Пользовательский поиск

Книга Прикосновение волшебства. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Пойдемте.

Спрятав кошелек, подхватив полы накидки, не обращая внимания на растрепанные волосы, падавшие на глаза, Кассандра шагнула к двери. Горничная, бросив на лакея вопросительный взгляд, последовала за ней.

— Как мы поедем, миледи? Мы не можем путешествовать одни, без провожатого.

Кассандра смерила Лотту презрительным взглядом.

— Нашим провожатым станет Руперт, если мы не поторопимся уйти отсюда. Так ты идешь со мной?

Вперед выступил тощий лакей и, отвесив поклон, сказал:

— Миледи, в гардеробе есть пистолеты.

Кассандре стало не по себе.

— Их там больше нет, — произнесла она глухо и, не оборачиваясь, зашагала к двери.

Лотта бросила на лакея умоляющий взгляд. Тот пожал плечами и последовал за ними.

Глава 9

— Уайатт! Ты меня не слушаешь? — Старая графиня возмущенно вздернула усыпанный бородавками подбородок и сердито посмотрела на единственного сына, вернее, на его темную шевелюру, ибо лицо его было скрыто газетой.

— Нет, мама, — рассеянно ответил граф.

— Уайатт, немедленно отложи газету и выслушай меня! Ты слишком долго отсутствовал и сейчас должен исправить ситуацию. Она поступила подло. Ты должен ее остановить! Ты ведь магистрат, это твоя первейшая обязанность!

— Да, мама. — Граф пропустил мимо ушей гневную тираду матери и, потягивая кофе, продолжил просматривать утреннюю газету. Скандал, вызванный женитьбой сэра Руперта и исчезновением леди Кассандры в первую же брачную ночь, наконец утих, хотя первые дни не сходил со страниц светской хроники. Замять эту историю не удалось: Многочисленное семейство Томаса устроил о шум на всю Боу-стрит, требуя наказать виновного. Вопрос ставился даже в парламенте. Слуги Руперта, рассчитывая заработать лишний шиллинг, рассказывали о своем хозяине репортерам газет всевозможные небылицы. Дункан заявил, что ему ничего не известно, что еще больше возмутило как благородное семейство, так и прочую публику. Меррик со вздохом отложил газету. Оставалось лишь надеяться, что Кассандра не угодила в устроенную Рупертом западню. Дункан клялся, что баронет отплыл в Париж один. Последние дни Дункан ходил мрачнее тучи, и граф склонен был ему поверить.

Меррик отложил очки и повертел в руках пустую чашку. В принципе какое ему дело до того, куда исчезла леди Кассандра? И все-таки его не оставляли дурные предчувствия. В ту ночь они вместе с Дунканом вернулись в дом Руперта, однако Кассандры там не нашли, вместе с ней исчезли горничная и лакей. Меррик настоял, чтобы наняли сыщиков — следовало убедиться, что девушку не увезли силой.

За последние две недели сыщики раздобыли самые противоречивые сведения. В настоящий момент Меррику было точно известно лишь, что Кассандра не уехала с Рупертом в Париж, а посылать туда сыщиков — дорогое удовольствие. Он стал подниматься с места, когда снова услышал материнские упреки:

— Опять куда-то собрался? Ее следует отправить назад к брату или же к этому монстру, за которого она вышла замуж. Не пойму, почему Шеффинги не требуют ее ареста?

— Чьего ареста, мама? — удивился Меррик.

В ответ графиня наградила его возмущенным взглядом.

— Этой своенравной девицы. Извини, Уайатт, но мне порой кажется, что ты меня не слушаешь. Я уже давно жду, когда ты съездишь к ней домой и все уладишь. Признайся честно, что ты намерен предпринять?

Меррик наконец заставил себя прислушаться к словам матери, и ему стало не по себе. Последние недели он только тем и занимался, что прочесывал Лондон вдоль и поперек, в то время как эта чертовка была у него едва ли не под носом. Невозможно! Кэтрин ее никогда не пустила бы к себе, Шеффинги моментально поставили бы его в известность. Так что вряд ли она поселилась в деревне.

— Что я должен предпринять, будь добра, объясни, — устало произнес он. Мать вполне могла попросить его скупить все газеты, которые писали о разразившемся скандале, но, поскольку замужество Кассандры Говард никак не могло отразиться ни на состоянии, ни на репутации Мерриков, Уайатт сильно сомневался, что она имеет в виду именно это. Не иди речь о Кассандре, разве стал бы он слушать мать? Да и вообще — какое ему дело до того, что она говорит о девушке? Мол, не прошло и суток с момента бракосочетания, а из-за этой чертовки уже стрелялись. Слава Богу, он тут ни причем.

— Итак, что ты намерен предпринять в связи с тем, что Кассандра Говард поселилась в полуразрушенном доме и переманивает к себе наших арендаторов, раздавая направо и налево обещания, которые не в состоянии выполнить?

Графиня четко проговаривала каждое слово, словно обращалась к малому ребенку.

— Не смеши меня, мама. Даже цыгане и те обходят стороной это место. Кто-то наговорил тебе небылиц.

С этими словами Меррик сложил газету и вышел из комнаты. Не может быть, чтобы Касс поселилась среди груды замшелых камней и полуобгоревших досок. Правда, она вполне могла поселиться где-то поблизости. Что ж, может, стоит съездить туда и проверить?

В юношеские годы он изредка прислушивался к материнским наставлениям, касавшимся управления поместьем или его личной жизни. А теперь мать никак не может понять, что он больше не нуждается в ее советах. Последний раз он внял ей, когда сделал предложение Кэтрин Монткрифф, но лишь потому, что это совпадало с его собственными планами. Однако недавно граф сильно засомневался в своей способности выбрать супругу, но пока воздерживался сообщить об этом матери. Ведь та уже давно подталкивала его к женитьбе на Кэтрин.

Уайатт распорядился подать оседланную лошадь, решив объехать владения. Хотя управляющий исправно выполняла свои обязанности, граф, пока шли весенние работы на полях, обычно оставался в деревне. Ему с трудом верилось, что в его отсутствие дела там будут идти своим чередом. Признаться в этом — значит, признаться в собственной бесполезности.

Ближе к краю поля, где вовсю шел сев, он заметил коренастую фигуру управляющего, Джона Макгрегора. Тот разговаривал с какой-то женщиной — примерно того же роста, что и он сам, но в отличие от него изящной и стройной. Было в ее движениях что-то знакомое. Странно, подумал граф, с какой стати Макгрегор вдруг заговорил с женщиной — управляющий слыл на всю округу неисправимым женоненавистником. Неожиданно у Уайатта перехватило дыхание, и он подстегнул лошадь. Нет, леди Кассандра Говард-Персиваль, тотчас поправился граф, не носит ситцевых платьев из грубой материи. Она — звезда на небосклоне, а не поденщица с черными от земли руками. Эта девушка наверняка приезжая, однако он, как владелец поместья, должен с ней поздороваться.

Уайатт, еще не успев доскакать до края поля, почувствовал, как бешено бьется в груди сердце. Что, если это все-таки Кассандра? Такого волнения он уже давно не испытывал, с тех самых пор, как вышел из юношеского возраста, и очень удивился. Граф насупил брови и спешился.

Его встретил взгляд небесно-голубых, как весеннее небо, глаз, и от неожиданности у графа подогнулись колени. Ей всего восемнадцать, и она уже замужем за другим, тотчас напомнила ему совесть, но чувства взяли свое. Он ощущал исходивший от нее аромат, любовался нежной припухлостью губ, представлял, как впивается в них поцелуем, ласкал глазами изгибы тела, испытывая неодолимое желание заключить ее в объятия.

Он, должно быть, безумец! И все же он не мог оторвать взгляда от ее лица, на котором еще виднелись следы синяков. Руки его сжались в кулаки — только бы не поддаться соблазну прикоснуться к ней. Уайатт молчал, и Кассандра слегка растерялась. Впрочем, как и сам граф. Он не привык вести светские разговоры.

— Лорд Меррик? — Ее голос прошелестел подобно шороху ветра в листве.

— Леди Кассандра, — учтиво произнес граф и поклонился. — Я не знал, что вы вернулись.

Он не стал говорить о том, что последние три недели они с Дунканом искали ее.

— О, как я не догадалась уведомить вас об этом! — Кассандра улыбнулась, и на ее щеках обозначились очаровательные ямочки. Присутствие Макгрегора явно мешало ей рассказать все, что она хотела, и она покосилась в сторону управляющего, чтобы граф это понял.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru