Пользовательский поиск

Книга Прикосновение волшебства. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

С этим словами он еще раз учтиво кивнул и вышел вон, предоставив матери улаживать конфуз. Нет, ему действительно нужна горячая ванна, чистые простыни и ласковая женщина. Разумеется, не Кэтрин.

Глава 13

Сверток доставили в пятницу во второй половине дня. Чумазый мальчишка, что привез его, уверял, что доставка оплачена, и тотчас ускакал на облезлой — под стать седоку — лошаденке. Лотта отнесла сверток Кассандре, но та взглянула на него с нескрываемым отвращением.

— Я ничего не заказывала у портного. Здесь какая-то ошибка.

Горничная нетерпеливо посмотрела на хозяйку.

— Зачем гадать? Если это ошибка, пусть платит кто-то другой, но не мы. Вдруг ваш брат решил истратить на вас кое-что из денежек вашего мужа? Кстати, их хватило бы не на одно платье.

Кассандра, не желая больше слышать рассуждений горничной, с опаской покосилась на предмет их спора. Обычный сверток в коричневой бумаге, откуда он? Лишь в углу виднелось одно-единственное слово: «Доспехи» — и все, ничего больше. Кассандра с трудом сдержала раздражение.

Лотта развернула бумагу и извлекла на свет симпатичное шелковое платье в голубую и белую полоску с белым кружевным лифом, пышной юбкой и небольшим шлейфом. Обе женщины замерли, любуясь изящным нарядом.

— Ты посмотри, какая пышная юбка! — восторженно прошептала Кассандра. — По самой последней моде! А отделка! Какая красота! Мои старые платья не идут ни в какое сравнение с этим платьем! Как только он мог?! — воскликнула она и прикусила язык. Не дай Бог, Лотта догадается, кто прислал ей этот наряд.

В высшей мере неприлично джентльмену дарить девушке столь дорогие подарки — если, конечно, он с ней не обручен. Боже, не иначе как у лорда Меррика помутился рассудок, раз он преподнес ей такой подарок! Ей вспомнилось, какие дорогие вещи дарили ее отец и брат дамам сердца. Что говорить, такие подарки делают только любовницам!

Кстати, Кассандра нашла эту мысль по-своему приятной. И принялась стягивать с себя уродливое ситцевое платье, в котором проходила весь день. После того жуткого вечера, когда Руперт попытался силой овладеть ею, она поклялась, что ни один мужчина не увидит ее раздетой, но женщина есть женщина. Ей хотелось восторженных взглядов и комплиментов. Одно дело, когда к тонкому шелку тянутся мерзкие лапы ненавистного Руперта, и совсем другое — когда к нему прикасаются руки Уайатта. А ведь только замужней даме пристало ходить в шелках, значит, граф признал в ней замужнюю женщину. И вместе с тем было в этом платье нечто невинное, девичье. В общем, если что и смущало ее в этом подарке, так это тот, кто его преподнес.

Впрочем, не все ли равно? Надо примерить обновку. Одного Кассандра не могла взять в толк — как деревенский портной сумел сшить платье по последней лондонской моде и, главное, по ее мерке? С помощью Лотты Кассандра примерила платье.

Сидело оно идеально, подчеркивая фигуру, но кружевная отделка придавала фасону нужную толику скромности. Под платьем оказались шелковые ленты. Кассандра с досадой бросила взгляд на свои непослушные локоны.

— Нет, их просто нужно остричь! Ты только подумай, как мне пошла бы челка и эти ленты! Почему Дункан не позволял мне пользоваться услугами парикмахера?

Если бы жестокое обращение Дункана с сестрой проявлялось лишь в этом, его можно было бы простить, поэтому Лотта пропустила слова хозяйки мимо ушей и взялась за щетку.

— Сядьте. Позвольте мне уложить вам волосы.

Благодаря ловкости рук и дюжине шпилек Лотте удалось заправить в прическу непокорные пряди. Лишь нескольким, самым упрямым, удалось выбиться наружу, и они легким золотистым облачком окутали лоб и шею Кассандры. А чтобы сие замысловатое произведение парикмахерского искусства продержалось дольше, Лотта обвила прическу лентами.

Кассандра с восторгом посмотрела на свое отражение.

— У тебя золотые руки! Теперь я настоящая светская дама!

— Что вы, миледи, куда им до вас! Все мужчины будут у ваших ног.

— Я не хочу привлекать к себе, взгляды, — с грустью возразила Кассандра и посмотрела на свое простенькое ситцевое платье, — От этого лишь одни неприятности!

Стук в дверь положил конец их спору. Женщины переглянулись. Интересно, кто бы это мог быть? Они слышали, как Джейкоб прошагал по каменным плитам оранжереи, чтобы впустить гостя. Комната, которую выбрала себе в качестве жилой Кассандра, когда-то была подсобным помещением, находившимся буквально в двух шагах от входной двери. Однако она так набухла от сырости, что ее трудно было открыть. Взоры женщин устремились к другой двери — обычно та оставалась слегка приоткрытой, ее даже нельзя было запереть на засов. Скорее всего явился очередной посыльный.

Увы, бархатистый баритон не оставил им никаких надежд. Меррик! Кассандра испуганно посмотрела в сторону прихожей. Значит, он все-таки заехал за ней, как и обещал. Она взглянула на свое платье — как удачно, однако, он выбрал момент. Наверное, проследил, когда посыльный доставит посылку, и выждал время, дав ей возможность переодеться! Как он догадался, что она захочет примерить обновку? Что не отошлет подарок назад, как того требовали приличия?

Господи, что за глупые вопросы! Кассандра слышала, как Джейкоб — так ему было велено — пытался уверить гостя, что хозяйки нет дома. Меррик что-то возразил в ответ, однако не ушел.

Стоя в дверях, граф буквально буравил тощего лакея пронзительным взглядом.

— Мы с леди Кассандрой договорились, что я заеду за ней. Позволь мне войти, я подожду ее внутри.

— У нас нет гостиной, милорд, и я не могу вас впустить. Леди Кассандра расстроится, если кто-то посторонний увидит, в каких условиях она вынуждена жить. Вам придется заехать за ней чуть позже. А пока ступайте!

— Даже не надейся, что я уйду, приятель! Если будешь упорствовать, отдеру вон те доски и все равно попаду внутрь. А Кассандра расстроится в любом случае.

А ведь граф прав, подумал лакей и посторонился. Нрав у леди Кассандры и впрямь вспыльчивый. С ней никто не может тягаться, а тем более переспорить ее.

Меррик вошел в мрачные обугленные развалины, которые Кассандра именовала своим домом. Внутри было темно, если не считать редких солнечных лучей, которые пробивались сквозь щели в стенах и потолке. Пытаясь не обращать внимания на это убожество, граф стиснул зубы и зашагал по каменным плитам пола. Он толкнул первую попавшуюся дверь, но ту заклинило. Однако он заметил, что из-под досок, которыми было заколочено соседнее окно, пробивается свет, — значит, там кто-то есть! Иначе там не горели бы свечи.

Дойдя до зиявшего дырявой крышей коридора рядом с оранжереей, Меррик свернул направо и обнаружил приоткрытую дверь — оттуда тоже лился свет. Ага, вот, значит, где они прячутся!

Он толкнул дверь — и его взору предстала пленительная картина. На фоне голубого шелка локоны Кассандры отливали скорее золотом, чем огнем. И вместе с тем в ее внешности, не было ничего вызывающе броского — любая мать пожелала бы такую невесту своему сыну. Что ж, Кассандра права. Теперь, когда доспехи на ней, она при желании может сразиться с драконом, подумал граф. Увидев эту очаровательную юную особу, его друзья потеряют дар речи.

Меррик несколько натянуто поклонился.

— Вижу, что вы уже готовы. Отлично. Карета ждет.

— Я никуда не поеду, Меррик, — ответила Кассандра. — Не хочу причинять людям неприятности. Побуду лучше одна.

Как это не похоже на Кассандру. Меррик с недоумением посмотрел на девушку.

— О чем вы говорите? Миссис Шеффинг ждет вас. Ваш внешний вид вполне соответствует случаю. К тому же там будем мы с Берти. Так какие неприятности вы имеете в виду?

— Вы только посмотрите на нее, а потом задавайте вопросы. Вот уж не думала, что вы настолько слепы! — Лотта одарила графа презрительным взглядом и демонстративно покинула комнату.

Меррик перевел взгляд на непослушные золотистые локоны, на выразительные голубые глаза, осененные длинными ресницами, на розовые губы, которые, казалось, жаждали поцелуя, на нежную кожу.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru