Пользовательский поиск

Книга Невинная обольстительница. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Вивианна сдавленно вскрикнула и судорожно прижалась шеей к его губам. Оливер поспешил покрыть ее торопливыми жадными поцелуями. После чего резко отодвинулся и прижался лицом к упругому холмику ее груди. Его рука продолжала нежно поглаживать ее бедро, однако долго задерживаться на одном месте не стала и скользнула выше и вскоре коснулась завитков волос внизу живота.

Вивианна по-прежнему не подавала никаких признаков негодования.

«О Боже, не допусти, чтобы она сейчас остановила меня... только не сейчас...»

Его дрожащие пальцы двинулись дальше и вскоре обнаружили вход в ее святая святых. Он оказался жарким и влажным, подобно ее сочным страстным губам. Оливер неторопливо принялся ласкать его. Вивианна застонала, и в ее протяжном стоне он услышал удивление и восторг. Именно в это мгновение он понял, что Вивианна не будет противиться его ласкам. Она оставалась в прежней неподвижной позе, забыв обо всем на свете, кроме его прикосновений и поцелуев, опьянев от его рук и губ.

– Неужели все женщины испытывают такое? – удивленно спросила она. – Все-все?

– Да, все. Хотя иногда они отрицают это или делают вид, что это не так...

– Только потому, что они считаются добропорядочными женами и дочерьми? Я не верю, что такие чувства испытывают только куртизанки. Ведь Всевышний всех женщин создал абсолютно одинаковыми и...

Оливер издал стон нетерпения и, чтобы остановить поток ее красноречия, вновь приник к губам Вивианны.

Несмотря на нестерпимое желание немедленно овладеть Вивианной, он понимал, что сейчас не время и не место для этого. Быстрого взгляда в окно оказалось достаточно, чтобы увидеть, что Кендлвуд уже почти рядом. Они в любую минуту могут оказаться перед воротами чугунной ограды особняка.

Оливер нежными и осторожными движениями привел в порядок платье Вивианны. Она все еще оставалась в состоянии томной расслабленности, видимо, не до конца понимая, что совсем недавно произошло между ними.

Оливер приподнял ее и, держа за талию, посадил на сиденье.

Вивианна бросила на него испуганный взгляд. Оливера позабавило выражение ее лица, и он еле сдержался, чтобы не улыбнуться.

– Мы почти приехали, мисс Гринтри, – произнес он. – Если бы у нас с вами, Вивианна, оставалось до приезда еще хотя бы полчаса, я бы ни за что не остановился. Я бы овладел вами прямо здесь, в карете. Вы непременно стали бы моей. Я пометил бы вас как свою собственность.

Его голос прозвучал низко и решительно, а выражение лица не оставляло никаких сомнений в истинности сказанного. Вивианна возмутилась:

– Как вы можете говорить такое?! Неужели вы не способны понять, что это просто неприлично?

Оливер насмешливо улыбнулся. Неприлично? После того, что между ними только что произошло?

– Я теперь знаю, как вы пахнете, – ответил он. – Вы теперь моя.

Вивианна поняла, что не знает, какие слова нужно подобрать для ответа, и промолчала. Схватив шляпку, она надела ее и принялась неверными пальцами завязывать ленты.

Тем временем Оливер пытался изгнать прочь воспоминание о ее нежной коже и ее запахе, оставшемся на его пальцах. Он даже на мгновение крепко зажмурил глаза, чтобы избавиться от соблазнительных видений и охладить свое все еще охваченное огнем страсти тело. При этом он поклялся себе, что непременно добьется того, что она действительно будет принадлежать только ему – потому что, насколько он понимает женщин, Вивианна вряд ли окажет ему сопротивление.

Глава 9

Вивианна по-прежнему отказывалась поверить в то, что только что случилось. Она постаралась вспомнить, о чем говорилось в заключительной части письма мисс Афродиты.

«Когда вы привлечете к себе его внимание, вам следует надлежащим образом воспользоваться этим. Облизывайте губы, представляя себе, что целуете его. Снимите шляпку и перчатки так, как будто вы раздеваетесь и делаете это только для него одного. Проводите по платью руками так, как будто вы поглаживаете свое обнаженное тело. Положите руку ему на колено и скажите что-то лестное и приятное. Он непременно отреагирует на это. Но не забывайте, что очень важно держаться от него на расстоянии вытянутой руки. Помните, mon chou, что вы должны дразнить и распалять его».

Она должна? Что ж, какое-то время все именно так и было. Поправляя одежду и облизывая губы, Вивианна почувствовала, что испытывает немалое удовольствие от своих собственных прикосновений. Возможно, это настоящее безумие, но следует признать, что ничего подобного ей не приходилось испытывать за всю ее жизнь.

Самое поразительное состояло в том, что Оливер Монтгомери правильно отреагировал на все то, что она сделала. Неужели все мужчины так примитивно устроены? Подчинить его своей власти, пусть даже ненадолго, оказалось совсем не сложным делом.

Но затем все пошло отнюдь не так, как предполагалось. Оливер стал так страстно целовать и обнимать ее, что она тут же забыла обо всех наставлениях мисс Афродиты, унесенная его ласками к вершинам наслаждения.

Она потерпела поражение.

Не пребывай она сейчас в таком сильном смущении – и не осознавай так остро свое состояние, – она непременно попросила бы высадить ее из кареты и охотнее пошла бы пешком, только бы не сидеть рядом с ним. Ее тело все еще сотрясала дрожь, особенно в том месте, которое он так нежно ласкал и на котором играл, как умелый скрипач на хорошо настроенной скрипке. При воспоминании об этих сладостных мгновениях Вивианне показалось, что каждая клеточка ее тела жаждет продолжения подаренных Оливером ласк.

Вивианна, конечно же, понимала, что ей следовало остановиться, но она не нашла в себе сил воспротивиться его настойчивости. «Я сама не захотела этого». Она настолько увлеклась новыми, ранее незнакомыми ей ощущениями и получала такое невыразимое удовольствие от его рук и губ, что забыла обо всем на свете и просто не захотела, чтобы он остановился. Это было именно то, чего она ожидала от него с самого начала – испытать физическое наслаждение в объятиях мужчины, который ей понравился, но с которым ее официально ничего не связывало. Отдать себя в руки человека, искушенного в искусстве любви.

Неужели после этого она уподобилась какой-нибудь развратной, падшей женщине? Безнравственной женщине, презревшей все общественные приличия? Вивианна не верила в это. Она просто не могла согласиться с подобным сравнением. Нет, она не совершила ничего такого, что уравняло бы ее с теми женщинами, которые за деньги продают свое тело. И к сожалению, следует признать, что, несмотря на испытанное ею наслаждение в объятиях Оливера, поставленной цели она пока не добилась. Оливер Монтгомери так и не согласился оставить Кендлвуд в покое. – Вивианна!

Ей не хотелось смотреть на него. По крайней мере пока не хотелось.

– Вивианна! – повторил он, как будто наслаждаясь звучанием ее имени. – Вам нечего стыдиться. И нечего бояться.

– Я ничего не стыжусь, и мне незачем бояться вас, – отозвалась она, удивляясь собственной непривычной интонации. Нет, она вовсе не боится его. Она боится себя.

Она совсем потеряла голову, унесенная вихрем наслаждения. Забыла и о наставлениях Афродиты, и о судьбе приюта. Как же она могла забыть о приюте для несчастных сирот? Стоило ей угодить в объятия красивого повесы и довериться его ласкам, как она забыла об истинной цели своей поездки в Кендлвуд.

– Вивианна!

Медленно и с явной неохотой она наконец повернулась к нему лицом. Зная, что ее щеки все еще пылают предательским румянцем, она тем не менее смело встретилась взглядом с Оливером.

– Вам понравилось то, чем мы с вами только что занимались, Вивианна. Этого не нужно стыдиться. В этом нет вашей вины.

Она вовсе не испытывала чувства вины в том смысле, который он вложил в свои слова, но знать об этом ему незачем.

– Мне понравилось, но это не было... то есть... вы ведь не стали проникать... в меня... – Вивианна окончательно смутилась, не найдя правильных слов, и скомкала фразу.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru