Пользовательский поиск

Книга Нежность лунного света. Переводчик Бушуев А. В.. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

– Да! Наконец! Мы достаточно долго ждали его! Так что поторапливайся, Мэри! Не стоит заставлять его ждать, хотя он доставил нам немало хлопот.

Уже от двери леди Беатрис сказала:

– Надень, пожалуй, голубое гренадиновое платье. Твоя бабушка считала, что для первой встречи с принцем оно подойдет больше всех. Оно и в самом деле лучшее из всех, что ты взяла с собой.

– Да… да… я обязательно… надену голубое! – запинаясь, ответила Афина.

В этот миг она думала совсем не о принце. Ей так хотелось, чтобы Орион увидел ее именно в этом платье!

Это было красивое, элегантное платье с широкой юбкой и вырезом-лодочкой, сшитое в соответствии с викторианской модой.

– И никаких украшений, кроме твоего жемчуга, – добавила леди Беатрис. – Не надо выставлять напоказ бриллианты, верно?

Она знала, что горничная, которая помогает ей одеваться, не понимает по-английски, и решила, что настал подходящий момент во всем признаться леди Беатрис и предупредить ее о том, что она намерена сказать принцу.

– Расскажешь мне обо всем позже, Мэри, – произнесла леди Беатрис. – У нас совсем нет времени на разговоры. Поспеши! Полковник Стефанатис уже ждет нас в холле!

Афине не оставалось ничего другого, как надеть жемчужное ожерелье, натянуть кружевные перчатки и взять в руки носовой платок.

– Пошли! Скорее! – торопила леди Беатрис. – Первое впечатление – самое важное, я тебе это не раз говорила! С нашей стороны опоздать – будет просто неприлично!

Она стала спускаться по лестнице так поспешно, что племянница едва поспевала за ней.

В холле полковник Стефанатис поклонился сначала леди Беатрис, затем Афине. Юную леди Уэйд он удостоил взглядом, как ей показалось, одновременно удивленным и укоризненным.

Казалось, он не менее, а может быть, даже более, чем леди Беатрис, был обеспокоен ее внезапным исчезновением.

– Прошу вас, сюда, милые дамы! – произнес он.

По длинному коридору он проводил их к комнате, о существовании которой девушка даже не подозревала.

«С чего же мне начать? – лихорадочно думала она. – Что сказать сразу, в самом начале разговора? И на каком языке говорить с принцем – на греческом или на английском? Скорее всего после первого приветствия следует попросить разрешения побеседовать с ним наедине».

Ее поступок все сочтут не соответствующим этикету, но какое, в конце концов, это имеет значение?

Они находились в той части дворца, которая, вероятно, являлась личными покоями принца. На стенах были развешаны картины на спортивные сюжеты, старинные ружья и несколько портретов. Один из них, как показалось девушке, изображал самого принца – молодого человека с короткой черной бородкой. Было бы неплохо повнимательнее рассмотреть его, чтобы как-то подготовиться к разговору с принцем, встречи с которым ей уже не избежать. Однако ей нельзя было отставать от тетки и полковника Стефанатиса, а они шли очень быстро. Поэтому, бросив на портрет лишь беглый взгляд, Афина поспешила за своими спутниками.

По обе стороны двери красного дерева стояли лакеи в ливреях. Полковник оглянулся, словно боясь, что Афина опять исчезнет, потом дверь открылась, и он шагнул за порог.

Афина невольно затаила дыхание.

– Леди Беатрис Уэйд, ваше высочество! – услышала она голос полковника Стефанатиса. – И леди Мэри Уэйд!

Афина почувствовала, как сердце бешено застучало у нее в груди.

«Мне совершенно нечего бояться! – уговаривала она себя. – Орион непременно защитит меня! Помоги мне, мой дорогой! Помоги мне найти мужество!»

Она мысленно повторяла его имя, как священное заклинание.

Стоя позади леди Беатрис, она услышала мужской голос:

– Прошу вас простить меня, леди Беатрис! Весьма сожалею, что прибыл с опозданием и заставил вас ждать! Но вы приехали немного раньше, чем я рассчитывал.

Афина подняла глаза.

Голос показался ей удивительно знакомым.

– Тетя Беатрис… мне нужно вам кое-что сказать… – начала Афина.

Человек в белом мундире с золотыми эполетами целовал затянутую в перчатку руку ее тетки.

Она не сразу разглядела его лицо, поскольку он склонился в почтительном поклоне.

Но вот он выпрямился, и у Афины от неожиданности перехватило дыхание. Мужчина в белом мундире тоже замер на месте, будто окаменев от изумления.

Их взгляды встретились. И в следующее мгновение окружающий мир куда-то исчез.

– Афина, бесценная моя! – воскликнул Орион. – Что ты здесь делаешь?!

Глава 7

Афина вышла на балкон и залюбовалась последними лучами солнца, которое медленно погружалось в лазурную гладь моря, окрашивая горы и берег в охряный, темно-золотистый, золотисто-зеленый и пурпурно-золотой цвета, превращая само море в расплавленное золото.

Облокотившись о балюстраду, она думала, что из ее комнаты море казалось совсем другим.

Сейчас она была в покоях принца, обставленных с таким изысканным художественным вкусом, что Афине с трудом верилось, что она не оказалась вдруг в сказке.

Принц Орион, несмотря на присутствие множества людей, долго не выпускал ее из объятий, и она наконец почувствовала, что может больше ничего не бояться.

Они поужинали очень рано, потому что принц был уверен, что Афина очень устала.

Услышав шаги у себя за спиной, она не обернулась, но знала, что это Орион подошел и встал рядом с ней.

Они впервые оказались вдвоем, после того как днем расстались у отеля «Посейдон».

– Откуда… я могла знать… как могла догадаться… что ты принц? – заговорила Афина. – Мне говорили, что у принца борода.

– Сбрив бороду, можно сильно изменить внешность, – усмехнулся Орион. – Я делал так несколько раз, прежде чем отправиться в Дельфы. У меня возникало восхитительное чувство, когда я выходил из дворца и никто не узнавал меня, не смотрел вслед.

Они помолчали.

– Полковник Стефанатис… он искал тебя… – произнесла Афина, – искал… на вилле мадам Елены.

Принц облокотился о балюстраду рядом с ней и спросил:

– Откуда ты это знаешь?

– Я случайно услышала его разговор с одним офицером, которому было поручено отыскать тебя.

– Хочешь, чтобы я все тебе объяснил?

– Нет.

Афина сказала это вполне искренне. Зачем им какие-либо объяснения? В его жизни, конечно, были женщины до их встречи. Но она не сомневалась, что они были лишь бледными тенями того чувства, которое он сейчас испытывал к ней.

– Я расскажу тебе, – заявил принц и улыбнулся. – Я действительно был увлечен Еленой. Она умная и культурная женщина, но между нами все было кончено еще до того, как я весьма неохотно дал согласие жениться на богатой англичанке, чтобы помочь моему бедному народу. – Помолчав, он добавил: – Я не мог прятаться на ее вилле по той простой причине, что она собирается навсегда покинуть Грецию и сейчас занимается строительством своего дома на юге Франции.

Афина молчала, и он заговорил снова:

– Если ты представляла меня другим, то как же ошибался я! Я ожидал увидеть несимпатичную и холодную наследницу огромного состояния, а ты оказалась маленькой богиней, страстной и любящей, своим огнем воспламеняющей и меня!

От этих искренних страстных слов Афина слегка вздрогнула.

– Почему же ты мне ничего не сказала? – спросил Орион.

– Я собиралась. Я хотела признаться тебе во всем, когда мы завтракали вблизи водопада… но ты поцеловал меня и я… забыла обо всем на свете… все показалось… не важным!

Он подвинулся поближе к ней.

– Я отправился в Дельфы, потому что в последнюю минуту пришел в ужас при мысли, что даже ради моего любимого народа – действительно очень бедного – я не смогу жить с женщиной, которую не люблю.

Афина повернулась к нему и заглянула в глаза.

– Я поехала туда по той же самой причине. Когда я ехала в Грецию, то представляла принца таким, как ты, но меня привели в ужас придворные в королевском дворце в столице. Они заняты только скандалами, сплетнями и поиском наслаждений.

– Я не люблю столицу и почти никогда там не бываю.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru