Пользовательский поиск

Книга Прикосновение волшебства. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Глава 18

Уайатт в волнении мерил шагами библиотеку. Наконец остановился, раздвинул тяжелые шторы на выходящих в парк окнах и стал вглядываться во тьму.

Затем он снова задернул шторы и подошел к полке с философскими трактатами. Ему нужно было убедиться в правильности своих действий. Согласно нравам высшего общества, он поступал честно, но этого было явно недостаточно, и он чувствовал себя подлецом. Вряд ли Сократ подскажет, как вести себя в подобной ситуации, но, если повезет, греческий мудрец поможет ему уснуть. Графу казалось, будто он не спал уже целую вечность.

На самом деле прошла всего лишь неделя. Уайатт уставился на полку, забыв о том, что ищет книгу греческого философа. За исключением кратких и вежливых визитов в обществе других людей, он не видел Кассандру с тех пор, как она переселилась в коттедж. Она выглядела такой счастливой в том уютном гнездышке, которое он ей подарил. И он не хотел навязывать ей отношения, которые могли стать губительными для обоих.

И все же он вел себя неподобающим образом. И думал об этом денно и нощно. Но поступить так, как подсказывал ему внутренний голос, не мог. Моральные предписания, которых он придерживался, наводили Уайатта на мысль, что он поступает неверно. Кассандра молода, невинна и не понимает всех сложностей взаимоотношений между мужчиной и женщиной. А вдруг она в конце концов возненавидит его? Нет, такого он не допустит. Кассандре просто необходимы друзья.

Но ему никак не удавалось изгнать из памяти воспоминания о том, как она, обнаженная, лежала рядом с ним на залитой солнцем кровати, как ее волосы разметались по подушкам, как все ее тело порозовело от удовольствия, а в глазах светились желание и счастье. Презирай она его, он даже не прикоснулся бы к ней. Будь она холодной и бесчувственной или, наоборот, опытной и циничной, он не стал бы предпринимать никаких попыток взять ее силой. Но она желала его так же страстно, как и он ее, и это возбуждало его сильнее, чем любое магическое зелье. Это был настоящий вихрь чувств, и он не мог ему противостоять.

Поэтому вместо того, чтобы самому отправиться к ней, он посылал ей подарки, любую привлекшую его внимание мелочь и пытался представить ее реакцию в тот миг, когда она откроет коробку с хрустальной вазой, искрящейся в лучах солнца. Ему было приятно думать о том, что она пьет чай из фарфоровых чашек, которые он нашел в старом буфете на кухне. Это был замечательный китайский сервиз, правда, неполный. Но граф не сомневался, что сервиз этот понравится Кассандре. Он хотел наполнить ее дом музыкой, но даже если бы ему удалось доставить ей в дом пианино, то она все равно не смогла бы на нем играть. Поэтому он перевернул вверх дном весь чердак, пока не нашел деревянную музыкальную шкатулку, которую помнил еще с детства. Граф надеялся, что, когда эти подарки попадут к ней в дом без всяких сопроводительных записок, Кассандра все поймет правильно.

Но от этого беспокойство его не уменьшилось. Меррику хотелось говорить с ней, слышать ее голос, видеть ее улыбку, прикасаться к ней. Ее смех, казалось, пробудил его ото сна, ее песня затронула потаенные струны его сердца, а ее ласки прогнали прочь давнюю тоску. Кассандра являлась частью того, чего он был лишен все эти годы. Он не мог забыть той роковой ночи, когда она бросилась в его объятия. Было бы тяжело, обретя долгожданное счастье, тут же лишиться его.

Уайатт замер, услышав шаги в холле. Он принял скучающий вид и, взяв с полки книгу, открыл ее на первой попавшейся странице. Он даже не заметил, как отворилась дверь. Душевные переживания — его личное дело, никто не должен знать, что он страдает. Для всех обитателей дома он оставался все тем же сдержанным, властным графом, которого нисколько не изменили события последних недель.

Вошел дворецкий с визитной карточкой на подносе. И тотчас смутился, опасаясь побеспокоить хозяина — тот был настолько погружен в чтение, что даже не поднял головы. Лорд Меррик, будучи занятым человеком, крайне редко предавался развлечениям. Однако дворецкий peшил, что этому визиту граф будет рад. Он молча стоял до тех пор, пока лорд Меррик не удостоил его сдержанным кивком.

Граф прочитал написанное на карточке, и щека его слегка дернулась. Не сказав дворецкому ни слова, он повернулся и вышел из комнаты. Лакей с любопытством посмотрел ему вслед. Действительно ли граф слегка приосанился, когда вышел в холл? И разве не чувствовалось в его походке нетерпение? И не почудилось ли ему, что его сиятельство поднял руку, чтобы поправить и без того аккуратно подстриженные волосы?

Не обращая внимания на любопытные взгляды дворецкого, Уайатт быстро спустился по лестнице из красного дерева и увидел высокую, стройную женщину в накидке из золотистого шелка, которую заказал на прошлой неделе. Шляпки на гостье не было, и ее золотистые волосы сверкали ярче, чем дорогая ткань. Увидев Уайатта, Кассандра подняла глаза, и их взгляды встретились.

Подойдя к ней, граф взял ее за руку и повел в комнату, где они могли остаться наедине. Его душа наполнилась радостью. Он помог ей снять накидку, усадил на стул у пианино и сел рядом. Музыкой он мог выразить свои мысли лучше, чем словами, и пробежал пальцами по клавишам.

Кассандра, затаив дыхание, наблюдала за ним. Через открытые окна в комнату влетал легкий ветерок, который принес аромат сирени, хотя во дворе не было цветов. Кассандра потянулась к нотам, но Уайатт играл совсем другую мелодию. Потом он заиграл балладу, которую она знала. Когда Кассандра запела, голос ее слегка дрогнул.

Она все-таки пришла к нему. Теперь он не станет ее избегать.

Уайатт ждал в темноте возле коттеджа. Из окна Кассандры лился нежный золотистый свет. Она еще не повесила шторы, и граф видел очертания ее стройной фигуры, грациозно двигающейся по комнате. Кассандра отпустила горничную и разделась, тихо напевая мелодию, которую исполнила вместе с ним. Он сделал все возможное, чтобы не появляться здесь. Его мать с подозрением отнеслась к его решению сдать коттедж в аренду Кассандре. Соседи, которые всю неделю сновали туда-сюда, чтобы помочь ей по хозяйству, в какой-то мере развеяли эти подозрения. Его присутствие бросалось бы в глаза окружающим.

Но когда она появилась на пороге его дома этим вечером, граф понял, что не может не видеться с ней. В ее взгляде не было никакого укора, только немой вопрос. Ему не требовалось никаких приглашений, хватило одного ее взгляда.

Поэтому он и стоял сейчас здесь, притаившись, словно влюбленный мальчишка, глядя на ее окна и думая о том, как войти в свой собственный дом и оказаться с Кассандрой в одной постели, не скомпрометировав при этом ни ее, ни себя. Слуги Кассандры все понимали. Но с какой стати его должно беспокоить их мнение?

Задняя дверь отворилась и громко захлопнулась. Уайатт увидел две тени — одну высокую, другую приземистую. До графа донесся приглушенный смех. Затем он увидел, как в лунном свете парочка удалилась прочь. Это были слуги. Невозможно не узнать этих голубков, мрачно улыбнулся Уайатт. Он не знал, вознаградить их или уволить за «дезертирство», но упустить подвернувшуюся возможность было бы грешно.

Как только странная парочка скрылась в кустарнике, Уайатт шагнул к двери.

Увидев его, Кассандра радостно улыбнулась. Тонкая ночная сорочка не скрывала изящных изгибов ее стройного тела.

Меррик замешкался. В отличие от нее он понял, что отныне они всегда будут встречаться именно так. Как законные супруги. Стоило Кассандре его увидеть, как на лице ее отразилась искренняя радость. Он сделает все, чтобы она была счастлива.

Граф заключил ее в объятия и понес на постель, испытывая ни с чем не сравнимое блаженство. И пусть весь мир считает их отношения греховными. Ему до этого нет никакого дела.

Проснувшись, Кассандра увидела, как в открытое окно струятся солнечные лучи. Наконец-то настало лето, и она ощущала тепло легкого ветерка, который обдувал ее обнаженное тело. Она блаженно потянулась.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru