Пользовательский поиск

Книга Невинная обольстительница. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Добравшись до своей комнаты, она в изнеможении рухнула на кровать. Она никогда не представляла, что можно чувствовать себя такой униженной, полностью разбитой и уничтоженной. Она отдалась Оливеру, провела замечательную, полную удовольствий ночь, а в ответ он сказал ей, что все это было ложью. Частью гениального, хитроумного плана отмщения за смерть брата.

Как благородно с его стороны! Как смело! И как эгоистично! Неужели ему не приходило в голову, что ее это тоже касается? Или он надеялся, что она просто исчезнет, не будет ему мешать, и он сможет спокойно претворить в жизнь свой чертов план?

Вивианне казалось, что она не выдержит всего, что ей пришлось пережить за последние несколько часов. Ей казалось, что ее сердце разорвется и она непременно умрет. Нежность и страсть исчезли, зато боль и усталость остались, заставляя ее испытывать нешуточные страдания.

Когда-то Вивианна боялась, что Оливер такой же, как Тоби, но теперь она осознала, что он хуже. Гораздо хуже...

Еще одна слеза скатилась по ее горячей щеке, но она уткнулась лицом в подушку и вытерла ее. Если сейчас она продолжит плакать, то уже не сможет остановиться. А леди Гринтри не должна заметить, что она плакала. И ее сестра тоже. Никогда еще Вивианне не было так одиноко...

Она подняла голову. Внезапно ее осенила мысль. Она знала, куда ей следует пойти. К кому обратиться. К той, кто не удивится и не придет в ужас от того, как низко она пала.

К той, которая поймет ее.

Глава 17

Дверь открыл Добсон в своей обычной красной ливрее. На его лице читалось огромное изумление при виде Вивианны.

– Мисс Вивианна? Что случилось? Вы выглядите так, будто увидели привидение.

– Добсон, могу я встретиться с мисс Афродитой? Мне нужно срочно поговорить с ней, – встревожено сказала Вивианна и, внезапно вспомнив о хороших манерах, смущенно добавила: – Пожалуйста.

Добсон внимательно посмотрел на нее, и что-то в ее облике заставило его прекратить дальнейшие вопросы.

– Подождите здесь, а я пойду посмотрю, чем смогу вам помочь. Мы не так уж давно закрылись.

Вивианна поняла, что Афродите тоже пришлось нелегко.

– Спасибо, Добсон, – еле слышно прошептала она.

Он ободряюще похлопал ее по руке, направился через вестибюль к расположенной напротив двери и настойчиво постучал.

– Вас желает видеть мисс Вивианна, Мадам. По-моему, у нее мало времени и дело слишком срочное, чтобы ждать.

За дверью послышались шаги, и ее открыла девушка с красивым, но невыразительным лицом. Она подмигнула Добсону, бросила взгляд на Вивианну и убежала вверх по лестнице. Из комнаты послышался знакомый голос Афродиты:

– Пригласи, пожалуйста, мисс Гринтри пройти ко мне, Добсон.

Но Вивианна как каменная застыла на месте. Внезапно ей показалось, будто ноги ее приросли к полу. Девушка, открывшая дверь, напомнила ей, куда она пришла. Это был дорогой бордель, сюда приходили богатые мужчины, чтобы удовлетворять свою похоть. Если, конечно, грустно подумала Вивианна, им не удалось найти для этого сговорчивую девственницу.

И все-таки, несмотря на все это, несмотря на свои сомнения и страхи, она понимала, что именно сюда ей и следовало прийти. Она знала, что Афродита ее обязательно поймет.

Именно в этом сейчас и нуждалась Вивианна. В понимании.

– Проходите, мисс, – сказал Добсон, беря ее за руку и ведя к двери. – Идите и расскажите Афродите, что случилось. Она вам непременно поможет.

Вивианна с сомнением посмотрела на него.

Добсон кивнул в подтверждение своих слов. Вивианна глубоко вздохнула и вошла в комнату.

Это был тесный и довольно невзрачный кабинет. Но Вивианну теперь было трудно чем-либо удивить. Несмотря на отсутствие роскоши, столь характерной для убранства других комнат, все-таки это помещение было самым главным в доме. Именно отсюда Афродита управляла своей империей.

Афродита сидела за столом. Увидев Вивианну, она встала, шелестя юбками роскошного черного платья. Ее руки и шею украшали бриллианты. Ее лицо светилось и блестело, как будто тоже было высечено из драгоценного камня. Великолепие всего ее облика ослепило Вивианну. Проницательный взгляд Афродиты уловил ее смятение.

– Что случилось, mon chou? – вскричала она. – Вы прочитали мой дневник? В этом все дело?

Вивианна, казалось, не слышала ее слов.

– Мисс Афродита, – нерешительно произнесла она, нервно теребя в руках свой капор. – Мне необходимо поговорить с вами. Я приехала прямо с Куинс-сквер, и я знаю, что поступила невежливо, не прислав предупреждения о своем визите. Я понимаю, что поступила опрометчиво. Но мне действительно необходимо с вами поговорить.

Афродита подошла к ней ближе. Вивианна вдохнула сладкий аромат ее духов и немного успокоилась. Афродита заглянула ей в глаза, пытаясь прочитать в них ответ.

– В чем дело, Вивианна? Расскажите мне все, и я внимательно выслушаю вас. Мне безразличны какие-то там предупреждения о визите и тому подобные формальности. Скажите, что произошло?

– Оливер, – только и смогла произнести Вивианна. – Он... ах!

И в этот момент ручьем хлынули так долго сдерживаемые слезы. В негодовании Вивианна пыталась остановить их, чтобы спокойно продолжить свой рассказ, но ничто не могло удержать их. Она закрыла лицо руками, но от этого стало еще хуже. Ее плечи судорожно затряслись – казалось, безудержные рыдания разорвут ее на части.

Теплые руки обняли ее, и Вивианна уткнулась лицом в оказавшееся удивительно хрупким плечо Афродиты. Та, как ребенка, успокаивающе погладила ее по спине.

– Ну-ну, дорогая, – прошептала Афродита. – Девочка моя. Что произошло? Что сделал тебе этот поросенок? Лучше расскажи мне сама, а то я подумаю, что случилось худшее.

– Да. Худшее.

– Ты не смогла защитить свое сердце?

– Нет, – сквозь рыдания произнесла Вивианна. – Нет, я потеряла девственность.

Афродита погладила ее по голове и рассмеялась:

– Это не самое худшее, что могло случиться. И потом, я думала, что тебе именно этого и хотелось.

– Мне действительно хотелось, – подтвердила Вивианна. – Все было великолепно. Он... он был великолепен. А потом он сказал мне, что все это было не более чем игра. Что на самом деле он никакой не роковой мужчина, не сердцеед. И что он вовлечен в какой-то заговор и просто пытался отпугнуть меня.

– Не похоже, чтобы он старался изо всех сил, mon chou...

– Разве вы не понимаете? Он лгал мне! Все это время он лгал! И когда я попросила его об одной ночи... Он согласился и притворялся... И наверное, смеялся у меня за спиной.

Голос Вивианны осекся, готовый сорваться на крик гнева и боли, и хотя Афродита еще крепче сжала ее в объятиях, мысли девушки витали где-то далеко.

– Понимаю.

– Естественно, я сказала, что больше никогда не желаю видеть его. Сказала, что ненавижу его. Но он... казалось, что ему нет никакого дела, что ему все равно.

– Не думай больше о нем, он того не стоит. И тем более недостоин, чтобы ты из-за него проливала слезы. Мы должны думать о том, что лучше для тебя, а не для Оливера, – обдряюще улыбнулась.

В ее голосе звучала такая уверенность, что Вивианна постепенно перестала рыдать и несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Афродита довела ее до кресла и усадила.

– Посиди немного, – с мягкой настойчивостью сказала она. – Передохни, успокойся, Вивианна.

– Но как я могу? Я влюбилась в мужчину, которого на самом деле не существует. Оливер взял мое сердце, и теперь оно разбито.

– Я предупреждала тебя, mon chou, – вздохнула Афродита. – «Защитите свое сердце». В следующий раз не забывай – сердца не похищают, люди сами отдают их. Оливер не похищал твое сердце, ты сама его отдала. А это огромная разница.

Вивианна открыла рот с намерением возразить и снова закрыла его. Мадам была права. Конечно же, она была права. Но эта мысль все равно не помогла ей справиться с болью.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru