Пользовательский поиск

Книга Невинная обольстительница. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Глава 4

Мисс Грета и мисс Сьюзен Битти были похожи на пару комнатных птичек, миниатюрных и взъерошенных, с горящими взорами и тоненькими голосами, но с характером поистине железным. Когда Вивианна впервые познакомилась с ними в Йорке, она с трудом подавляла в себе желание улыбнуться при виде их милой наивности. Действительно, что могут знать о жизни две средних лет незамужние дамы из среднего класса?

Однако она быстро поняла, что серьезно недооценивала сестер Битти.

Мисс Грета и мисс Сьюзен оказались отнюдь не нежными птичками, а скорее упрямыми терьерами. Их отличала стальная воля и непоколебимая решительность в достижении поставленных целей.

Подобно Вивианне, они давно хотели устроить приют для детей, лишившихся родителей и по вине обстоятельств оставшихся без крова. Если Вивианна вложила в выполнение этого замысла всю страсть своей души, то сестры Битти внесли свою лепту стойкостью и решительностью, которую проявили при поиске подходящего дома для сирот.

Грета и Сьюзен Битти были несгибаемой парой, и Вивианна была уверена, что никакие испытания не смогли бы поколебать их стойкость.

Была уверена до тех пор, пока не получила от них первое письмо с тревожными вестями о судьбе Кендлвуда.

Сидя за столом напротив сестер Битти в их маленькой, скромно обставленной гостиной – «Надеюсь, вы не против, если мы посидим здесь, мисс Гринтри, но эту комнату легче протопить!» – она слушала повествование мисс Сьюзен.

– Мы были уверены, что вопрос с арендой решен окончательно, – говорила Сьюзен, нервно сжимая и разжимая пальцы. – Поверенный в делах лорда Монтгомери объяснил нам, что может сдать Кендлвуд в аренду только на год. Поскольку само поместье принадлежит брату лорда Монтгомери, вопрос с передачей собственности новому владельцу немного затягивается. Он заверил нас, что Кендлвуд не являлся частью майоратного наследования и после года аренды договор можно продлить или предложить нам выкупить Кендлвуд. Нам сказали, что лорд Монтгомери ничего не хотел делать с поместьем и даже не намеревался жить в нем. Казалось, все было решено... по крайней мере нам так казалось. Однако когда до окончания срока договора осталось совсем немного времени и мы собирались пролонгировать его, нам стало известно, что... – Мисс Сьюзен лишь покачала головой, явно лишившись дара речи.

Рассказ продолжила мисс Грета:

– Откуда мы могли знать, что он изменит свое решение? Слово джентльмена не может иметь обратной силы, ведь так, мисс Гринтри?

– Возможно, он просто не джентльмен, – ответила Вивианна.

– Но ведь он родом из старинной, уважаемой семьи! – воскликнула мисс Сьюзен, обретя наконец возможность говорить. – Я знаю, что все его предки – люди удивительно гордые. Несколько раз правящие монархи предлагали семейству Монтгомери возвести их в сословие пэров, но это предложение неизменно встречало отказ. Девиз этого семейства звучит так: «С нас довольно того, что мы – Монтгомери!» Монтгомери согласились принять у короля Георга лишь баронский титул.

Мисс Грета сердито посмотрела на сестру, которая поспешила вернуться к главной теме разговора:

– Мы написали лорду Монтгомери и попросили его пересмотреть условия аренды, однако его ответ был, мягко говоря, бесцеремонным. Он предложил нам переехать в другое место, в меблированные комнаты в Бетнал-Грин. Но разве мы можем принять подобное предложение? Кендлвуд – это все, что мы могли предложить нашим несчастным сиротам. Если мы перевезем их в Бетнал-Грин, это будет предательством с нашей стороны. Предательством наших подопечных и наших жизненных принципов!

– Мы планировали провести в Кендлвуде ремонт, – более практичная мисс Грета. – Хотели починить крышу и водостоки, привести в нормальный вид нежилые помещения. Там можно было так много всего сделать! Мы так надеялись на это, мисс Гринтри!

– Кендлвуд – такое прекрасное место! Теперь его снесут и вместо него построят небольшие дома, – еле сдерживая слезы, произнесла мисс Сьюзен. – Лорд Монтгомери, очевидно, собирается заработать на этом большие деньги. Наверное, это самое главное для него. Но как же наши сироты, мисс Гринтри?!

– Мы несколько раз писали ему письма, умоляя изменить свое решение. Однако в ответ получали лишь сообщение о том, что в нашем распоряжении всего девять недель для переезда приюта из Кендлвуда. И ни слова больше, как будто нас уже больше нет на белом свете!

– Нет, он помнит о нашем существовании, – заверила сестер Вивианна. – По крайней мере помнит о нас. Не беспокойтесь, умоляю вас! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы убедить лорда Монтгомери изменить свое решение.

– Вы так добры, мисс Гринтри! – воскликнула мисс Грета. Мисс Сьюзен одобрительно закивала головой. – Вы проделали такой большой путь, чтобы помочь нам. Наши бедные сироты оценят это. Мы тоже чрезвычайно благодарны вам.

Вивианна ответила на эти добрые слова фразой, в которой, как ей показалось, прозвучала ее уверенность в их несомненной будущей победе. Несмотря на то что она постаралась внешне не выдать своего волнения, голова ее была полна хаотичными обрывками самых разных, порой противоречивых мыслей. Буквально за несколько минут до этого разговора в маленькой гостиной сестры Битти собрали вместе всех юных обитателей приюта и те жизнерадостным хором поприветствовали свою благодетельницу.

Сестры, разумеется, знали всех детей по именам, как и Вивианна – по полученным от них письмам. Из них она была постоянно осведомлена об их жизни и, хотя редко встречалась с ними, испытывала к ним искреннюю любовь. Может быть, сложившаяся проблема состоит в том, что для Оливера эти ребятишки остаются непонятными, чисто абстрактными понятиями. Если бы он хоть раз встретился с ними, узнал их жизнь немного поближе, то наверняка даже его равнодушное сердце немного смягчилось бы.

– Мисс Гринтри! – раздался голос мисс Греты, и Вивианна поняла, что, задумавшись, пропустила часть разговора.

– Хотите чаю? – Мисс Сьюзен держала в одной руке заварочный чайник, а в другой кувшинчик с молоком.

– Благодарю вас.

– Я рассказывала об этой истории с Кендлвудом, – пояснила мисс Грета. – Возможно, это поспособствует вам при разговоре с владельцем поместья. Это небольшой экскурс в историю семейства Монтгомери.

– Что же это за история?

Мисс Грета устроилась в кресле поудобнее и начала свой рассказ:

– Кендлвуд был построен дедом лорда Оливера Монтгомери. Со стороны это казалось настоящей причудой. Особняк должен был стать монументом семейству, однако фактически погубил и разорил его владельца. Тот вложил в него почти все свое состояние и все равно не смог довести до конца строительство. У семьи Монтгомери был дом в Лондоне, а также поместье в Дербишире, так что особой необходимости в Кендлвуде не было. Кендлвуд всегда казался им неуютным, плохо пригодным для проживания. Однако Энтони Монтгомери, старший брат Оливера, очень любил это место и часто останавливался в особняке, даже ночевал в нем, когда по делам отправлялся в Дербишир. Дом и окружающие его земли достались Энтони в наследство от деда, однако денег для его образцового содержания у него никогда не хватало. Поэтому Кендлвуд ветшал буквально на глазах. Поскольку Энтони умер, то особняк достался его младшему брату Оливеру.

Разве Оливер при ней хотя бы раз говорил о брате? Нет, Вивианна была точно уверена, что имени Энтони лорд Монтгомери не упоминал.

– Я не знала, что у лорда Монтгомери был брат, – задумчиво проговорила она.

– Да, был, – грустно улыбнулась мисс Сьюзен. – С ним произошла странная история. Он коротко рассказал нам о своем брате, когда в последний раз был здесь.

– Оливер... то есть лорд Монтгомери, был здесь? – удивилась Вивианна. – Я не знала, что вы лично с ним встречались. Я думала, что вы вели переговоры лишь с его поверенным или писали ему письма.

– В первый раз, когда мы договаривались об аренде Кендлвуда, мы с ним не виделись, но после этого он бывал здесь два или даже три раза, – ответила Сьюзен.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru