Пользовательский поиск

Книга Темное обольщение. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

У нее из горла вырвался крик облегчения. Она бросилась к нему и обхватила руками, прижимая к себе. Он тоже заключил ее в объятия. Его тело было крепким и надежным, словно щит. Затем она попыталась предупредить его, что Морэй преследует ее по пятам, что им обоим грозит опасность.

– Ты зря пришла сюда, – произнес он, приподнимая ей подбородок.

Клэр почувствовала, что он возбужден. Нет, это безумие, подумала она, чувствуя, как на нее накатила волна желания. Он еще крепче сжал в ее объятиях, а его губы прильнули к ее губам, – и она не смогла сказать, что Морэй преследует ее по пятам и готовит западню для них обоих.

Малкольм подтолкнул ее, но не на каменный пол, а в мягкую постель, в которой она и уснула.

Ее одежда куда-то исчезла, как, впрочем, и его. Его мускулистое тело накрыло ее, его сильное бедро раздвинуло ей ноги. Пальцы Клэр как безумные бегали по его мускулистой спине, наслаждаясь ощущением его горячей гладкой кожи. Даже если это сон, пусть он длится вечно. Поцелуй сделался еще более жадным, а сам он вошел в нее по самую рукоять своего раскаленного «меча». Клэр застонала от наслаждения. Застонал и Малкольм.

Нет, не может быть, что это сон, промелькнуло у нее в голове. Все было как наяву. Ритм его движений становился все быстрей и быстрей, и ее тело одна за другой обдали волны наслаждения. Затем она вся напряглась, а в следующее мгновение по ее телу пробежала сладостная судорога. Малкольм еще глубже погрузился в нее, как это он обычно делал, и она ощутила, что и он вот-вот достигнет высшей точки. А еще она скорее почувствовала, чем увидела, что он улыбается ей.

Оторвавшись на мгновение от ее губ, он поднял голову, и она увидела, что глаза его светятся любовью. Одарив ее улыбкой, он вновь на всю глубину погрузился в нее. Я люблю тебя, красавица.

Клэр отказывалась верить собственным ушам. Он сказал, что любит ее, или ей только послышалось? Она содрогнулась, чувствуя, как ее накрыло волной экстаза. Малкольм издал сдавленный стон. Она еще крепче сжала его в объятиях, а его слова эхом отдавались в ее сердце. Ее охватила радость. Она открыла глаза и принялась говорить ему, как она его любит – любит больше, чем он способен себе это представить. Увы, это ее признание услышали лишь темные тени. Она была одна в своей постели.

Жадно хватая ртом воздух, она села. Тело ее покрывала испарина, простыни были влажными. Значит, это был сон, самый яркий, подобный яви сон, каких она ни разу не видела. Ощущение было такое, будто она действительно только что занималась любовью. Задыхаясь, Клэр откинулась на подушки. Ей позволили воспользоваться комнатой, предназначенной для Малкольма. Постепенно глаза ее начали привыкать к темноте, а возбуждение мало-помалу стихло.

Зато вернулся страх – страх за Малкольма. Ей до сих пор не было известно, куда его увели и какая судьба его ждет. Эйдан поклялся ей, что все выяснит. В очаге горел огонь. Клэр перевела взгляд на очаг и вскрикнула. В дальнем углу комнаты сидел мужчина. На какой-то миг Клэр застыла как статуя, полагая, что перед ней Морэй. Схватив край мехового покрывала, она натянула его под самый подбородок.

– Это я, – произнес Эйдан.

Клэр отказывалась верить собственным глазам. Боже, что он делает в ее комнате? Эйдан сидел в нескольких шагах от ее кровати – причем тогда, когда она видела оргастический сон. Оставалось лишь надеяться, что все эти стоны и всхлипы были ему неслышны.

– Какого черта ты здесь забыл?

Эйдан поднялся и шагнул на свет. Стоило ему встать, как туника на нем колыхнулась, и Клэр увидела, что он возбужден.

– Я наблюдал за тобой, – хрипло добавил он. Клэр едва нашлась, что на это сказать.

– Ты подонок!

Эйдан напрягся, словно его ударили.

– Ты стонала от удовольствия. Я был за дверью, в коридоре, и подумал, что тебя поимел демон, может, даже сам Морэй!

Его слова ее не успокоили. А еще она почувствовала, что заливается краской.

– Мне приснился сон, – сказала она. – Про Малкольма.

– Понятно, – ответил Эйдан и повернулся к ней спиной.

Ей не понравилось, как он произнес это одно-единственное слово, и в душу ей закралось ужасное подозрение. Схватив меховое покрывало, она выпрыгнула из постели.

– Прошу тебя, скажи, что ты не подслушивал мои мысли!

Но Эйдан ничего ей не ответил, а лишь молча направился к двери.

– Скажи, Эйдан, ты способен читать мысли? – суровым тоном потребовала ответа Клэр.

– Увидимся утром, – произнес он, берясь за ручку двери.

Тогда она схватила кувшин с водой и что было сил швырнула в него, попав ему между лопаток. Эйдан обернулся.

– Как ты смеешь шпионить за мной и Малкольмом!

– Я пришел сюда, чтобы защитить тебя, – бросил он в ответ.

Пламя очага осветило половину его лица, и Клэр увидела, что он покраснел.

– Ты подслушивал мои мысли! Заглядывал в мои сны! Может, ты даже подсматривал за нами, когда мы с Малкольмом были вместе в постели! – При мысли об этом Клэр пришла в ужас. – Признавайся, что ты видел?

Лицо Эйдана приняло каменное выражение.

– Клэр, это был лишь сон. Повторяю, всего лишь сон.

– Но ты его видел! – вскричала она. – Ты подглядывал, как мы с Малкольмом занимаемся любовью!

От нее не скрылось, что краска залила его лицо еще сильнее.

– Я не смог удержаться, – наконец негромко выдавил он. – А разве ты сама не подглядывала за мной и Изабель?

Клэр смерила его взглядом, чувствуя, как ее охватывает ярость.

– Я зашла в вашу спальню по чистой случайности! И тотчас из нее вышла.

– Я мужчина, а ты женщина. Как можно пройти мимо такого сна?

– Убирайся отсюда! – крикнула Клэр.

– Тебе должно быть приятно, что ты мне нравишься. Я не стал вторгаться в твой сон, чтобы занять в нем место моего брата, хотя, признаюсь честно, это далось мне с большим трудом, – ответил Эйдан и вышел из комнаты.

Клэр в шоке выронила край мехового одеяла. Обнаженная, она стояла посреди комнаты, дрожа всем телом, отказываясь верить, что все это происходит с ней. Боже, какая наглость! Если он живет в Средних веках и у него лишь секс на уме – это не снимает с него вины! Клэр вновь схватила одеяло. Затем, закрутившись в него, бросилась к двери и рывком открыла ее.

– У тебя нет никакой совести! – бросила она Эйдану вслед, но его в коридоре уже не было. Клэр со злостью захлопнула дверь.

Глава 18

По прикидкам Ройса, было час ночи. Сопровождаемый двумя вооруженными стражниками, он вошел в королевскую опочивальню, где на него тотчас уставились две придворные дамы. Ройс залился краской смущения. Он был зол и из-за этого еще больше возбудился. Нет, он был не против поиметь красивую женщину, однако презирал себя, что нарушает обет верности собственному королю. Тем не менее примерно полтора года назад он не сумел перехитрить Жанну Бофор, ибо та была умна, и ему выпала одновременно приятная и неприятная честь ублажать ее в постели до тех пор, пока она первая не запросила пощады. Так что он ничуть не сомневался, зачем понадобился ей на этот раз.

Придворные дамы зашептались между собой и захихикали, разглядывая его топорщившуюся тунику. Иногда королева предпочитала единственному любовнику целую оргию, правда, Ройс точно знал, что сегодня никакой оргии не будет. Он улыбнулся придворным дамам, однако улыбка его была такой же каменной, как и известная часть его тела. Но одна вещь раздражала – его вызвали к королеве, как будто он ее раб и обязан безропотно ублажать ее.

Их связь началась спустя полгода после коронации. Блудливый интерес королевы к его персоне возник в тот самый день, когда он прибыл в королевский дворец засвидетельствовать их величествам свою дворянскую верность. Тогда еще не ходило никаких слухов о ее ненасытных аппетитах. Помнится, он тогда преклонил колено и произнес слова обета верности. К его великому удивлению, королева и впрямь оказалась столь же прекрасна, какой ее описывали в своих стихах поэты, и он рискнул заглянуть в ее мысли. И тотчас пришел в ужас, узнав, что мысленно она видит себя в одной постели с ним, вытворяя такие штучки, что даже ему, мужчине, сделалось слегка неловко.

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru