему на плечи, просто не существует. Возможно, она объяснит ему, почему в ее времени одежда состоит из лоскутков и веревочек. Малкольм улыбнулся при этой мысли.

– Смотрю, ты начинаешь терять голову из-за этой красотки. Осторожней. Я бы советовал тебе хорошенько подумать о том, чем это может для тебя кончиться, – укоризненно произнес МакНейл, вторгаясь в его мысли.

Значит, наглец, подслушивал.В том, что касалось женщин, Малкольма трудно было назвать джентльменом, его интерес к ним не отличался возвышенностью. Он защищал тех, кого должен был защищать, тех же, кто возбуждал в нем похоть, соблазнял. В его отношениях со слабым полом дело еще ни разу не доходило до нежных объятий и душевных разговоров.

– Не вздумай увлекаться этой женщиной. Ее используют против тебя. Из-за нее ты утратишь силу.

– Я не собираюсь этого делать, – ответил Малкольм, хотя слова эти дались ему нелегко. – Ты сказал Клэр, что она должна вернуться в свое время?

Малкольм старался не допустить МакНейла в свои мысли. Странно, но ему меньше всего хотелось, чтобы те стали достоянием его старшего друга.

– Сказал, – ответил МакНейл и пристально посмотрел на него. – Может, тебе стоит избегать той дороги.

– Это какой такой дороги? – уточнил Малкольм, сжимая кулаки.

МакНейл был наделен даром предвидения. Иногда этот дар отказывался повиноваться ему, но если повиновался, то ни разу не подводил. Как бы ни защищал ее Малкольм, какие ласки ни дарил ей в постели, в конце концов она оставит его. Ему с трудом в это верилось.

– Забудь про то, что у тебя между ног! – произнес МакНейл, давясь от смеха. Ибо какой Магистр мог об этом забыть?

Малкольм же подумал о том, а не пустить ли ему в ход кулаки, чтобы МакНейлу сделалось не до смеха.

– Какой ты, однако, серьезный! – воскликнул МакНейл. – На тебя невозможно смотреть без смеха. Ведь это всего лишь женщина, Калум. Согласен, смазливая, но таких, как она, тысячи!

– Так ты заколдуешь меня?

– Заколдую, куда я денусь. Можно подумать, я не чувствую твоих мучений, – произнес МакНейл и вновь расплылся в улыбке, однако тотчас посерьезнел.

Положив обе руки Малкольму на плечи, он прошептал что-то на древнем языке, таком древнем, что Малкольм не понял ни слова. А когда закончил, то опустил руки и улыбнулся.

– Как только взойдет луна, можешь начинать предаваться любовным утехам, однако с первыми лучами солнца действие чар закончится.

Малкольм кивнул, чувствуя, что в чреслах уже проснулся нестерпимый огонь.

– Я твой должник.

– Что ж, я напомню тебе о твоем должке.

Взгляд МакНейла был устремлен куда-то вдаль. Куда это он уставился? Малкольм проследил за его взглядом и увидел Клэр. Она вошла во двор на другой стороне сада. При виде ее сердце Малкольма учащенно забилось. Еще несколько часов, и он сможет положить ее к себе в постель, чтобы предаться страсти, какой еще ни разу не испытывал.

А затем он увидел, что она не одна. Рядом с ней шагал Железное Сердце. Малкольм не был близко знаком с этим загадочным горцем, однако слава этого воина бежала впереди него, и Малкольм его уважал. Довольный, он вышел из сада вместе с МакНейлом, а заодно по дороге попытался проникнуть в мысли Клэр. Сделать это оказалось легко, и он тотчас почувствовал ее сомнения и растерянность.

– Это друг, красавица, – сказал он, когда они подо шли ближе.

Клэр ответила ему сдержанной улыбкой. Хочу поговорить с тобой наедине.И после секундной паузы: Я видела «Катах»!

Читать ее мысли было легко и приятно. Малкольм отказывался понять, почему ее неизменно раздражало, когда он это делал. Впрочем, ее волнение передалось и ему. А затем он повернулся к Железному Сердцу.

– Приветствую тебя, Алистер! – произнес он на гэльском.

– Приветствую тебя, Калум! – ответил тот. Малкольм тут же перешел на английский:

– Как только я улажу здесь все мои дела, мы отправимся в Оу.

Его ответ не оставил Железное Сердце равнодушным.

– С каких это пор ты водишь дружбу с Волком? Вот уж не знал, что вы с ним приятели.

– Никакой дружбы между нами нет, – мягко ответил Малкольм, думая о странице, которая явно находилась у Эйдана. Эх, если бы ему удалось убедить Железное Сердце отправиться туда вместе с ними, то он бы заручился ценным союзником, на тот случай, если Эйдан откажется по-хорошему расстаться со священной страницей.

Железное Сердце выслушал его мысли.

– Возможно, я вернусь в Лахлан без излишней спешки.

– Я так и думал, что ты это скажешь, – воскликнул Малкольм с улыбкой.

Железное Сердце кивнул в сторону Клэр, после чего они с МакНейлом зашагали к дому причта, оставив Малкольма и Клэр вдвоем. Клэр растерянно посмотрела им вслед.

– Надеюсь, это не значит то, что, по-моему, это значит!

– Да, красавица, он вместе с нами отправится в Оу. – Заметив озабоченное выражение ее лица, Малкольм легонько похлопал Клэр по плечу. Впрочем, с куда большим удовольствием он прижал бы ее к себе. – Если я буду вынужден сражаться с Эйданом, мне понадобится его помощь.

Кровь отлила от лица Клэр.

– Эйдан сейчас в Оу?

– Да. – Он тотчас прочел ее мысли. – Не волнуйся, он не демон. Он такой же, как и я, Магистр.

44

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru