Пользовательский поиск

Книга Прикосновение волшебства. Переводчик - Бушуев А. В.. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Боже, только не это, подумал Меррик. Зная вспыльчивый нрав Кассандры, он легко представил себе, во что могут вылиться такие уроки — это все равно что впустить к себе в дом ураган. Граф улыбнулся и пожал ей руку.

— Будем рады видеть вас в любой вечер, когда захотите. И отрепетируем наш дуэт.

Кассандра была в восторге. Однако Меррик понимал, что совершил чудовищную глупость. Но в следующее мгновение губы Кассандры коснулись его щеки, и граф ощутил себя самым счастливым человеком на свете.

Боже, один этот невинный поцелуй возбудил его сильнее, нежели самые страстные женские ласки. Стараясь подавить в себе проснувшееся желание, Меррик в ответ легонько коснулся губами ее лба и пожелал ей спокойной ночи.

Кассандра вышла из кареты, оставив после себя нежный аромат сирени.

Глава 14

Я не намерена играть в азартные игры! — воскликнула Кассандра и, сердито топнув ногой, посмотрела на слуг. Увы, эффект получился неубедительный, хотя бы потому, что ее собственное платье мало чем отличалось от платья Лотты, а сама она стояла посреди обгоревших руин кухни, держа над огнем сковородку.

Для этого не обязательно ездить в игорный салон. Достаточно сыграть несколько игр в обществе. Ведь вас теперь приглашают в гости. Лишние деньги не помешали бы, иначе нам не протянуть до урожая.

Работы в полях шли медленно, так что вряд ли они осенью разбогатеют. Однако Кассандра продолжала стоять на своем:

— Ни за что! Я не стану обманывать друзей только потому, что нам с вами нечего есть!

— А вот это точно. Есть нам действительно нечего, — мрачно согласился Джейкоб. — Еще немного и умрем с голоду. Вы пустили последние деньги на латание дыр в этих развалинах и на живые изгороди. В результате мы остались без гроша в кармане. Остается уповать разве что на манну небесную.

— У нас есть сад, — возразила Кассандра. — И к осени там наверняка что-нибудь созреет, при условии, что вы с Лоттой, вместо того чтобы жаловаться на жизнь, будете за ним ухаживать.

— Миледи, мы не фермеры, — подала голос горничная. — Почему бы вам не написать вашему брату или мужу? Пусть обеспечат вас средствами к существованию. Должен же быть какой-то закон, в котором говорится, что они должны содержать вас!

Казалось, Кассандра вот-вот взорвется от негодования.

— Разумеется! И они тотчас обеспечат мне билет в один конец до Франции! Уж лучше я снова сяду за игорный стол, чем напишу любому из них! Впрочем, за игорный стол я тоже не собираюсь садиться! — поспешила добавить она, видя радостное выражение на лицах обоих слуг.

Ближе к вечеру она отправилась в гости к Меррику — брать у него урок музыки. Всю дорогу разговор со слугами не выходил у нее из головы. Она не имела права заставлять Лотту и Джейкоба голодать вместе с ней, а деньги были на исходе. Кстати, она не собиралась тратиться на живую изгородь, но так получилось, что в их владения забрели олени и едва не уничтожили посевы. Откуда ей было знать, что полевые работы потребуют таких расходов! Ей казалось, что достаточно расчистить участок земли, бросить в почву зерна, и можно отдыхать — урожай вырастет сам собой. Увы, сначала олени, потом дожди, потом жара — разве могла она все это предвидеть? Однако посевы взошли. Зато арендаторы завели разговор о том, что нужны подводы, чтобы отвезти урожай на рынок, а также разного рода инвентарь — для жатвы, для обмолота, для чего-то еще. И если сейчас у нее почти нет средств, то к концу лета их останется еще меньше.

Меррик, как обычно, встретил ее у живой изгороди, разделявшей их владения. Поначалу Кассандра уверяла его, что не стоит тратить драгоценное время, однако граф и слушать не хотел ее возражений, говоря, что небезопасно девушке одной ходить через поле и лес. Зная, что спорить бесполезно, Кассандра уступила.

Она до сих пор не могла поверить, что их отношения складываются так гладко. В ее глазах Меррик олицетворял собой все то, чего не было у нее самой. Одевался он дорого и со вкусом, ни разу не повысил голоса, распоряжения слугам отдавал негромко, но твердо — повторять не требовалось. Она же не могла справиться с прислугой всего из двух человек, то и дело срываясь на крик. А еще он был на десяток лет старше ее, успел повидать жизнь, набраться опыта, какой ей и не снился. И все-таки у рояля они понимали друг друга с полуслова.

Но сегодня у графа явно имелись иные планы. Возле живой изгороди стояли два оседланных скакуна.

— С вами кто-то еще? — спросила Кассандра.

— Нет, — ответил он.

В последнее время она заметно погрустнела и осунулась, Ее лицо лишь тогда светилось радостью, когда они садились за рояль. От арендаторов он слышал, что на ее посевы свалились самые разные напасти. Увы, тут он был бессилен ей помочь и часто задумывался, не потому ли она стала так грустна и задумчива. Расспрашивать бесполезно — Кассандра все равно ничего не скажет, он же не хотел вторгаться в ее жизнь.

— У моей матери есть старые приятельницы, большие любительницы виста. Вот я и подумал, не лучше ли нам совершить прогулку на свежем воздухе, чем терпеть их чопорное общество!

Кассандра с улыбкой погладила бархатистый нос гнедой, кобылы.

— Наконец-то графиня нашла способ выдворить нас из дома! Ваша мать — умная женщина, милорд.

— А еще она привыкла командовать, помыкает слугами и вообще ужасная зануда. Ну да хватит о ней. Если хотите, можем и сегодня заняться музыкой, но, по-моему, как-то раз вы обмолвились, что хотели бы иметь верховую лошадь. Вот я и подумал, что верховая прогулка наверняка придется вам по душе. Тем более что последнее время у вас усталый вид.

— Благодарю вас, милорд, вы умеете угодить даме, — сказала Кассандра и, заметив, что граф слегка поморщился, поспешила добавить: — Но вы правы. Я действительно немного устала, и прогулка на свежем воздухе мне не повредит.

Слова Кассандры задели его за живое. Меррик никогда не был дамским угодником, и лишь в последние несколько недель Кассандра поняла почему. Когда дело касалось женщин, граф подчас проявлял непонятную робость. Кассандра наблюдала, как вокруг него суетятся миссис Шеффинг и другие дамы — женщины добрые и отзывчивые, — но Меррик в ответ лишь учтиво кивал и предпочитал хранить молчание, даже выполняя их просьбы. Он никогда не высказывал своего мнения, никогда первым не начинал разговор и даже избегал знаков внимания со стороны девушек.

И Кассандра сделала вывод, что он робок со всеми женщинами, а не только с ней. Сначала она отказывалась это понять, но затем вспомнила свою собственную прямоту. Она никогда не давала ему повода быть робким с ней. Он же неизменно относился к ней как к лучшему другу. Их также сблизил интерес к музыке; разница в возрасте и то, что в глазах людей она была замужней дамой, также помогли преодолеть робость. Ему не было нужды ухаживать за ней, в его глазах она оставалась строптивой девчонкой и чужой женой. Впрочем, такое отношение ее вполне устраивало.

Солнце уже стояло высоко, когда они отправились на верховую прогулку. Где-то вдалеке пророкотал гром. Кассандра с тревогой и надеждой посмотрела на небо — высохшие от зноя всходы на ее полях взывали о живительной влаге. Увы, туча повисла далеко на горизонте, упорно отказываясь двигаться в их сторону.

От Меррика не укрылось, что она сникла.

— Не волнуйтесь, к концу недели обязательно пойдут дожди. У Макгрегора ноют кости — а это верный признак. Однако я бы посоветовал вам на всякий случай полить посевы. Тем более что рядом есть ручей.

Кассандра кивнула и поправила юбку. Знай она, что они отправятся на верховую прогулку, она оделась бы сообразно случаю.

— Вы сегодня такая молчаливая. Я вас чем-то обидел? Или же вы предпочли бы урок музыки? — спросил граф.

Кассандра заставила себя улыбнуться:

— Нет-нет. Давайте наперегонки?

Не успел Меррик ответить, как она поддала пятками в бока кобылы и понеслась.

35
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru