Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 89

Кол-во голосов: 0

Молли оцепенела от ужаса, не в силах даже сдвинуться с места. Этот кристалл — единственное, что осталось от ее дальней родни. Все они, и мужчины, и женщины, пали жертвами убийцы из Питт-Хилл, а их души и кровь смешались в этом алом море отчаяния.

— Я предлагаю тебе королевский трон, — произнес Тцлайлок. — Ты будешь восседать на нем рядом со мной, ты станешь священной матерью нашего дела, компатриот Темплар.

— Оставь ее в покое, чудовище! — крикнул коммодор. — Ах ты моя милая, моя несчастная, угораздило же тебя иметь в жилах такую кровь!

Тцлайлок расхохотался.

— Уберите отсюда этого жирного идиота и его дружка, замаравшего себя военными преступлениями! Отведите их назад в камеру. Приготовьте обоих к операции уравнивания. Не вижу никаких причин, мешающих герцогу трудиться наравне с нашими братьями и сестрами на наших военных заводах. Не переживайте по поводу крови моей младшей сестры, компатриот граф. Она не последняя в своем роде. В отличие от ее родни, я не намерен выпускать из тела компатриота Темплар всю кровь. У меня в отношении этой особы иные планы.

— Это какие же? — спросила Молли сдавленным от ужаса голосом.

— Полюбоваться на твою агонию, компатриот Темплар. Я хочу, чтобы твои мучения продлились как можно дольше. Твоя боль сделает нас всех свободными.

Сознание Оливера просветлело. В следующее мгновение он уловил уже ставший привычным гул, исходивший от светящихся сфер — миниатюрных звезд, что кружились на ее орбите. Хозяйка Огней. Он огляделся по сторонам. Вокруг него все застыло — Стимсвайп разбит на мелкие куски, валяющиеся на грязном полу. Двое неизвестных ему людей уныло сидят по другую сторону железной решетки, лишившей свободы и изуродованного Стимсвайпа, и его самого. Время остановилось, застыло на месте, даже насекомые, что кружились над ранами одного из мужчин, и те недвижимо повисли в воздухе.

— Оливер! — произнесла Смотрящая. — О мой Оливер, что ты здесь делаешь? Это не твоя тропа, тебе незачем по ней идти. Кто теперь поведет твой народ к свободе и счастью? Ты должен остаться в живых, когда все закончится. Ты нам очень нужен. Твой путь слишком прочно слился с неудачей, а это крайне опасно.

— Мне никогда не нравилось быть той частью плана, что оставлена на самый крайний случай, — огрызнулся в ответ Оливер. — Такое впечатление, что ваш любимчик-рыцарь слишком щедро пользуется так называемой свободой воли, которую вы столь высоко цените.

— Оливер? Что с тобой? Какая муха тебя укусила? Внутри тебя что-то сидит. Не отрицай, я это чувствую. В твоей схеме возникли какие-то изъяны.

— Жизнь полна неожиданностей, не так ли, мама? — ответил Оливер. — Если тебе хочется развести зверинец, дабы загладить вину за то, что ты слишком рано нас списала со счетов, найди себе для этих целей кого-то другого. Я же умру, сражаясь здесь, прежде чем моя нога снова ступит на другую сторону проклятого занавеса. Я принадлежу расе людей, и их мир — мой родной. Мне надоело вечно от кого-то убегать и от кого-то прятаться. Я за свою короткую жизнь набегался столько, что с меня хватит!

— Значит, ты все вычислил? — вздохнула Смотрящая.

— Да, твой «уговор» с моим отцом, — ответил ей Оливер.

— Мне нужно было изучить твое существование с точки зрения твоих людей, — сказала Смотрящая. — Вот почему, если можно так выразиться, я оставила здесь свою тень — эхо той, кем я на самом деле являюсь. Смертную тень. Увы, как впоследствии оказалось, она несла в себе все порывы и страсти человеческой плоти. Как мы знаем, дела для нее кончились плохо.

— Я вижу, ты умеешь извлекать выгоду даже из собственных ошибок, мама, — произнес Оливер с горечью в голосе.

Он понимал, что должен испытывать какую-то привязанность к светоносной богине, но, как ни странно, в душе его царила опустошенность. Или же это пистолеты притупили его чувства? Нет, даже если предположить, что они его никогда бы не нашли, он все равно чувствовал бы то же самое. Ведь это все равно, как если бы вам сказали, что вашей матерью был северный ветер. Можно любить человека. Но любить тень? Ходячую схему? Разве нормальный человек когда-нибудь питал любовь к такого рода вещам?

— Оливер, — произнесла Смотрящая с мольбой в голосе. На ее бесплотном лице читалось отчаяние. — Ты обрекаешь свой род. Ты — их последняя надежда на спасение. Мне нужна твоя раса, мне нужно, чтобы она выжила, мне нужно, чтобы выжил ты!

— В таком случае, почему ты не оставила священного мальчика среди тех, кто живет в быстром времени? — спросил Оливер. — Зачем ты отправила меня в Шакалию?

— Увы, слишком поздно задавать такие вопросы, дитя мое. Теперь ты пленник в руках прислужников нашего врага. Будучи таковым, ты обречен; Вскоре падут последние барьеры, и враг будет здесь. Уайлдкайотли наверняка возжелают куда более страшных вещей. Им наверняка захочется заново запустить в действие ужасный план, чтобы изменить этот мир на свой манер и вкус. Когда это произойдет, силы, что стоят за мной, начнут стирать все, что поддерживает твое существование. А пока ты можешь отвести в безопасное место всех феев, какие только пожелают уйти вместе с тобой.

— Ты делаешь то, что тебе кажется, ты должна сделать. Знай, что когда ты попытаешься, за стенами мира, с которым ты столкнешься, будет не одна лишь тьма.

— Это не твои слова, — произнесла Смотрящая. Ее тело начало вибрировать, утрачивая четкие очертания. Раньше она исчезала тихо, совсем не так, как сейчас, без всяких судорог. Теперь же она стремительно менялась, световые сферы тревожно пульсировали. Она в умоляющем жесте потянулась к своим огням. — Останови их, у меня еще есть время. Я должна…

Ее очертания увеличились в размерах. Они менялись буквально на глазах — куколка превращалась в бабочку. Даже ее огни стали иными, вместо ярких сфер они казались зловещими скоплениями острых игл, которые в безумном ритме вращались вокруг своей новой повелительницы. Эта другая чем-то напоминала ожившую тень медведя. Никаких черт, лишь темная двуногая масса. Один-единственный глаз повернулся в сторону Оливера, чтобы запечатлеть в памяти тюремную камеру. Его ощущения плыли через Оливера, растекаясь за доли секунды на тысячи миль.

— Ты и есть он самый? — спросила Медвежья Тень. — У нее была тысяча лет, и ты лучшее, что она создала. Удивительно, что меня не позвали раньше.

В голове Оливера эхом звучали слова Смотрящей, сказанные ею посреди холодной пустоши.

— Меня уберут. Вне всякого сомнения уберут. Больше никаких ограничений. Зато тебе дадут опасное поручение, так сказать, с коротким предохранителем.

— О каком предохранителе ты говоришь? — спросил Оливер.

Медвежья Тень обвела взглядом камеру, однако взгляд ее простирался на тысячи миль.

— Боже, все вверх тормашками. Я гляжу, ты не слишком усердствовал, выполняя данное тебе поручение.

Оливер рассмеялся. Было странно слышать, как твой собственный смех эхом отдается посреди застывшего времени.

— Во имя Великого Круга, скажи мне, что ты знаешь о реальной жизни?

— А вот это уже нечто новенькое, — отозвалась Медвежья Тень. — Не удивительно, что ты напутал ее так сильно, что она призвала на помощь меня. Вот только вряд ли тебе можно чем-то помочь. Откровенно говоря, будь я на ее месте, я бы бросилась со всех ног, словно крыса, в туннель, который она проложила в последний раз, когда там были беспорядки.

Медвежья Тень сердито ткнула в Оливера пальцем.

— Именно для этого я и создана. После того, как вы, мясные мешки, покончите у себя с королевской властью, я могу даже слегка повременить с разрушением вашей лавочки, и вместо этого немного займусь врагом. Черт возьми, я уже забыла, когда развлекалась в последний раз.

Оливер почти вплотную придвинул лицо к силуэту Медвежьей Тени.

— Я бы не стал тянуть и начал их жечь прямо сейчас, мой предохранитель. Могу легко представить себе, сколько тебя ждет всяких дел.

Медвежья Тень отрицательно покачала головой.

89

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru